0
11
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

16.01.2020 19:33:00

Вашингтон против Тегерана: взгляд из России

Уход американцев с Ближнего Востока оставит вакуум, который надо будет заполнить кому-то из других влиятельных мировых игроков

Игорь Юргенс

Об авторе: Игорь Юрьевич Юргенс – вице-президент Российского союза промышленников и предпринимателей, председатель правления Института современного развития (ИНСОР).

Тэги: ближний восток, израиль, безопасность, сша, убийство, сулеймани, иран, санкции


Фото Ali Mohammadi/Bloomberg via Getty Images

В Тель-Авиве 29 января состоится очередная ежегодная конференция Института исследований национальной безопасности (ИИНБ, INSS), влиятельного центра, возглавляемого Амосом Ядлиным, в недалеком прошлом – руководителем израильской военной разведки. Институт современного развития (ИНСОР) является постоянным участником этих конференций, и в ходе подготовки к будущей встрече мы не можем не высказать свои соображения по поводу происходящего на Ближнем Востоке. Именно эта проблематика всегда остается ключевой в ходе дискуссий на конференциях ИИНБ.

Покушение на легендарного иранского генерала Касема Сулеймани и последовавшие за этим события определяют как политическое землетрясение силой в 10 баллов по шкале Рихтера, ожидая сильнейших повторных толчков. Во-первых, Сулеймани возглавлял самую мощную военную группировку в регионе, которая строилась и совершенствовалась с самого начала иранской революции 1979 года и насчитывает до 50 тыс. высокопрофессиональных и отлично оснащенных бойцов спецназа.

Во-вторых, личный авторитет Сулеймани был заработан не званиями, происхождением или везением, а практическими успехами и беспримерной преданностью своим убеждениям: сын бедного крестьянина прошел через войну, многократно ранен, лично скромен, заявлял о своей готовности стать мучеником ради страны и религии.

В-третьих, генерал при всем своем фанатизме имел репутацию более опытного и тонкого политика, чем окружение аятолл или военных. И «Кудс», организация с не вполне ясными структурой и потенциалом, и созданные иранцами многочисленные иностранные подразделения от «Хезболлы» до иракских «Сил народной мобилизации» без его контроля могут опасно радикализироваться.

Убийство генерала предсказуемо вызвало резкую отповедь демократов в США, негативную реакцию в большинстве европейских столиц, Пекине и Москве, негодование и ненависть в шиитском мире – и приветствовалось правыми в Израиле. Профессионалы в политических и военных ведомствах по всему миру задаются вопросом, насколько продуман такой шаг при нынешней сложной обстановке в регионе. Даже министр обороны США Марк Эспер заявил, что не имеет в своем распоряжении конкретных доказательств того, что, как следует из заявления Трампа, Иран планировал «надвигающиеся» (imminent) атаки на четыре американских посольства.

Вскоре после убийства Сулеймани специальный представитель Управления Верховного комиссара ООН по правам человека Агнес Калламар отметила, что в международном праве нет понятия «надвигающейся» атаки, которая оправдывала бы военный ответ в качестве самозащиты. С чисто юридической точки зрения США не находятся в состоянии войны с Ираном, что хоть как-то могло бы оправдывать такого рода операции. По американской Конституции войну может объявлять Конгресс. Резолюция, внесенная в Конгресс спикером Нэнси Пелоси, запрещает Трампу дальнейшие подобные действия. (Причем по куда менее глобальному случаю Скрипалей действуют жесткие и широкие санкции США, Евросоюза и ряда поддержавших их стран.)

При этом никто не способен доказать, что исторически США могут иметь какие-либо претензии к Ирану. Именно американцы и англичане в 1953 году свергли демократически избранное правительство Моссадыка, захватили иранские нефтяные месторождения и силой восстановили автократическую монархию шаха Реза Пехлеви, который, опираясь на секретную службу САВАК – «стражей революции» с обратным знаком – жестко правил страной до начала 1979 года.

После падения шахского режима и захвата иранскими студентами американского посольства Соединенные Штаты натравили на Иран Саддама Хусейна. Перечень могут продолжить сбитый американцами в 1988 году иранский аэробус А-300 с 274 пассажирами, поступательно наращиваемые с 1979 года экономические санкции, срыв международного соглашения по денуклеаризации Ирана, подписанного предыдущим президентом США.

После убийства Сулеймани обе стороны проявили сдержанность и ограничились минимальными ответными шагами, необходимыми для «спасения лица».

Каковы дальнейшие планы? Иначе зачем такое мощное обострение?

Думается, что сторонники жесткой линии, в том числе в ЦРУ, которому приписывается основная роль в разработке операции и понуждении Трампа к отдаче приказа, считают, что устранение ферзя с шахматной доски Ближнего Востока усилит замешательство в рядах иранской верхушки, чему, безусловно, поспособствовала и катастрофа украинского Boeing с многочисленными жертвами, большинство из которых были иранцами. Революция теряет привлекательность для молодых, выдыхается из-за растущей коррупции, несменяемости власти, расточительных внешнеполитических и военных эскапад и экономических санкций. Не все военные командиры Ирана готовы будут вести себя подобно Сулеймани после такого рода показательных бессудных казней.

С другой стороны, конечно, иранские патриоты сплотятся вокруг лидера, и широкие антиправительственные протесты в ряде провинций будут трансформированы в антиамериканские. Нам остается гадать, что окажется сильнее: падающая экономика и санкции с целью смены режима или широкая антиамериканская мобилизация, которую предпримут иранские власти и симпатизирующие им шииты в других странах региона с применением всех форм революционной и партизанской борьбы.

Нам, безусловно, важны позиция России и ее роль в разрешении этого противостояния на фоне более широкого спектра конфликтов, которых хватает в регионе.

Постепенное сокращение американского присутствия выглядит наиболее вероятным, особенно после заявления Трампа о том, что ближневосточные нефть и газ США больше не нужны и Вашингтон теперь ждет, что более активную позицию по Ближнему Востоку займет НАТО. На случай угрозы эскалации, особенно если будут затронуты интересы стратегического союзника США, Израиля, остающегося военного присутствия и стратегической мощи хватит, чтобы купировать острую фазу любого конфликта. Но уход американцев оставляет вакуум, который кому-то надо будет заполнять в регионе с молодым многомиллионным населением и массой неразрешенных противоречий. Очень хотелось бы, чтобы даже частично это бремя не легло на Россию, которая почти непосредственно граничит с регионом и уже присутствует там в военно-политическом отношении.

История никогда не повторяется полностью, но нужно помнить, что трагическому ослаблению СССР в свое время послужила вовлеченность Советского Союза в афганский конфликт с последующим целенаправленным обрушением нефтяных цен и нагнетанием напряженности в Восточной Европе (в первую очередь в Польше). В случае перехода американо-иранского противостояния в горячую фазу по тому или иному сценарию с почти неизбежным вовлечением Израиля в этом конфликте просто не будет места для еще одного самостоятельного игрока, отстаивающего собственные интересы и сохраняющего рабочие отношения со всеми прочими сторонами, роль которого в последние годы достаточно успешно исполняла Россия на Ближнем Востоке и в Северной Африке. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также