0
1521
Газета Идеи и люди Печатная версия

09.03.2020 18:22:00

Угрожает ли Германии радикализм

Вину за преступление убийцы-одиночки возложили на "Альтернативу для Германии"

Олег Никифоров
Ответственный редактор приложения "НГ-Энергия"

Об авторе: Олег Николаевич Никифоров – обозреватель «Независимой газеты».

Тэги: фрг, ханау, убийство, правый экстремизм, политика, адг


Антифашистская манифестация в Ханау после массового убийства. Фото Reuters

В конце прошедшей недели Комитет по внутренним делам Бундестага заслушивал экспертов в связи с нашумевшим на всю Германию покушением в немецком провинциальном городке Ханау на востоке страны. Там некий 43-летний сумасшедший по имени Тобиас Ратьен совершил убийство девяти человек, среди которых курды турецкого происхождения – граждане Германии, а также болгары и афганцы: они проводили поздний вечер в нескольких городских барах, покуривая кальяны. Все действия он совершил после 22 часов, переезжая на своем автомобиле от бара к бару. Затем, вернувшись домой, покончил с собой, убив перед этим свою престарелую мать. Его отец, согласно сообщениям немецкой печати, сторонник Партии зеленых, получил тяжелое ранение.

Комитет Бундестага интересовала возможная связь Ратьена с правыми экстремистами. Как выяснилось, убийца располагал с лета 2013 года правом на ношение оружия, которое в Германии свободно продается, состоял в стрелковом клубе, где постоянно упражнялся в стрельбе по мишеням. Используя имеющееся оружие, он и совершал убийства. Немецкая газета Bild сообщает по меньшей мере о трех пистолетах, из которых он вел огонь. Это были, в частности, девятимиллиметровые Walther PPQ и SIG Sauer P226. Третий пистолет он вообще взял напрокат у одного из торговцев оружием в Ханау накануне совершения преступления. Последняя модель типа SIG Sauer находится на вооружении спецподразделения полиции по борьбе с терроризмом SEK в земле Северный Рейн – Вестфалия. Особенностью названных пистолетов является возможность непрерывного ведения огня. Перед совершением убийств он опубликовал в социальных сетях манифест на 24 страницах, где утверждал, что представители народов, которых не представляется возможным выслать за пределы Германии, должны быть уничтожены. На манифест полиция внимания не обратила.

На следующий день после массового убийства передачи основных каналов немецкого телевидения были посвящены почти исключительно этой теме. В Германии на официальных зданиях были приспущены флаги. С комментариями выступили практически все известные немецкие политики – от президента страны до лидеров ведущих политических партий. Все они возложили вину за теракт (министр внутренних дел ФРГ назвал случившееся терактом) на атмосферу неприязни к мигрантам, созданную, по их мнению, партией «Альтернатива для Германии» (АдГ). Сама федеральный канцлер Германии Ангела Меркель, указав на свои польские корни, заявила, что жертвой мог стать любой гражданин ФРГ.

Хотя убийца не состоял ни в какой политической партии, а тем более в АдГ и являлся безработным с нестабильной психикой, причину случившегося стали искать в пропаганде правых популистов. В ходе дискуссии представители политических партий вспомнили все последние действия правых экстремистов, начиная с нападения на синагогу в Галле и заканчивая убийством либерального бургомистра Касселя Вальтера Любке, известного своим снисходительным отношением к арабским мигрантам. Все эти действия были совершены экстремистски настроенными одиночками.

Не избежала упоминания и неонацистская группировка из Великобритании Combat18, деятельность которой недавно была запрещена в ФРГ. Были вскрыты случаи правоэкстремистских настроений и в Бундесвере. Как пишет газета Sueddeutsche Zeitung, речь может идти об отдельных случаях, поскольку такие проявления преследуются по закону. Так, по данным журнала Spiegel, в 2018 году речь шла о четырех солдатах, которых выявила военная контрразведка MAD. Все указанные лица были уволены из Бундесвера.

