0
4
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

14.07.2019 20:47:00

Еще раз об экономическом росте

Можно ли выполнить нацпроекты, ликвидировать бедность и повысить расходы на оборону, не залезая в карман налогоплательщиков

Юрий Пискулов

Об авторе: Юрий Васильевич Пискулов – доктор экономических наук, профессор Всероссийской академии внешней торговли.

Тэги: экономика, нацпроекты, бедность, расходы, оборона, инфляция, цб


Ускорение экономического роста не только главная проблема экономики России, но и главная тема сегодняшней дискуссии отвечающих за ее решение чиновников, экспертов и СМИ. Интересны и метаморфозы взглядов «ответственных». Недавние откровения главы ЦБ Эльвиры Набиуллиной об отсутствии рыночного роста как главном риске российской экономики шокировало экспертное сообщество. Бизнес-омбудсмен Борис Титов подчеркивает, что сегодняшняя стагнация – «заслуга» в том числе и регулятора: не бывает роста при высокой ставке; не бывает его и при критическом (низком), по международным оценкам, уровне денежной массы в экономике, для которой она «кровь»; не бывает роста без доступного долгосрочного кредита. А теперь, по словам Титова, глава ЦБ торопится перекраситься в радетеля экономического роста: если пытаться сдвинуть центробанковскими инструментами потенциальные темпы роста, говорит сегодня Набиуллина, то мы в конечном счете получим либо инфляцию, либо пузыри на финансовых рынках.

Но еще совсем недавно в ЦБ были уверены, что лишь низкая инфляция позволит увеличить реальные доходы россиян и стимулировать инвестиционные процессы. Команда российских догматиков, продолжает Титов, по сути, вела ее к стагнации, используя в качестве идола для поклонения макроэкономическую стабильность. К критике присоединился министр экономического развития Максим Орешкин. Оппонируя тезису ЦБ, что расширение кредита населению – фактически единственный фактор, способный удержать экономику от глубокой рецессии, он указывает, что пузырь необеспеченных займов может привести к рецессии в России в ближайшие годы (см. «НГ» от 09.07.19).

За Набиуллину вступился ректор РЭШ Рубен Ениколопов. По его мнению, в выступлении главы ЦБ на недавнем Международном финансовом конгрессе в Петербурге она если не сформулировала стратегию, то хотя бы четко обозначила позицию по поводу причин экономических проблем в стране и возможных источников роста, ключ к которым надо искать внутри страны.

Без увеличения объема частных инвестиций добиться роста будет невозможно. Низкий уровень инвестиций Ениколопов объясняет, во-первых, недостатком желания инвестировать, а во-вторых – недостатком возможностей это сделать. В первом случае бизнес не видит достаточно привлекательных возможностей с точки зрения соотношения доходности и риска (это и позиция РСПП РФ, в том числе в отношении участия в реализации нацпроектов). Во втором – предприниматели и рады бы вложиться, но их останавливает отсутствие денежных средств. А увеличение доступности кредитов при существующем инвестклимате и состоянии финансовых рынков приведет к тому, что эти деньги будут утекать за границу или вкладываться в спекулятивные активы.

Ключевая проблема, по мнению ректора РЭШ, сегодня не в отсутствии возможностей, а в отсутствии желания инвестировать. Лечится этот недуг улучшением того самого инвестклимата, о котором говорит Набиуллина. Именно в этом – ключ к возобновлению экономического роста.

Другой ректор – глава РАНХиГС при президенте РФ Владимир Мау справедливо полагает, что для обеспечения роста экономики и благосостояния россиян еще необходимо модернизировать систему госуправления. Максимальный эффект при этом должно дать внедрение целостного кадрового цикла: от кадрового планирования до цифровизации всех процессов.

Но в чем же главный выход? Его предлагает один из крупнейших российских экономистов, академик Абел Аганбегян в своей работе «О преодолении стагнации, рецессии и достижении полноценного роста». Сравнивая Россию с другими странами, он отмечает, что наша страна остается одной из самых отсталых по финансированию здравоохранения, образования и науки.

