0
4002
Газета Экономика Печатная версия

05.11.2019 20:01:00

Судебная ошибка или искусно созданный прецедент?

Пока ведется следствие по делу о грязной нефти, "Транснефть" вводит табу на критику в свой адрес

Тэги: грязная нефть, следствие, транснефть


Нефть монополии действительно оказалась «опасной» для ее партнеров. Фото Zerkalo/PhotoXPress.ru

Арбитражный процесс «Транснефть» vs «Независимая газета» вполне предсказуемо завершился победой крупной корпорации. Оказывается, ее репутация пострадала не в результате катастрофической ситуации с трубопроводом «Дружба», который бесперебойно работал 55 лет, даже во время Пражской весны 1968 года и распада СССР в 1991 году и вдруг был фактически заблокирован на несколько месяцев. Причиной серьезных имиджевых потерь для «Транснефти» якобы стала небольшая статья автора «НГ», который просто попытался разобраться в причинах и следствиях эпопеи с грязной нефтью и предположил вслед за президентом компании, что оставшиеся колоссальные объемы загрязненного сырья будут «компаундироваться» – то есть смешиваться с чистой нефтью и, вероятно, служить источником прибыли для нефтетранспортной монополии.

Замалчивание проблемы

«Компаундирование является источником неподконтрольной прибыли «Транснефти», – писал Олег Бондаренко в статье, об опровержении которой подала иск «Транснефть» (см.«НГ» от 20.06.19). – Реальная практика состоит в том, что стандартная российская нефть, добываемая компаниями-отправителями, изымается из трубы и перекидывается на бесконечное множество – десятки и сотни – мини-заводов, которые прилепились к «Транснефти». Там из нее извлекаются легкие фракции, а назад в трубу сливаются отходы низкотехнологичной перегонки, непереработанные остатки химического производства и посторонние смеси, разбавленные растворителями. Отсюда – обнаруженный в Польше и Белоруссии хлороформ и прочие ингредиенты нефтехимии, которых ни при каких обстоятельствах не может быть в добычной нефти. Вот что такое компаундирование в терминологии «Транснефти». 

Это слово объясняет, что происходит и будет происходить с грязной нефтью. Сама ситуация с «Дружбой» – прямой результат компаундирования. При этом публично объявляется, что единственным средством устранения результатов компаундирования является, представьте себе, компаундирование. Мастерство «Транснефти» в том, что, попав в скандальную ситуацию, она технично и последовательно превращает ее в источник извлечения дополнительной выгоды для себя».

Апрельская катастрофа на трубопроводе «Дружба» подорвала доверие иностранных покупателей к российской нефти. Значительный ущерб репутации России как надежного поставщика энергоресурсов был отмечен президентом РФ Владимиром Путиным.

Самое печальное, что, как писал «Коммерсантъ» (19.04.19), в момент катастрофы в «Транснефти» ограничились лишь кратким подтверждением наличия проблем без указания возможного масштаба кризиса и возможных последствий для европейских потребителей российской нефти и российских компаний, сдающих добытую нефть на транспортировку по системе магистральных нефтепроводов. Создалось такое впечатление, что представители компании стремились всеми силами не привлекать внимания к сложившейся ситуации, замалчивая реальные масштабы катастрофы.

Увы, в тот период со стороны представителей «Транснефти» не поступило внятных объяснений, каким образом значительный объем нефти оказался загрязнен хлорорганическим соединением и этот факт не был своевременно выявлен специалистами нефтетранспортной монополии. Такая позиция топ-менеджмента монополии была воспринята экспертным сообществом как попытка скрыть факты от общественности. Представители СМИ пытались восполнить недостаток информации, опрашивая экспертов. Соответственно на страницах СМИ в отсутствие официальной информации от представителей нефтетранспортной монополии публиковались разного рода предположения и догадки, на основе которых журналисты и общественность самостоятельно делали выводы о причинах кризиса. Более того, полное восстановление работы всех трех нитей нефтепровода все время откладывалось, хотя вначале трубопроводная монополия обещала решить вопрос за неделю. Но неделю спустя после первых сообщений о кризисе в прессе появилась информация о том, что дихлорэтаном загрязнены огромные объемы нефти как в северной, так и в южной ветках «Дружбы».

