0
2653
Газета Вооружения Интернет-версия

29.10.2010

Для Греции у нас всё есть, но ей сегодня не всё нужно

Тэги: россия, греция, вооружения


Малый десантный корабль "Зубр" очень нравится греческим морякам.
Фото из книги "Военная техника России"

В известном греческом курортном городе Салоники 28 октября начала работу 16-я международная выставка вооружений и военной техники «Дифенсис-2010», до этого проводившаяся в Афинах и хорошо известная российским специалистам и военным экспертам под названием «Дифендори». В ходе прошлой выставки, состоявшейся в 2008 году, Россия развернула одну из самых крупных и представительных, насыщенных новейшими образцами вооружений, военной и специальной техники (ВВСТ) экспозиций. Это еще раз подтвердило приоритетность положения Афин в военно-техническом сотрудничестве Москвы с зарубежными странами.

«У России нет никаких ограничений в сотрудничестве с Грецией, кроме тех, которые мы взяли на себя в рамках международных обязательств, – констатировал после переговоров с главой греческого правительства Константиносом Караманлисом в декабре 2007 года тогда еще президент России, а ныне премьер-министр Владимир Путин. – Это касается оружия массового уничтожения, точнее нераспространения оружия массового уничтожения и нераспространения ракетных технологий. Все остальное может быть реализовано». Тем заявлением Путин предельно точно определил высокий уровень доверия, сложившийся между Россией и Грецией в сфере военно-технического сотрудничества (ВТС). Но все ли так гладко во взаимодействии Москвы и Афин в этой области?

ЕСЛИ БЕЗ ПОЛИТИКИ

Представители российского военно-политического руководства (ВПР) особо подчеркивают: в отношении российско-греческого военно-технического сотрудничества Россия не просто является надежным партнером. Ни Москва, ни Афины никогда не позволят оказывать какое бы то ни было давление на них, и «никаких политических ограничений на сотрудничество с Грецией в военно-технической сфере у России не было, нет и никогда не будет». При этом обе стороны неоднократно подчеркивали особую заинтересованность как в прямых поставках вооружений, военной и специальной техники, так и в совместной разработке и производстве ВВСТ, в том числе и на территории Греции.

«В нашем двустороннем взаимодействии никогда не нарушались и никогда не могут быть нарушены взятые на себя международные обязательства, – отмечает директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству с зарубежными странами Михаил Дмитриев. – В России строго отслеживаются все отгрузки российской продукции военного назначения (ПВН) за рубеж, и контролируется их использование в соответствии с сертификатом конечного пользователя. Этому аспекту отводится специальное внимание в ходе переговоров о поставке того или иного вида вооружения или военной техники, особенно той, которая могла бы попасть в руки международных террористов и нанести непоправимый ущерб. Это касается в первую очередь ПЗРК».

Военно-техническое сотрудничество между Россией и Грецией осуществляется с 1993 года и регламентируется соглашением между правительством Российской Федерации и правительством Греческой Республики от 31 октября 1995 года. В развитие указанного соглашения была создана Смешанная российско-греческая межправительственная комиссия по военно-техническому сотрудничеству – сегодня по аналогичной схеме в сфере ВТС работают и другие страны. Смешанная комиссия играет важную роль, именно она осуществляет координацию взаимодействия в военно-технической области, способствуя развитию и поиску наиболее эффективных направлений работы. За прошедшие со времени образования комиссии годы проделана большая кропотливая работа по определению взаимовыгодных проектов и тем сотрудничества в военно-технической области.

По мнению российских военных экспертов и представителей российского ВПР, в последние годы внешнеэкономические связи двух стран в области ВТС вышли на качественно новый уровень, в том числе и благодаря реализации ряда крупных и даже судьбоносных (учитывая тот факт, что Греция входит в военно-политический блок НАТО) контрактов. Среди наиболее значимых проектов можно указать приобретение сразу нескольких российских комплексов и систем ПВО, позволивших создать эшелонированную противовоздушную оборону для обеспечения защиты воздушного пространства континентальной и островной части Греции.