Но нельзя отрицать того факта, что, как указывает берлинская газета Tagesspiegel со ссылкой на берлинского сенатора по внутренним делам Андреаса Гейзеля, число праворадикальных насильственных действий за истекший 2019 год в Берлине возросло на 20%. В абсолютных цифрах это 1932 зарегистрированных праворадикальных акта. Несмотря на малочисленность выявленных актов правого радикализма, пресса уже начала сравнивать события в Веймарской республике, предшествовавшие приходу в Германии к власти НСДАП, с ситуацией в нынешней Германии. Судя по всему, роль НСДАП должна будет играть АдГ, в которой сейчас состоят чуть более 33 тыс. человек. Для сравнения: в год прихода НСДАП к власти в 1933 году в ее рядах насчитывалось 850 тыс. человек.

АдГ, возникшая в 2013 году как партия, критически относящаяся к участию Германии в ЕС, благодаря миграционной политике «открытых дверей», проводимой канцлером Ангелой Меркель, стала набирать вес как партия альтернативы, вошла как в федеральный, так и в ряд земельных парламентов и начала отбирать голоса избирателей у этаблированных партий, прежде всего у ХДС и ХСС. Последние и воспользовались поводом, чтобы начать травлю правых популистов, обвиняя их во всевозможных грехах. Для рядовых членов партии это означает прежде всего, что их ставят перед выбором – оставаться в партии или продолжать занимать должности в государственных службах. Как пишет немецкая экономическая газета Handelsblatt, так ставят сегодня вопрос и политики ХДС, и СДПГ, и СвДП. Всех основных и традиционных партий ФРГ. А в Германии к государственной службе относятся учителя, пожарные, почтовики. Таким образом, уже фактически вводится запрет на профессии по партийному признаку. Подобный подход даже вызвал отповедь президента Бундестага Вольфганга Шойбле, который, по свидетельству газеты, заявил, что в рядах АдГ находятся и бывшие члены ХДС. Поэтому он недоумевает, как могли люди, десятилетиями считавшиеся приверженцами демократии, вдруг превратиться в нацистов. Правда, Шойбле видит проблемы АдГ в том, что партия не предотвращает проникновение в свою среду экстремистов. К ним Шойбле причисляет главу АдГ в Тюрингии Бьерна Хёкке, который выступал на митингах враждебных исламистам организаций. Конечно, иначе как охотой на инакомыслящих все эти высказывания назвать нельзя.

Замалчивание террора

Несмотря на атмосферу неприятия и осуждения (не столько убийцы, сколько АдГ), в социальных сетях я натолкнулся на любопытное письмо одного русского немца Дмитрия Ибикуса, который в Life Journal написал следующее: «В данном же случае мы имеем дело с настоящим сумасшедшим и психопатом. Пять дней назад он обращался на YouTube к американскому народу, призывая его бороться с президентом Трампом и рассказывая небылицы про то, как в подземных застенках в Америке пытают и убивают детей, молясь при этом дьяволу, который и управляет всем этим делом (наши СМИ, не вдаваясь в детали, назвали этот бред видеопризнанием в совершении преступления, коим оно не является, поскольку Ратьен ни слова не говорит там о собственном предстоящем амоке).

Кроме того, он оставил в Сети объемистый PDF с рассказом о своей никчемной жизни, который по приказу прокуратуры хотя и удален из Сети, но при желании его все еще можно найти и прочесть. Про АдГ там не говорится ни слова, зато полным-полно бреда о том, как этот самовлюбленный и вечно оскорбленный нарцисс с детства слышал голоса, как 20 тыс. спецслужб следят за его каждым шагом, как эти спецслужбы всю жизнь мешали ему вступать в интимные отношения с девушками и женщинами (когда он с ними знакомился, то родители девушек поголовно оказывались представителями спецслужб, и так он навсегда остался навечно неудовлетворенным девственником), как спецслужбы читают мысли на расстоянии и направляют эти мысли в нужное им русло, как он разрабатывал планы побед немецкой футбольной сборной, а федерация похитила у него эти планы, и все прочее в том же духе. Перед нами классический буйно помешанный псих с манией преследования, амок которого безбожно инструментализируют и политики правящего картеля, и их ручные зомбопресса и зомбоящик».