Стрелочники из «Нефтеперевалки»

После заявлений о возможных причинах загрязнения нефти и проведения следственных действий в отношении сотрудников «Транснефти» и небольшой нефтедобывающей компании ряд экспертов высказали сомнения в обоснованности официальной версии, озвученной нефтетранспортной монополией. Гендиректор Фонда национальной энергетической безопасности Константин Симонов, например, в одном из интервью сразу же высказал мнение, что «Транснефть» просто нашла стрелочника, тогда как она сама должна отвечать за качество передаваемого сырья как оператор системы.

Неудивительно, что официальная версия нефтетранспортной монополии о причинах загрязнения «Дружбы», да еще и высказанная с явным опозданием, не убедила ряд экспертов.

Стрелочником, как известно, стала маленькая компания «Нефтеперевалка», которую и обвинили в загрязнении нефти. Как утверждает управляющий партнер адвокатского бюро ЕМПП Сергей Егоров, защитник бывшего владельца этого терминала Романа Трушева, так как у «Нефтеперевалки» не было своей лаборатории, она заключила договор на лабораторный контроль с компанией «Транснефть-Дружба». Подписан он был 17 августа прошлого года, а стоимость услуг по нему составляла 920 тыс. руб. в месяц. Заметим, что в разговоре с президентом РФ глава «Транснефти» Николай Токарев уверял, что его компания никак не контролирует качество нефти на узлах – пунктах приема нефти и это нефтяные компании обязаны осуществлять подготовку товарной нефти и сдачу ее в систему магистральных нефтепроводов.

Арифметические расчеты экспертов и журналистов экономических СМИ показывают, что загрязнить заявленный объем нефти только через узел слива, принадлежащий «Нефтеперевалке», физически невозможно.

Для накопления в резервуарах «Лопатино» и прокачки 5 млн т нефти при ежедневной поставке «Нефтеперевалкой» через этот узел 2800 т/сутки понадобилось бы 1785 суток, или пять лет. Кстати, с «Нефтеперевалкой» оказался связан еще один загадочный факт. У компании сменился собственник, и произошло это прямо в СИЗО, где находится один из ее владельцев Светлана Балабай. Именно она поставила, по данным РБК, подпись под документом о переходе прав собственности на нового владельца – Сергея Сапунова – с разрешения следователя. Компанию купили по цене уставного капитала ООО в 10 тыс. руб. А взамен с собственников сняли все залоговые обязательства перед банком.

Источник издания считает, что новый собственник вряд ли мог купить актив, не договорившись с «Транснефтью» об условиях работы компании. По его мнению, покупатель может быть связан с монополией. И, по сути, это означает, что заметаются следы. Ведь «Нефтеперевалка» была главным вещдоком в деле о грязной нефти, а с приходом новых владельцев этот вещдок фактически можно считать потерянным для следствия.

Компаундируем и будем компаундировать

По мнению ряда экспертов, обстоятельства произошедшего указывают на то, что о содержании хлорорганики в сырье «Транснефть» знала задолго до заявления белорусской стороны. Еще 2 апреля по этой же причине была остановлена нефть, идущая по низкосернистому трубопроводу на Волгоградский НПЗ.

Публикация Бондаренко касалась причин и последствий апрельского инцидента, представляла собой обзор прессы (в том числе статьи Deutsche Welle) и была направлена на привлечение внимания к общественно важному вопросу.

Однако «Транснефть» настаивала в суде, что публикация является недостоверной и существенно подрывает деловую репутацию компании. Хотя совершенно очевидно, и это признают эксперты Российской ассоциации по связям с общественностью, что удар по репутации «Транснефти» если и был нанесен, то отнюдь не публикацией Бондаренко, а самим инцидентом. Начиная с апреля, когда появилась первая информация о «загрязнении» трубы, в СМИ вышло более 7 тыс. публикаций, представляющих деятельность «Транснефти» в негативном ключе. Учитывая объем негатива, появившегося в СМИ задолго до публикации статьи Бондаренко, в принципе неприемлемым является оценка репутационного вреда, нанесенного именно ей.