В целом в период с 1998 по 2001 год Россия поставила Греции ВВСТ на сумму в 1,1 млрд. долл., а в течение следующих четырех лет – еще на сумму около 1 млрд. долл. Кроме того, в июле 2004 года были подписаны соглашения о безвозмездных поставках Россией продукции военного назначения в рамках оффсетных обязательств к ранее заключенным контрактам по поставкам мобильных ЗРК ближнего действия «Тор-М1». В рамках данных соглашений в Грецию поставлялась ПВН на сумму 73 млн. долл. – в этом случае безвозмездно. Затем, правда, наступило определенное падение объема поставок, а потом и мировой финансово-экономический кризис «подоспел».

В разное время Минобороны Греции приобрело у России и приняло на вооружение, интегрировав их в единую национальную систему противовоздушной обороны, следующие зенитные ракетные комплексы:

– С-300ПМУ1 (в 1996 году был подписан контракт на два дивизиона – 12 пусковых установок – комплекса С-300ПМУ1 с Кипром, но ввиду жесткого противодействия со стороны Турции комплексы были переданы греческим военным и перебазированы на остров Крит, а ВС Кипра получили взамен ЗРК «Оса-АКМ» и вертолеты «Пума», а впоследствии приобрели еще и ЗРК «Тор-М1»);

– «Тор-М1» (в течение 1999–2002 годов поставлены 31 боевая машина – пусковая установка и восемь батарейных командных пунктов данного ЗРК, контрактом был предусмотрен опцион на 29 боевых машин; некоторое количество ЗРК «Тор-М1» переданы ВС Кипра в обмен на поставленные последним Россией ЗРК С-300ПМУ1);

– «Оса-АКМ» (в 1992 году 12 ЗРК «Оса-АКМ» были переданы Греции из арсенала ВС объединенной Германии, а в 1997 году Россия поставила 16 ЗРК «Оса-АКМ»).

Кроме того, Россия поставила греческим ВМС три малых десантных корабля на воздушной подушке (МДКВП) проекта 12322 «Зубр» (четвертый корабль был поставлен Украиной), которые превосходят по своим тактико-техническим элементам любые аналоги, состоящие на вооружении военно-морских сил зарубежных стран. По опыту многолетней эксплуатации, они хорошо зарекомендовали себя в условиях регионального ТВД.

Поставили также противотанковый ракетный комплекс «Корнет-Э» (около 200); ручные противотанковые гранатометы РПГ-18 (порядка 18 тыс. ед.), а также два тяжелых военно-транспортных вертолета Ми-26. На вооружении сил специального назначения и ряда подразделений ВМС Греции состоят автоматы АК-74, в войсках имеется значительное количество зенитных артустановок ЗУ-23-2, а на базах хранения находится около 400 боевых машин пехоты БМП-1. Бронетехника получена из Германии (изначально бундесвер передал 500 бронемашин), которые одно время предполагалось модернизировать, но затем этот проект был заморожен. Кроме того, в целях более тесного сотрудничества в военно-технической области и повышения качества послепродажного обслуживания российских ВВСТ была создана соответствующая организация – совместное российско-греческое предприятие «Рособоронсервис-Хеллас».

«Мы рассчитываем, что именно это предприятие будет оказывать серьезное влияние на дальнейшее развитие российско-греческих двусторонних связей в сфере ВТС, обеспечивая качественное сервисное обслуживание экспортированной военной техники и поставки необходимых запасных частей», – подчеркивал директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству России Михаил Дмитриев.

При этом особо знаковым стал контракт на поставку ВМС Греции партии малых десантных кораблей на воздушной подушке типа «Зубр». Его уникальность в том, что фактически нашим корабелам впервые удалось поставить боевые корабли в страну НАТО, да к тому же входящую в разряд морских стран, имеющих развитую национальную судостроительную промышленность и активно сотрудничающую в рамках альянса с ведущими западноевропейскими разработчиками и производителями военно-морской техники. Определенную сенсацию мог бы представлять контракт на поставку ЗРК С-300ПМУ1, но изначально его подписывал все же Кипр, тогда как Афинам пришлось просто грамотно «разруливать» ситуацию.

В греческих ВМС все МДКВП проекта 12322 сведены в отдельный дивизион в составе Командования амфибийных сил (организационно входит в такую структуру ВМС, как Командование флота), где были переклассифицированы в «быстроходные транспортные корабли» (Plio Tahias Metaforas или сокращенно PTM), а их основной задачей определены переброска легких сил десанта. Их экипажами отрабатывается на учениях взаимодействие с личным составом элитной греческой 32-й бригадой морской пехоты. Причем греческие моряки используют «Зубры» намного интенсивнее, чем наши. Поработать с уникальными кораблями стремятся также военные из других стран НАТО.

