0
3289
Газета Вооружения Интернет-версия

19.11.2010

"Аврору" уводят в музей

Владимир Щербаков
Ответственный редактор «Независимого военного обозрения»

Об авторе: Bладимир Щербаков - журналист, нахимовец в 1989-1991 годы.

Тэги: вмф, крейсер, аврора, музей


Легендарный корабль скоро спустит легендарный флаг и уйдет в музейную "отставку".
Фото Reuters

Самый известный корабль отечественного Военно-морского флота – легендарный крейсер «Аврора» – в самое ближайшее время может сменить «собственника». Утверждается, что уже принято решение вывести корабль из боевого состава ВМФ и передать его на баланс Военно-морского музея, после чего военный экипаж на борту крейсера сменят гражданские сотрудники. Однако в погоне за экономией Минобороны и командование ВМФ, как представляется, заложат очередную мину под пока еще прочный фундамент российских военно-морских традиций и нанесут удар по системе начального военно-морского образования и по всей системе военно-морских традиций страны.

ЦЕЛИ – НЕ ЯСНЫ

Впрочем, до сих пор открыто и внятно не были официально обнародованы ни цели и причины такого решения, ни даже официально – со стороны Минобороны или командования ВМФ – не подтвержден факт наличия приказа о выводе «Авроры» из боевого состава флота. По заведенной сегодня в российском истэблишменте «традиции», все решается кулуарно и келейно, в тиши чиновничьих кабинетов, и без какой-либо оглядки на мнение общества. Хотя уж такой приказ точно не подпадает под понятия секретности и национальной безопасности, на что обычно любят ссылаться в таких случаях.

Анонимные источники в Минобороны, общественные деятели, эксперты и просто неравнодушные к данному вопросу люди высказывали немало возможных причин намерения военного командования избавиться от крейсера. Среди них фигурируют экономические («Аврора», дескать, не вносит вклад в боеготовность флота, а потому пусть ею занимаются музейщики), политические («Аврора» ассоциируется у многих с Октябрьской революцией и «красными», которые сегодня не в фаворе) резоны. И даже такие экзотические предположения, как, например, некая «месть» руководства Минобороны за скандально прославившуюся «презентацию» на борту крейсера для издания «Русский пионер».

Не будем останавливаться на последнем варианте – непонятно, зачем «мстить» кораблю, если все решения принимали люди, причем в погонах, которых, в крайнем случае, можно наказать или уволить? Хотя даже непосвященному ясно, что «добро» на то мероприятие мог дать минимум штаб Ленинградской военно-морской базы – все же корабль военный, пусть и виртуально, и вряд ли было в компетенции командира крейсера – начальника музея «Аврора» решить такой вопрос в единоличном порядке. А вот две другие причины – экономическую и политическую – стоит рассмотреть подробнее.

ЭКОНОМИЯ ПО-МИНОБОРОНОВСКИ

Казалось бы, что экономическая причина передачи крейсера из состава ВМФ на полный баланс Военно-морского музея – дело благое и грамотное, особенно с учетом тенденции, имеющей место в Минобороны в последнее время, по экономии «во всём и на всех». Но это – лукавство, причем грубое. Ведь музей – тоже бюджетная организация, поэтому расходы на содержание крейсера в надлежащем состоянии по-прежнему останутся «на шее» государства. Единственное, на чем может быть достигнута экономия, так это на зарплате экипажа корабля.