Позиция правых популистов

Конечно, лидерам АдГ пришлось оправдываться против выдвинутых со стороны их политических противников всевозможных расцветок обвинений в подстрекательстве. На мой взгляд, заслуживает внимания выступление заместителя председателя АдГ Беатрис фон Шторх, которая задала единственный вопрос: почему Генеральная прокуратура, зная с ноября прошлого года о неадекватности убийцы и, главное, о его мании преследования, не говоря уже о его экстремизме, не отняла у него разрешение на оружие? Логично, что АдГ называет поведение Генеральной прокуратуры тотальной несостоятельностью этого учреждения и требует в связи с этим отставки генпрокурора. Более того, с учетом начавшейся кампании в немецких массмедиа АдГ потребовала установления контроля над немецкими СМИ. Как сообщает журнал Spiegel, речь идет о двух предложенных АдГ законопроектах. В первом речь идет об учреждении так называемой комиссии по расследованию при общественном радио и телевидении, в которой должны были бы присутствовать представители всех партий, которые представлены в Бундестаге. Второй законопроект предусматривает создание Фонда по тестированию массмедиа, который должен контролировать соблюдение «журналистского стандарта».

Один из баров, где были расстреляны
посетители. Фото Reuters
Автор в социальных сетях пошел, однако, дальше. Он привел примеры замалчивания немецкими СМИ похожих деяний, совершенных леворадикальными элементами или мигрантами. Он, в частности, пишет: «Когда левак Грегор С. в конце ноября прошлого года из своих левацких убеждений (он «мстил отцу убитого за Вьетнам»!) зарезал сына бывшего президента Германии Вайцзеккера, СМИ поговорили об этом коротенькими заметочками на последних страницах и на другой день забыли. Убийцу сочли умалишенным и поместили в психушку. Когда «примерный беженец» из Эритреи (которым зомбоящик перед этим очень гордился и ставил в пример другим, так как он работал) бросил под колеса поезда во Франкфурте восьмилетнего мальчика, его также признали сумасшедшим и отправили в психушку. В психушку отправили и косовара, который за пару дней до эритрейца и таким же точно способом убил девушку, бросив ее под поезд в Фёрде. Психами признают в Германии практически всех убийц из среды мусульман и беженцев, я могу привести в пример десятки случаев. То же самое, впрочем, делают и в Англии, и во Франции, и во всей прочей Западной Европе».

Здесь встает вопрос о степени толерантности немцев и немецких политиков, которые предпочитают видеть не причины, а следствия складывающейся ситуации. Наглядный пример – ситуация в Идлибе, где господствуют мусульманские террористы. Однако они предпочитают говорить о гуманитарной катастрофе гражданского населения в этой провинции, а не о зверствах террористов. Разумеется, причину этой катастрофы они видят в действиях сирийских войск и поддерживающих их российских ВКС.

Опасность праворадикального переворота

Давайте зададимся вопросом: действительно ли современной Германии угрожает судьба Веймарской республики, как это утверждают некоторые средства массовой информации и немецкие политики? В отличие от сегодняшней ФРГ для Веймарской республики были характерны массовая безработица, гиперинфляция и политическое насилие, пишет в связи с этим немецкая Frankfurter Allgemeine Zeitung. Не нужно забывать, что одной из важнейших причин этих явлений было поражение в Первой мировой войне, которое ознаменовалось не только территориальными потерями, но и непосильными репарациями, наложенными Антантой. Поэтому газета полагает, что вопрос, не грозит ли Германии возвращение к веймарским временам, вызывает у наблюдателей за границами Германии недоуменное покачивание головой. Ведь сегодня ФРГ располагает самой успешной экономикой в Европе. Для нее в отличие от ряда соседей по Евросообществу характерны солидный позитивный баланс – и торговый, и платежный, безупречно функционирующая социальная система, полная занятость и суверенная демократия. Но газета предпочитает ссылаться на зарубежные страхи, связанные с рефлексами прошлого и опасениями, что национал-социализм может вернуться через черный ход. Основанием для таких опасений был тот факт, что после ослабления оккупационного контроля в середине 1950-х годов и спустя 10 лет на политической арене Германии появилась Национал-демократическая партия (НДП), в середине 1980-х годов бывший эсэсовец Франц Шёнхубер создал праворадикальную партию «Республиканцы», которая попала в ряд ландтагов и даже в Европарламент. Вывод газеты о соседских опасениях доминирования в Европе сводится к тому, что это доминирование может закончиться возрождением гегемониальных идей.