СТАВКА НА АФИНЫ

Российское военно-политическое руководство, опираясь на успех, достигнутый в связи с поставками ЗРК С-300ПМУ1 и «Тор-М1», ПТРК «Корнет-Э» и МДКВП типа «Зубр», небезосновательно рассчитывало на «продолжение банкета» и делало на Грецию ставку в продвижении ПВН на европейский рынок. Другие возможности реализации планов российского ОПК в этом регионе, исключая разве что ремонт и модернизацию поставленных ранее советских и российских ВВСТ, по большому счету, отсутствовали. А сегодня – с активным разворотом самого Минобороны РФ в сторону западноевропейских производителей оружия – о таких перспективах можно и вовсе забыть.

В первую очередь намечалось добиться подписания контрактов по ЗРК семейства «Бук», по бронетехнике, противотанковым средствам и стрелковому оружию. Определенные шансы были и на продолжение контракта по МДКВП типа «Зубр», другим образцам военно-морской техники. В частности, по более универсальным десантным катерам на воздушной подушке типа «Мурена», вертолетам и другим образцам военной техники. Активно проводился маркетинг комплексов управляемого артиллерийского вооружения КМ-1 «Краснополь», КМ-3 «Китолов-2М» и КМ-8 «Грань». Отдельные надежды возлагались «Рособоронэкспортом» на получение обещавшего хорошую прибыль контракта на модернизацию нескольких сотен боевых машин пехоты БМП-1, переданных греческой армии немецким Министерством обороны.

О надеждах на увеличение поставок российских ВВСТ греческим военным, в частности, в преддверии 15-й международной выставки «Дефендори» в 2008 году говорил директор Федеральной службы по военно-техническому сотрудничеству (ФСВТС) России Михаил Дмитриев. Тогда главным предметом переговоров двух стран был контракт на крупную партию – более 400 единиц – боевых машин пехоты БМП-3, по которому, как утверждал Дмитриев, на то время уже велась «серьезная работа, рассчитанная на ближайшие годы». Причем Москва была готова не просто поставлять боевые машины Греции, но и организовать ее лицензионное производство.

Серьезность намерений подтверждала объединенная российская экспозиция, организованная под эгидой ФГУП «Рособоронэкспорт». «На продажу» были выставлены самые современные образцы ВВСТ, включая новейшие ЗРС С-400 и ЗРК «Бук-М2Э», а также оперативно-тактический ракетный комплекс «Искандер-Э», являющийся на сегодня наиболее передовой и перспективной российской разработкой в классе ракетного оружия «поверхность-поверхность», разрешенной к экспорту в зарубежные страны.

При этом следует особо отметить, что в целях повышения эффективности двустороннего военно-технического сотрудничества руководство ФСВТС и «Рособоронэкспорта», при активной поддержке правительства, предлагало шире использовать при заключении военных контрактов оффсетные соглашения и программы. Среди прочего Москва предлагала Афинам осуществлять подготовку специалистов для различных отраслей, выполнять передачу военных и гражданских технологий, проводить совместные НИОКР в военной и гражданской сферах, а также закупать пользующиеся спросом в России различные греческие товары.

Кроме того, Москва предлагала создавать на территории Греции сервисные, сборочные и ремонтные центры по обслуживанию поставляемых вооружений, военной и специальной техники, а также техники и оборудования двойного и гражданского назначения, организовать в Греции предприятия различных форм собственности, которые будут специализироваться на модернизации поставленной ранее ПВН и на выпуске комплектующих и запасных частей. Причем представители военно-политического руководства России даже заявляли о наличии реальной возможности по размещению на греческих военных заводах встречных заказов по изготовлению деталей и узлов для российской военной техники. В качестве примера тут же приводился оффсетный контракт, связанный с поставкой греческим ВМС партии МДКВП типа «Зубр» и предусматривавший создание элементов инфраструктуры для берегового базирования и обслуживания этих кораблей.


Афины все еще обдумывают покупку ЗРК «Бук-М2».
Фото Александра Шалгина (НГ-фото)

Приверженность указанным выше направлениям развития российско-греческого военного и военно-технического сотрудничества в очередной раз была подтверждена на состоявшейся в конце марта 2010 года в Москве встрече министров обороны обеих стран – Анатолия Сердюкова и Эвангелоса Венизелоса.