Однако и здесь, как говорится, овчинка выделки стоить не будет. Ведь экипаж «Авроры», не относящейся к полноценным боевым кораблям и в море не выходящий, большим денежным довольствием похвастаться не может. Да и потом, если уж так хочется Минобороны сэкономить в данном вопросе, то приемлемое решение найти вполне возможно. Достаточно, например, ввести для «Авроры» отдельные штаты. С увеличением процентного соотношения гражданских служащих, на должности которых набирать, к примеру, находящихся в запасе мичманов, уволенных с правом ношения военной формы, и, что желательно, выслуживших какую-либо пенсию. Думается, что в Питере можно найти 30-40 таких кандидатов, которые согласятся пойти на госслужбу за относительно небольшую зарплату, учитывая, что реальный доход их – вместе с пенсией – будет повыше. То же можно сделать и с частью офицерских должностей, а действительную военную службу следует сохранить для наиболее важных должностей комсостава и должностей, связанных с исполнением воинских обязанностей – несение вахтенной службы и т.п. Все же уборочно-хозяйственные задачи можно передать на аутсорсинг, модный нынче в Минобороны.

На должности же матросов и старшин – набирать как контрактников, так и срочников, из числа юношей, желающих пройти военную службу, но имеющих отклонения по здоровью, не позволяющие направить их на реальные боевые корабли. Ведь те же комендантские и президентские парадные подразделения тоже считаются воинскими подразделениями. Даже можно набирать сюда представительниц слабого пола: есть такие традиционные морские семьи, где несколько поколений мужчин отдали себя военно-морской службе, но в данный момент сыновей нет – только дочки, но воспитанные так, что хотят «попробовать на вкус» корабельную службу.

ПОЛИТИКИ И ГЕРОИ

Вопрос с ненавистью к «Авроре» как «символу большевистской революции» – более сложный, но тоже отнюдь не тупиковый.

Во-первых, всегда найдется категория людей, истекающих желчью по какому-либо поводу, причем иногда совершенно безобидному. Угождать таким – себе дороже, проще не обращать на них внимания.

Во-вторых, нападки на «символ революции» и предложения убрать его куда-то совершенно диссонируют с публично объявленной политикой примирения нации и вполне способны вновь рассорить приверженцев тех или иных политических течений или исторических событий, на которые так богата Россия.

И, наконец, в-третьих, крейсер «Аврора» – не только «корабль, давший сигнал к восстанию», и участник Гражданской войны. «Аврора» – герой Русско-японской войны, участник Первой мировой и Великой Отечественной войн. Моряки крейсера мужественно дрались с японцами в Цусимском сражении, на корабле есть соответствующая экспозиция, с пробоиной в боевой рубке от вражеского снаряда, убившего командира «Авроры» капитана 1 ранга Егорьева. Свой долг Родине экипаж крейсера отдал и в годы Великой Отечественной войны, и не только экипаж – огонь по врагу вели и пушки крейсера.

«Аврора» – это действительно заслуженный, легендарный и фактически единственный оставшийся в России боевой корабль своего времени. Участник трех войн, не считая Гражданской, он является самым старым боевым кораблем России, он даже старше стоящего на Неве самого старого в мире ледокола «Красин», ранее носившего имя «Святогор». К тому же корабль, в отличие, скажем, от знаменитого «Варяга» или того же «Красина», построен в России! У нас есть традиция зачисления наиболее выдающихся героев в списки воинской части навечно. Считаю, что правильным будет оставить крейсер «Аврора» в боевом составе ВМФ России – не как символ революции, а как символ русского/советского/российского флота, героизма его матросов и офицеров, не щадивших своих жизней для защиты Родины.

Именно по такому принципу поступили, к примеру, в Греции, где в боевом составе ВМС сохранены даже несколько кораблей-ветеранов различных эпох. Они сведены в единый музейный комплекс в пригороде Афин, но на них имеются сокращенные экипажи (да и вообще весь комплекс управляется военными – даже в кассе сидит матрос). Причем греческие моряки с гордостью говорили автору этих строк во время посещения упомянутого музейного комплекса, что «именно флот внес главный вклад в свержение режима «черных полковников».

До сих пор числится в боевом составе флота Ее Величества и «Виктори» – флагманский корабль адмирала Нельсона в Трафальгарском сражении.

Чем мы хуже греков и британцев?!

