0
689
Газета Политика Печатная версия

07.04.2019 21:19:00

Институт помилования больше не работает

Правозащитники скучают по "эре милосердия" 90-х годов

Тэги: институт помилования, правозащитники, юристы, преступность, политика


Фото pixabay.com

Правозащитники и юристы раскритиковали институт помилования, заявив, что в настоящее время он в нерабочем состоянии. Что подтверждается цифрами: если за 1999 год было помиловано более 7 тыс. осужденных, то, допустим, в 2014 году эта цифра упала до двух человек. Причем даже единичные случаи эксперты связывают в основном с политическими мотивами. В результате, по их словам, сидельцы и сами перестали просить о помиловании. Между тем в президентском Совете по правам человека (СПЧ), указав на неэффективность новых региональных комиссий, предлагают вернуть единую при президенте.

Эксперты «Команды 29» и общественной организации «Проект» заявили о полномасштабной деградации института помилования, который, по их словам, теперь применяется лишь в исключительных случаях и чаще всего по политическим мотивам. Аналитики указали, что если в 90-х власть проявляла милосердие к тысячам осужденных, то за последние семь лет президент помиловал всего 30 человек, а это «где-то 1% от общего числа помилованных с 1992 по 2001 год». А последнее «относительно массовое» помилование было еще при президенте Дмитрии Медведеве в 2011-м, тогда он подписал указы в отношении 109 сидельцев.

Эта тенденция объясняется, с одной стороны, снижением преступности в стране, правда, тут же делается оговорка: «Если число приговоров сократилось менее чем в два раза, то число помилований – в десятки тысяч раз». Вторая причина – неэффективность работы региональных комиссий, появившихся на замену единой комиссии при президенте в 2001 году. Дескать, вместо гражданских активистов туда набрали отставных силовиков, а сама процедура прошения о помиловании стала настолько забюрократизирована и затянута, что некоторые люди в ожидании ответа успевали выйти по условно-досрочному либо умирали. «Вместо 13–17 человек, рассматривавших ходатайства со всей страны, президент создал комиссию в каждом субъекте Федерации. В результате число ответственных за принятие решений о помиловании выросло более чем в 70 раз – и почти во столько же раз снизилось число помилованных», – пишут авторы.

По их словам, в результате и сами осужденные перестали ходатайствовать о помиловании. В 1999 году количество прошений достигло 61 тыс. В последние годы ходатайства удовлетворяются лишь в 0,35% случаях, «люди реально оценивают свои шансы», и поэтому в 2011-м региональные комиссии по помилованиям получили 8,2 тыс. прошений, а в прошлом году только 3,1 тыс.

Также аналитики провели параллель, указав, что типичный кандидат для помилования при Медведеве был мужчиной средних лет, приговоренным к исправительным работам или сроку за нетяжкие статьи вроде кражи или нарушений ПДД с последствиями. Нынешняя власть, пишут они, относится милосердней к пожилым людям, но при этом осужденным за более весомые преступления: «Трое помилованных Путиным были осуждены за убийство, еще восемь человек  – за умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, причем в шести случаях повлекшее смерть».

Что касается остальных, говорится в докладе, с 2012 года треть осужденных освобождены исключительно по политическим причинам – по дипломатическим причинам, жертвы совсем очевидных ошибок судебной системы. Или, как в случае с бизнесменом Михаилом Ходорковским и украинским народным депутатом Надеждой Савченко, чье помилование «было выгодно властям для улучшения имиджа». Причем такие случаи подчиняются особым правилам, указано в докладе: «Прошение Ходорковского не рассматривали ни администрация колонии, ни комиссия по помилованиям, ни глава субъекта  – его адвокат забрал прошение в колонии и передал сразу в администрацию президента. Савченко и вовсе помиловали без личного ходатайства». При этом напоминается, что режиссеру Олегу Сенцову отказали в помиловании именно на основании того, что ходатайство подавали родственники, а не он лично.

Между тем в декабре прошлого года реформа института помилования обсуждалась на встрече президента с СПЧ. А в феврале 2019 года Владимир Путин поручил администрации президента, Минюсту, омбудсмену и властям регионов придумать, как усовершенствовать процедуру формирования региональных комиссий. «Путин далеко не в первый раз обещает что-то сделать с комиссиями, но еще ни разу разговоры о реформе не приводили к росту числа помилований – скорее наоборот», – указывают аналитики.

По мнению же членов СПЧ, необходимо воссоздать комиссию при президенте РФ по вопросам помилования, сформировав ее из наиболее авторитетных представителей гражданского общества. В беседе с «НГ» член Совета Илья Шаблинский рассказал, что именно об этом на всех последних встречах с Путиным просила правозащитница Людмила Алексеева, «это была ее последняя воля». Сам же Шаблинский напомнил, что после реформы одна инстанция, которая принимала решение, превратилась в пять, если считать самого президента. А региональные комиссии и главы субъектов стали дополнительным фильтром на пути к помилованию: «Власти объясняли их появление тем, что якобы на местах видней, но в итоге помилование практически прекратилось. Сейчас в комиссиях сидят экс-сотрудники ФСИН и МВД, от которых нет толка, поскольку им не особо свойственно милосердие. А люди со стороны общества смотрели бы по-другому. Речь идет не о том, чтобы начать снова миловать грабителей и убийц, но это должна быть взвешенная акция».  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также