«Мы обсудили широкий спектр вопросов, и наши позиции очень близки – это и европейская безопасность, и вопросы, связанные с иранской ядерной программой, и вопросы военного сотрудничества между нашими ведомствами, – сказал Анатолий Сердюков после окончания переговоров. – Естественно, мы обсудили и вопросы военно-технического сотрудничества. На мой взгляд, переговоры прошли очень хорошо, результативно и плодотворно».

Аналогичную позицию высказал и глава военного ведомства Греции, особо подчеркнувший, что установленное между двумя государствами военно-техническое сотрудничество «очень конструктивно и важно для развития не только двусторонних отношений, но и отношений между Россией и Евросоюзом».

«Мы обсудили иранскую ядерную программу, размещение ПРО США в Европе, а также рассмотрели вопросы военно-технического сотрудничества, наших оборонных программ с учетом тех проблем, которые наблюдаются в Греции в экономической сфере, – сообщил после официальной встречи журналистам Венизелос. – Мы подчеркнули, что все наши планы и программы должны получить реальное наполнение, чтобы это было не только оборонное сотрудничество, но и сотрудничество в целях развития наших стран».

РАСЧЕТЫ НЕ ОПРАВДЫВАЮТСЯ?

Но двустороннее сотрудничество складывается не так ладно, как было представлено министрами обороны. У нас есть целый ряд определенных проблем, которые требуют быстрейшего разрешения, причем имеется существенно различный подход по отдельным вопросам, где национальные интересы и пожелания военных с греческой стороны не совсем совпадают с коммерческими и маркетинговыми намерениями российских разработчиков и поставщиков ПВН. По мнению вице-премьера Сергея Иванова, проблемы связаны с оперативностью и эффективностью поставок запчастей. И он тут же заметил: «Мы учитываем интересы своих партнеров, заказчик всегда прав».

Есть, однако, проблемы, связанные не только с динамичностью поставки запчастей, а имеющие более сложный подтекст. Так, например, длительное время российские компании осуществляли активную маркетинговую кампанию по продвижению на греческий рынок ЗРК средней дальности семейства «Бук». «Правильность» закупки ВС Греции именно этой системы обосновывалась тем, что тогда национальные силы ПВО смогут гарантированно прикрывать все рубежи. На большой дальности это сделают имеющиеся у греков системы С-300, на ближней дальности – также состоящие на вооружении греческой армии ЗРК «Тор-М1» и более старые ЗРК «Оса-АКМ», а «буки», мол, смогут закрыть и среднюю зону. Там, конечно же, можно применять и ЗРК С-300ПМУ1, но это будет «более дорогостоящее решение», чем использование ЗРК средней дальности. Однако по целому ряду причин греческое ВПР так и не решилось приобрести комплексы семейства «Бук», а с учетом сегодняшнего весьма тяжелого финансово-экономического положения страны об этом можно забыть как минимум на ближайшие два-три года.

Кризис в финансовой и экономической системе Греции стал одной из причин и отмены планировавшейся закупки 415 боевых машин пехоты БМП-3, активный интерес к которым Афины проявили еще в декабре 2007 года и стоимость контракта на которые оценивалась примерно в 1 млрд. евро. При этом еще в марте 2010 года обе стороны были настроены в вопросе завершения предконтрактных переговоров весьма решительно, а российские оборонщики уже всерьез рассчитывали на данный заказ. Соответствующее соглашение обсуждалось в ходе переговоров министров обороны двух стран Анатолия Сердюкова и Эвангелоса Венизелоса в марте 2010 года. Тогда же, кстати, российская сторона дала согласие оказать Афинам содействие в проведении технических консультаций по поводу учебно-боевых стрельб с ЗРК С-300, сообщалось и о подготовке нового контракта по МДКВП типа «Зубр».

Однако летом стало известно, что Греция приостановила реализацию программы по закупке БМП-3, продекларировав в качестве главной причины тяжелую финансово-экономическую ситуацию в стране. Между тем ряд экспертов в этой связи уже успели указать «на странное совпадение» упомянутого решения греческого военно-политического руководства и заявление первого заместителя министра обороны России Владимира Поповкина, в котором он неожиданно подверг резкой критике БМП российского производства, в том числе и БМП-3.