СМИ не раз отмечали, что все мелкие компании, связанные с системой магистральных трубопроводов, могут функционировать только во взаимодействии с «Транснефтью». Иначе просто быть не может. А практика вливаний в трубу разбавленной нефти может объясняться необходимостью скрыть хищения. Подобную версию высказал не только Олег Бондаренко, но и целый ряд экспертов. «Версия небезосновательная, – писали в свое время «Аргументы недели» (31.05.19). – Так, правоохранительные органы в процессе расследования наткнулись на целый конгломерат теневых структур, занимавшихся хищением нефти и тесно связанных как с «Транснефтью», так и с местными самарскими ОПГ, которые активно вовлечены в оборот нефти».

Кстати, в иске к «НГ» «Транснефть» предъявляет претензии к словосочетанию «источник неподконтрольной прибыли». Формулировка действительно не совсем точная. К примеру, в материале, опубликованном в «Самарском обозрении» (см. номер от 19.08.19) и основанном на ставших публичными данных следствия, рассказывается о том, что компаундирование на самом деле является отдельным видом бизнеса: за временное отключение приборов учета сотрудники «Транснефти» просили от 100 до 200 тыс. руб. и регулярно пропускали в «Дружбу» нефть, разбавленную водой. (Согласно тексту документа, подозреваемый Роман Гладков, например, показал на следствии, что с января 2017 по апрель 2019 года ежемесячно получал от руководства ООО «Союз-Нефть» деньги за организацию приема на «Лопатино» смеси нефти и продуктов нефтепереработки с «Нефтеперевалки» для дальнейшей закачки в «Дружбу».) Таким образом, загрязнение трубопровода этой весной – далеко не единичный случай. Такое впечатление, что для нефтетранспортной монополии компаундирование – это привычная, вошедшая в систему практика. Не стоит забывать также, что в деле о загрязнении нефти в экспортном трубопроводе «Дружба» фигурантами выступают четыре сотрудника 100-процентной «дочки» «Транснефти».

То, что «Транснефть» может быть ответственной за загрязнение нефти в магистральном нефтепроводе, стало ясно после встречи главы компании Николая Токарева с Владимиром Путиным. Президент указал на недостатки в работе компании по проверке качества поступающей в трубопроводную систему нефти и отметил, что страна из-за произошедшего получила серьезный экономический и имиджевый ущерб.

Призрак грязной нефти бродит по Европе

В Германии и Польше по-прежнему находятся огромные объемы зараженной нефти, и никто так и не дал внятного ответа, откуда она появилась в системе магистральных трубопроводов, ведется следствие.

Кроме того, последние действия представителей «Транснефти» могут свидетельствовать о намерении монополии получить прибыль из сложившейся ситуации. В середине лета – и об этом писали СМИ – на польском участке «Дружбы» вновь была зафиксирована зараженная нефть, в результате чего польский оператор трубопровода – концерн PERN – перекрыл передачу сырья. «Кому-то не терпится, судя по всему, начать бизнес, суть которого в том, чтобы получить с дисконтом от компаний необходимые объемы грязного сырья, а затем за счет стандартной российской нефти улучшить ее качество», – писал в своем материале Бондаренко.

«Транснефть» указывает в иске, что компаундирование – это процесс смешения нефти различного качества, и делает утверждение, что компаундирование направлено на повышение качества нефти. Между тем президент «Транснефти» Николай Токарев на встрече с Путиным сообщил, что «Транснефть» планирует компаундировать грязную нефть с кондиционной. «Таким образом, Бондаренко использует термин в том же значении, что он был употреблен президентом компании-истца, и хотя бы поэтому не может быть признан порочащим и недостоверным», – отмечают представители ответчиков.

В начале августа «Транснефть» публично уведомила на совещаниях в Минэнерго России, что намерена поставлять на НПЗ Центрального региона и в порт Приморск нефть с содержанием до 6 ppm. Это означает, что экспортные поставки через морской терминал Приморск будут содержать запретительные характеристики для европейских НПЗ, что приведет к очередному удару по репутации России как надежного поставщика. Таким образом, мы имеем признание того, что будет продолжено смешивание загрязненной нефти с качественным сырьем, сдаваемым в систему грузоотправителями (так называемое компаундирование).