Считая, что оптимально возможный рост ВВП России составляет 5% в год, академик предлагает ориентироваться на те развивающиеся страны, у которых доля инвестиций в ВВП составляет 30–35%, а «экономики знаний» – около 20%, что в 1,5 раза выше, чем у нас. Больше всего финансовых средств у банков, из которых на инвестиции в основные фонды ежегодно направляется лишь 1,3 трлн руб., причем больше половины дают иностранные банки (?!). Наращивать инвестиции экономист предлагает за счет «распечатывания кубышки»: например, взять взаймы из заготовленных резервов около 180 млрд долл. (по данным ЦБ, эти резервы уже превысили 500 млрд долл.). Академик сетует, что эти колоссальные средства не работают, а лежат мертвым грузом и в итоге обесцениваются.

Кроме того, мы имеем профицитный бюджет (2,5 трлн руб. в 2018 году), притом что все развитые страны живут с постоянным дефицитом, это выгодно. Более 4 трлн руб. на данный момент составляют средства Фонда национального благосостояния, пополняющегося в основном за счет доходов от экспорта нефти. По данным Минфина, к концу года фонд увеличится до 8 трлн руб. Россия выгодно отличается от других стран и по уровню внешнего госдолга. Его отношение к ВВП составляет 3% против 110% – США, почти 90% – ЕС, Япония и Китай – 250%.

Эти показатели вызывают недоуменные вопросы у экспертного сообщества, ведь чем больше экономическая система топчется на месте, тем сильнее ужимается сектор промышленного производства.

К сказанному можно добавить отчет главы Счетной палаты (СП) Алексея Кудрина в Госдуме 9 июля с.г., который выявил постоянный рост бюджетного недостроя, оцениваемого сегодня в 4 трлн руб., тогда как три года назад эта сумма была в два раза меньше; причем около 1200 объектов были начаты еще 8 лет назад. Улучшение качества проверки со стороны СП не меняет ситуации в общем, показывая тревожную тенденцию выявления одних и тех же системных проблем.

Неясны перспективы и с нацпроектами, для реализации которых необходимы колоссальные средства – около 26 трлн руб. По данным помощника президента РФ Андрея Белоусова, 6 трлн руб. составляют при этом закупки оборудования, информационно-коммуникационных технологий и услуг, желательно российского производства, для чего зарезервированы 15% преференции в цене. Однако в проектах с высокой добавленной стоимостью без импортного оборудования не обойтись.

Сложив все названные Аганбегяном и Кудриным источники средств, получим астрономическую сумму – минимум 45 трлн руб. «бюджетной кубышки» (без учета внутренних и иностранных займов и международной практики жить с дефицитным бюджетом и внешним долгом), которых хватит на реформы ускорения экономического роста, реализацию национальных проектов, ликвидацию бедности и дополнительные расходы на оборону, не залезая при этом в карман рядового налогоплательщика. Вот почему понятны эмоциональные заявления Титова, предложения которого с завидным постоянством игнорируют неолиберальные догматики, впрочем, как и предложения Аганбегяна, Ивандера и многих других ученых и экспертов. Пора наконец обратиться к наследию успешных российских и советских реформаторов: Столыпина, Орджоникидзе, Косыгина, Байбакова, Зверева, Геращенко, Примакова. Они были «эффективными менеджерами», полностью отдавая свой талант модернизации и обустройству страны без коррупции в режиме жесткой исполнительской дисциплины.

На этом фоне выглядит очень своевременным недавнее поручение президента Владимира Путина Общероссийскому народному фронту установить контроль и оказывать содействие реализации национальных проектов. Думается, что ОНФ не обойдет вниманием и главный вопрос, непосредственно связанный с их реализацией, – вопрос обеспечения ускоренного экономического роста, повышения уровня и качества жизни и, как результат, вхождение РФ в число ведущих экономик мира.         


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также