«Нам очень надо беречь солдат, – заявил на пресс-конференции Поповкин. – На БМП сегодня все ездят наверху, потому что в этом «гробу» никто ехать не хочет. Надо делать другую машину».

Как представляется, ни один здравомыслящий руководитель правительства не одобрит запрос своих военных на закупку военной техники, о которой так говорят в самой стране-производителе. Иначе его обвинят в том, что «не бережет своих солдат». В общем-то ровно это и сделала греческая пресса.

И ВСЕ ЖЕ ЕСТЬ НАДЕЖДА

Впрочем, межгосударственные отношения, особенно в такой чувствительной сфере, как военно-техническое сотрудничество, в мировой практике практически никогда не бывают совсем уж безоблачны. Занятым в этом сложном процессе специалистам приходится постоянно следить за соблюдением национальных интересов своих стран, которые, естественно, не могут у обеих сторон постоянно совпадать. Да и вообще в двусторонних отношениях много чего бывает. Например, из курса школьной истории мы знаем, что войска под командой адмирала Федора Ушакова блистательно захватили считавшуюся неприступной до того крепость на острове Корфу, именуемом в Греции Керкира, и всеми силами содействовали греческому национально-освободительному движению. Сам Александр Суворов писал в письме – «зачем я не был при Корфу хотя бы мичманом». Однако в греческой истории этот эпизод рассматривается несколько по-иному. Как? Да так, как описано в изданном Комиссией по популяризации туристических возможностей острова Керкира русскоязычном буклете: «Здесь побывала целая череда завоевателей: норманны, Анжуйская династия, венецианцы, французы, русские, англичане┘». Ни больше ни меньше┘

С другой стороны, именно Россия была одной из трех великих держав, которые решительно содействовали созданию свободного греческого государства, она же неоднократно помогала греческому народу приобрести эту самую свободу и самостоятельность. Поэтому светлых моментов в отношениях наших двух стран все же больше, чем «темных и серых». Что, конечно, позволяет надеяться на дальнейшее укрепление ВТС после того, как Греция выйдет из финансово-экономического кризиса, а российские чиновники перестанут «совать палки в колеса» собственному оборонно-промышленному комплексу.

«Военно-техническое сотрудничество России и Греции имеет длительную историю и уходит корнями в далекое прошлое, – подчеркивает директор ФСВТС России Михаил Дмитриев. – Сегодня, говоря о военно-техническом сотрудничестве, мы имеем в виду последние 13 лет нашего взаимодействия. Мы благодарны Греции, которая в 1990-е годы заключила с Россией первые очень серьезные контракты». В этом нет преувеличения – соглашение с Грецией от 1995 года наряду с аналогичным соглашением, подписанным с Францией, стали первыми документами о партнерстве России со странами – членами НАТО в такой деликатной области, как военно-техническое сотрудничество и прямая поставка оружия страной, еще недавно рассматривавшейся Североатлантическим альянсом в качестве главного врага.

Сегодня же, речь может идти уже не просто о простых сделках по поставке ВВСТ, а о сотрудничестве с участием греческого военно-промышленного комплекса и других отраслей промышленности страны, что обеспечит появление «греческой добавленной стоимости» и создание новых рабочих мест, так необходимых Греции в ближнесрочной перспективе.

«Мы горды тем, что российская сторона содействовала укреплению защиты воздушных рубежей нашего греческого партнера, – подчеркивал в своем выступлении на заседании межправительственной комиссии Михаил Дмитриев... Военно-техническое сотрудничество не просто деликатная сфера, а именно та область, которая способствует обеспечению и укреплению важнейшей стороны жизнедеятельности каждого государства – национальной безопасности».

Следует также отметить, что представители ВПР обеих стран неоднократно подчеркивали: двустороннее военно-техническое сотрудничество между Грецией и Россией не только не наносит ущерба позиции Греции, как стране – участнице НАТО, но даже, наоборот, способствует укреплению взаимопонимания между Россией и руководством Североатлантического альянса.

«Мы имеем с Грецией все необходимые договоренности, которые позволяют развивать ВТС с этой страной – членом НАТО, – подчеркивал, в свою очередь, посол России в Греции Андрей Вдовин. – Это для нас очень важное направление, которое показывает пример того, как можно в нынешнюю эпоху сотрудничать, а не вести борьбу друг против друга».


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также