Тем временем глава «Транснефти» обратился к правительству с предложением передать нефтетранспортной монополии все приемо-сдаточные пункты нефти для осуществления контроля за ее качеством. Хотя известно, что на всех без исключения пунктах приема присутствуют представители нефтетранспортной монополии, которые обязаны подписать акт приема-сдачи. По сути, «Транснефть» стремится полностью монополизировать функцию контроля качества, окончательно вычеркнув из этого процесса не только нефтяные компании, но и независимых оценщиков, – так оценили СМИ предложения нефтетранспортной компании.

«Мы нефть отдаем в систему «Транснефти» одного качества, покупателю она приходит другого, – отмечал один из собеседников «Ведомостей». – Это в порядке вещей, но иногда качество нефти падает сильнее, чем оговорено в договоре. Естественно, потребитель выставляет нам претензии, которые переложить на оператора не всегда возможно». В настоящее время судьба суррогатного сырья остается без решения, претензии пострадавших грузоотправителей и их контрагентов не урегулированы, проблема гарантии качества сырья при транспортировке не решена.

«Речь идет о двух моментах: как избавиться от нефти, которая сейчас находится в хранилищах, и кто за это заплатит?» – пишет ведущее немецкое бизнес-издание Frankfurter Allgemeine Zeitung (30.10.19). По оценкам газеты, в Германии сейчас хранится более 200 тыс. т грязной нефти. Переработка этой нефти будет возможна, по мнению экспертов, только после очень сильного разбавления. «Транспортировка загрязненной нефти обратно в Россию, вероятно, обойдется дорого, – пишет FAZ, – возможно, придется использовать железнодорожный транспорт, и возникнет вопрос о трубопроводе из Шведта в Росток, с которого нефть может быть загружена на танкеры – за которые операторы немецких НПЗ не хотят платить. Есть только одно приемлемое решение – это экспорт нефти и ее замена на незагрязненную нефть за счет «Транснефти».

По мнению журналистов издания, «стоит вопрос о компенсации расходов и упущенной прибыли, образовавшихся в результате двухмесячного перерыва в поставках. По имеющимся данным, они могут составить, если производить расчет на основе рыночных цен, 60 евро за баррель нефти (159 л). Это трехзначные миллионные суммы. Однако «Транснефть» предложила всего 15 евро за баррель».

«Хотелось бы знать хотя бы предварительные причины происшествия, – заявил «Известиям» (см. номер от 19.06.19) президент Национального исследовательского института мировой экономики и международных отношений имени Примакова РАН Александр Дынкин. – Давно уже можно было определить, откуда появилась в «Дружбе» грязная нефть, причем услышать официальную информацию, а не довольствоваться эпизодическими утечками в прессе». По мнению эксперта, не менее важно понять, какие меры приняты для того, чтобы не допустить в дальнейшем повторения такой ситуации».

Судебный произвол

1 ноября на заседание явились все стороны. Со слов представителей «НГ» и Бондаренко, ответчики получили большую часть документов от истца уже накануне этого заседания и ознакомиться с ними не было никакой возможности. Казалось бы, в такой ситуации слушание необходимо отложить, однако суд посчитал возможным рассмотрение дела, не предоставив ответчикам даже перерыва для ознакомления с материалами.

«Многие в зале недоумевали: «К чему такая спешка и чем она обусловлена?» – рассказывают эксперты РАПСИ. Решение судьи вызвало вопросы и у ответчиков, которые посчитали нарушенными свои конституционные гарантии о праве на получение материалов заблаговременно для обеспечения полноценной судебной защиты. Происходившее на заседании подтвердило зародившиеся в начале опасения: решение по сложному резонансному делу было принято в одном заседании, продлившемся всего несколько часов, в ходе которого ходатайства ответчиков были последовательно отклонены, а за весь процесс суд задал сторонам лишь несколько формальных вопросов, без предупреждения перейдя в прения.