Но можно ли в этих условиях говорить о слабости сегодняшней демократии в Германии? И газета отвечает – НЕТ. Поэтому, с моей точки зрения, появление после 2014 года таких движений, как «Пегида» («Патриотические европейцы против исламизации Запада»), и затем перенимание лозунгов «Пегиды» сторонниками «Альтернативы для Германии» отражают совершенно иные явления современного мира, чем возрождение правого радикализма немецкого образца. Здесь мы имеем место с процессами глобализации, с одной стороны, и с другой – с ростом разницы в благосостоянии между промышленноразвитыми странами мира и странами третьего мира. Хотя, конечно, привычная картина стран третьего мира сегодня тоже уже иная. Речь идет об Индии и Китае, которые вряд ли можно относить, согласно старой схеме, к странам третьего мира. Это разрыв, вызвавший мощную миграцию из развивающихся стран Африканского континента и из арабских стран. Причем последняя миграция связана с последствиями так называемой арабской весны, во многом инициированной Западом. Климатические изменения, происходящие в последнее время, которые отрицать невозможно, будут ускорять миграционные процессы.

Что делать в этих условиях Европе? Конечно, визиты канцлера Меркель в африканские страны в 2018 году с предложением экономического сотрудничества и были попыткой ограничить миграционные настроения местного населения. Но такое сотрудничество представляет собой довольно длительный процесс, особенно если принимать во внимание коррумпированность местных африканских элит. А население ждать не хочет. Еще более сложная ситуация в арабских странах, где переплетаются интересы и США, и европейских стран, и региональных держав. И вопрос открытия границ ЕС для беженцев был не самым лучшим выходом из складывающейся ситуации. Понятно, что это политическое и плохо продуманное до конца решение и вызвало массовое движение протеста, и не только в Германии.

Несомненно, что события в Ханау явились удобным поводом для ведущих политических партий Германии рассчитаться с АдГ. Рецепты от контроля АдГ со стороны контрразведки (как это требовали социал-демократы) до создания круглого стола с участием всех партий (за исключением АдГ), как этого потребовал лидер свободных демократов Кристиан Линдне, для выработки совместных акций, направленных против АдГ, множатся изо дня в день.

Но, по сути, именно попытка внедрения антидемократических и противоречащих Конституции страны мер, направленных против политических противников, как раз и ослабляет Конституцию страны. Именно стремление внедрить подобные меры и агрессивное подогревание антипопулистских настроений в средствах массовой информации как раз и ослабляют демократию в стране.

Возвращаясь к событиям в Ханау. МВД пока не планирует ограничение продажи населению оружия, в том числе и крупнокалиберного. Единственное, о чем размышляют чиновники МВД, так это о введении психологических тестов для лиц, приобретающих оружие.

Эксперты не выявили связи убийцы и каких-либо правоэкстремистских организаций. Хотя, если верить последнему сообщению Комитета Бундестага по внутренним делам, немецкая контрразведка заинтересовалась визитом Ратьена в 2018 году в США, а именно – в штат Вайоминг. Теперь по запросу Германии ФБР проверяет, были ли у него контакты с американскими расистами в этом штате. По сути, это единственная надежда как-то связать немецкого человеконенавистника с каким-то организациями, правда, не немецкими. Поэтому все нападки на правых популистов формально не имеют под собой почвы. Более того, развернутая против них пропагандистская кампания после убийства в Ханау уже привела к некоторой потере ими голосов на недавних выборах в Гамбурге. Однако надо иметь в виду, что последние события с попыткой прорыва мигрантами греческой границы, после того как турки прекратили действие соглашения с ЕС по предотвращению миграции через Турцию от 2016 года и открыли свою границу, чреваты повторением событий 2015 года. Эти события связаны со сложными военно-политическими процессами на Ближнем Востоке, которые обусловлены, с одной стороны, стремлением сирийского президента Асада добиться окончательного освобождении своих территорий, находящихся по контролем местных джихадистов и иностранных государств, прежде всего Турции и США. С другой стороны, проповедуемый турецким президентом Эрдоганом агрессивный пантюркизм, препятствует поиску мирных решений сирийской проблемы. Не говоря уже о наличии в этом регионе интересов США, Израиля, Ирана и России. Подобная нестабильность, очевидно, будет иметь долгосрочный характер и влиять на усиление миграционных потоков в Европу.

А это объективно будет усиливать позиции правопопулистской АдГ в Германии, хотят этого основные политические партии, представленные в Бундестаге, или нет. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также