УПОР – НА ТРАДИЦИИ

А теперь – о самом главном. О том, какая польза будет от «Авроры», если оставить крейсер в боевом составе российского ВМФ. Польза, смею уверить сомневающихся, будет – но ее не измерить в финансово-предметных показателях, которые «можно пощупать». Она затронет духовную сторону.

Речь – о поддержании военно-морских традиций в России и воспитании надлежащим образом будущих офицеров Российского Флота. А самое главное – крейсер «Аврора» как боевой корабль, то есть зачисленный в списки боевого состава флота, нужен воспитанникам единственного оставшегося в стране Нахимовского военно-морского училища. Говорю это как выпускник НВМУ.

При этом желательно бы и само училище не отправлять в Кронштадт в состав «единого комплекса» военно-морских учебных заведений, а оставить там, где оно находилось многие десятилетия – учебный корпус прямо напротив «Авроры», а жилые корпуса – несколько в глубине квартала. Причин тому много, но что особенно важно – это будет более полезным для культурно-духовного воспитания нахимовцев.

Куда пойти нахимовцу в увольнение в Кронштадте? Достопримечательностей – раз, два и обчелся; на причальную территорию их не пустят – ведь они же и военную присягу-то еще не приняли; а до Северной Пальмиры – путь весьма не близкий. Что же остается – по «злачным местам» ходить?

Другое дело, если училище находится почти в центре города, вблизи от культурного центра, рядом с главными музеями города и страны, в том числе и военными. И рядом с крейсером «Аврора», ставшим на сегодня фактически одним из главных символов Нахимовского сообщества, а с 1948 по 1957 год вообще являвшимся учебным кораблем Ленинградского НВМУ.

Как нахимовец, скажу – нет ничего более воспитывающего в еще вчерашнем школьнике военно-морского духа, чем жизнь и учеба рядом с настоящим кораблем, да еще и таким легендарным, на котором исполняются все соответствующие военно-морские ритуалы: бьют склянки, осуществляют подъем и спуск Андреевского флага и пр. Когда во время перехода строем в учебный корпус ты слышишь команду «Встать к борту!», замираешь по стойке «смирно» и затем своими глазами видишь устремляющийся вверх флаг – главный символ Военно-морского флота – это, я вам скажу, дорогого стоит. Воспитывает и приобщает к военно-морской культуре лучше всяких книжек, лекций и тех большей частью откровенно фальшивых и низкопробных фильмов на военно-морскую тематику, которые сегодня у нас потчуют по телевидению или на большом экране.

А уж если Минобороны решит еще сэкономить, то можно на ротационной основе направлять на корабль отделения курсантов высших военно-морских училищ Санкт-Петербурга – например, на выходные, в качестве своеобразного почетного караула: и экономия бюджета, и приобщение будущих офицеров к военно-морской истории и культуре. К тому же если сделать вход на корабль, как в музей, платным – кроме действующих военнослужащих и других отдельных категорий – можно будет частично покрыть за счет заработанных средств бюджет на содержание корабля. А если грамотно заняться «сувениркой» – то самоокупаемость может быть еще более высокой. Ничего в этом постыдного нет, а вот «пьянкам» на борту, как представляется, все же не место. Да и спонсорам вообще-то неплохо бы «подсуетиться». А то как-то странно: кругленькая сумма на мачты для британского крейсера «Белфаст» у российских компаний нашлась, а в отношении легенды Российского Флота – «жаба давит»┘

В общем, вариантов – море, главное же – решить задачу воспитания элиты Военно-морского флота – кадрового офицерского состава, беззаветно преданного Вооруженным силам и Родине, и не способного сбежать с корабля, если ему не выдадут положенного по рациону масла или задержат на неделю выплату денежного довольствия. Если же Минобороны и командованию ВМФ нужны не такие преданные офицеры, а всего лишь послушные «менеджеры в погонах» – на Вооруженных силах, да и на государстве в целом можно смело ставить крест!


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также