История процесса только подтверждает такую необъяснимую спешку. Предварительное слушание по делу было назначено на 1 октября 2019 года, как видно из карточки дела, доступной в интернете. Однако истец обратился к председателю суда с просьбой об ускорении рассмотрения дела. В этой просьбе было отказано, но дата и время заседания изменились: появилось указание председателя, что правильно читать его определение с датой слушания 3 сентября 2019 года.

Поведение «Транснефти» в суде, по мнению опрошенных РАПСИ экспертов, свидетелей и участников процесса, может служить свидетельством тому, что компания пытается снять с себя ответственность за апрельский инцидент на нефтепроводе «Дружба». Несмотря на заверение ее президента о том, что «Транснефть» не снимает с себя ответственности, сделанное в ходе беседы с Владимиром Путиным, процессуальное поведение истца демонстрирует обратное.

Между тем вопрос о причинах загрязнения, напомним, является предметом предварительного следствия, в рамках которого подозреваемыми являются четверо сотрудников «Транснефти». Однако создается впечатление, что «Транснефть» своим иском к газете, не дожидаясь результатов расследования, по сути, пытается добиться запрета на любое обсуждение общественностью обстоятельств и причин инцидента, что может говорить о желании корпорации использовать выводы суда в решении по иску к газете в других делах, рассматриваемых в различных видах судопроизводства.

«Транснефть» пытается предстать стороной, от которой не зависит утрата качества товара. То есть до внятного выявления причин, до завершения следствия каким-то провидческим образом определяет отсутствие уголовной и гражданской ответственности, объявляя себя пострадавшей стороной.

«Нельзя рассматривать два этих дела – следствие о причинах загрязнения трубопровода «Дружба» и иск в отношении статьи Бондаренко – в разрыве друг от друга. Непонятно, как суд в этом случае может принимать решение в пользу «Транснефти» по иску к «Независимой газете» и Бондаренко, – отмечает юрист Олеся Петроль, представляющая в суде интересы Бондаренко. – Истец заявил требование о признании порочащей одной из более чем семи тысяч статей, посвященных аварии на «Дружбе», – безобидной по сравнению с другими статьями. Центральными вопросами публикации была оценка информационной политики «Транснефти» в связи с катастрофой на «Дружбе», а также оценка причин и факторов, которые могли способствовать катастрофе, прежде всего существование многочисленных врезок в трубу и мини-заводов. Ответчик в ходе рассмотрения дела указывал, что требования, заявленные «Транснефтью», продолжают тревожную тенденцию «вчитывания» в текст публикаций СМИ смыслов и значений, которых в публикации не было, которая в последнее время проявляется в работе российских правоохранительных органов. В ходе рассмотрения дела «Транснефть» отказывалась отвечать на неудобные вопросы представителей «Независимой газеты» и Олега Бондаренко, решительно возражала против истребования материалов о причинах и последствиях инцидента на «Дружбе», что, как представляется, свидетельствует о закрытости информационной политики истца».

«Решение суда мы полагаем поспешным и незаконным, – продолжает Петроль. – В деле содержится восемь лингвистических заключений – сложных научных текстов, подготовленных кандидатами и докторами наук, общим объемом примерно 200 листов. Суд смог в одно заседание не только «изучить» эти лингвистические заключения, но и оценить содержащиеся в деле доказательства наличия и размера «репутационного вреда». Мы полагаем, что такое решение посягает на свободу СМИ и, по существу, формирует правило о запрете рассуждений на общественно важные темы: теперь, получается, любое мнение, предположение или оценочное суждение о «Транснефти» могут быть – совершенно неожиданно для журналиста – признаны порочащими сведениями. Разумеется, мы будем обжаловать решение и надеемся на своевременное исправление судебной ошибки».

«Поведение транспортников понятно, – отмечает политолог Леонид Крутаков. – Информационное давление нарастает, и нужен юридический документ для «отпущения грехов». «Транснефть» пытается предстать стороной, от которой не зависит утрата качества товара. То есть до внятного выявления причин, до завершения следствия каким-то провидческим образом определяет отсутствие уголовной и гражданской ответственности, объявляет себя пострадавшей стороной». 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также