0
4529
Газета Вооружения Интернет-версия

27.04.2018 00:01:00

«Амбарчики» над Заполярьем

Боевое применение гидросамолетов МБР-2 авиации Северного флота в Великой Отечественной войне

Александр Заблотский

Об авторе: Александр Николаевич Заблотский – историк авиации.

Тэги: мбр, разведчики, самолеты, амфибии, северный, флот, заполярье, бомбардировка, война


МБР-2-М-34 на лыжном шасси из состава 118-го отдельного разведывательного авиаполка ВВС Северного флота. На борту видна надпись «В бой за Родину!». Фото 1942 года

МБР-2, в обиходе называвшийся летно-техническим составом «амбарчиком», был единственным массовым отечественным гидросамолетом, созданным в СССР в предвоенные годы. Он был создан Георгием Бериевым и впервые поднялся в воздух в Севастополе 3 мая 1932 года. А уже в 1934 году МБР-2 с двигателем М-17 был запущен в серийное производство на авиазаводе № 31 в Таганроге.

На серийных самолетах МБР-2 впоследствии был установлен более мощный двигатель М-34 и усовершенствовано оборудование кабин, улучшены условия работы экипажа. Были разработаны и серийно строились различные варианты для перевозки грузов и пассажиров. В общей сложности в Таганроге было построено 1365 гидросамолетов МБР-2 различных модификаций. С 1937 года МБР-2 стал основным гидросамолетом советской морской авиации. И хотя к началу Великой Отечественной войны самолет устарел, это была самая массовая летающая лодка на всех флотах, внесшая свой значимый вклад в достижение победы над врагом.

РАЗВЕДЧИКИ, НО НЕ ТОЛЬКО

К началу Великой Отечественной войны в составе ВВС Северного флота насчитывалось 49 МБР-2 (из них 44 исправных), входивших в состав 118-го отдельного разведывательного авиационного полка (орап) и 49-й отдельной эскадрильи. 118-й орап, являвшийся основной разведывательной авиационной частью флота, имел 37 (32 исправных) гидросамолетов МБР-2 и семь (5 исправных) гидросамолетов ГСТ, базировавшихся на гидроаэродроме в губе Грязная Кольского залива.

С началом войны самолеты полка начали ведение морской разведки в операционной зоне флота, однако очень скоро МБР-2 приступили и к нанесению бомбовых ударов по наступавшим частям немецкого горнострелкового корпуса «Норвегия». Однако практика быстро показала, что появляться летающим лодкам днем в пределах радиуса действия немецких истребителей было более чем рискованно. Так, 29 июня 1941 года звено из трех МБР-2 отбомбилось по складам в порту Линахамари, но на обратном пути их перехватили «мессершмитты». Шансов уйти от преследования у тихоходных летающих лодок не было, и все три машины были сбиты.

Кроме ведения разведки и нанесения ударов в интересах сухопутных войск летом 1941 года летчикам 118-го полка пришлось скрестить свое оружие с таким серьезным противником, как эсминцы немецкой 6-й флотилии. Последние осуществили тогда несколько набеговых операций на советских прибрежных коммуникациях. Впрочем, после неудачной охоты за немецкими кораблями летающие лодки опять вернулись к своей обычной боевой работе, причем вполне закономерно, что МБР-2 на этот раз перешли к боевым вылетам в темное время суток. Как только позволяла погода, летающие лодки вели беспокоящие бомбардировки войск противника на линии фронта. Однако эффект от ночных налетов не ограничился только лишением немцев нормального сна по ночам. В ночь с 5 на 6 декабря 1941 года самолеты МБР-2 совершили 20 боевых вылетов на бомбардировку, в том числе и по судам в порту Лиинахамари. В результате прямым попаданием был поврежден транспорт «Aнтье Фритцен», погибли три и были ранены пять человек из экипажа.

ОХОТНИК ЗА НАЦИСТСКИМИ СУБМАРИНАМИ

К началу войны МБР-2 был единственным самолетом советской морской авиации, специально предназначенным для решения задач противолодочной обороны. Поэтому важной задачей «амбарчиков» стала противолодочная борьба и проводка конвоев. 49-я эскадрилья, вошедшая в состав Беломорской военной флотилии (БВФ) вместе со звеном МБР-2 из 118-го орап, базировавшегося на Йоканьгу, начала вести поиск подводных лодок над Белым морем и подходами к нему.

4 сентября пара МБР-2 49-й эскадрильи обнаружила и атаковала к западу от мыса Канин Нос немецкую подлодку в позиционном положении. После перезарядки самолеты еще раз бомбили масляное пятно, образовавшееся после первой атаки. Экипажам засчитали потопленную субмарину, но послевоенные документы не подтверждают гибели здесь немецкой ПЛ. В итоге противолодочное патрулирование заставило командование кригсмарине снизить активность своих субмарин на подходах к Белому морю.

Впрочем, свой «главный противолодочный калибр» – глубинные бомбы ПЛАБ-100 гидросамолетам довелось применить не только по чужим, но и по своим. 7 октября 1941 года пара МБР-2 по ошибке атаковала подлодку С-101, совершавшую переход из Беломорска в Полярный.

События лета 1942 года – активизация немецких субмарин у Новой Земли и прорыв «карманного линкора» «Адмирал Шеер» в Карское море – заставили командование флота сформировать Новоземельскую военно-морскую базу (ВМБ) и 3-ю авиагруппу, основу которой составили 17 МБР-2. Кроме того, в состав Беломорской флотилии вошел 22-й разведывательный полк, переброшенный на Север с Каспия и имевший в своем составе 32 МБР-2.

С 26 августа по 5 сентября 9 МБР-2 перелетели на новоземельские аэродромы, начав постоянные разведывательные полеты в Карском море, там, где раньше летали только летчики полярной авиации. Но тем не менее МБР-2 не нашли широкого применения в Арктике, прежде всего, из-за малой дальности и продолжительности полета.

ПЕРЕЛОМ

В 1943 году начался количественный и наконец-то качественный рост авиации флота. Но полярные ночи еще полностью принадлежали «амбарчикам». В ночь с 24 на 25 января 1943 года в заполярном порту Киркенес прозвучал сигнал воздушной тревоги. Это с очередным «визитом вежливости» немцев посетили МБР-2 из 118-го орап. Всего за одну ночь 12 летающих лодок сделали 22 самолето-вылета на бомбардировку судов в порту, сбросив 40 ФАБ-100 и 200 осколочных АО-2,5.

Прямых попаданий в суда не было, но одна из бомб разорвалась вблизи борта, стоявшего на рейде в ожидании разгрузки парохода «Ротенфельс» (7854 брт). Этим бы все и закончилось, но от близкого разрыва воспламенилось сено, которое вместе с другими грузами находилось на борту, и огонь начал распространяться по судну. Несмотря на принятые меры – на «Ротенфельс» срочно перебросили норвежскую пожарную команду и 200 советских военнопленных, которые должны были выбросить опасный груз в море, – пожар продолжал усиливаться. Немцам скрепя сердце самим пришлось затопить судно. Хотя его вскоре подняли, было потеряно 4 тыс. тонн грузов, а сам пароход надолго встал в ремонт. Этот успех скромных «амбарчиков» тем более весом, поскольку «Ротенфельс» оказался не только самым крупным судном, потопленным ВВС СФ в 1943 году, но и вообще самым крупным успехом советской морской авиации в этом году на всех театрах.

В 1943–1944 годы накал борьбы на полярных коммуникациях усиливался. Немецкие подлодки от одиночных атак перешли к знаменитой тактике «волчьей стаи», причем субмарины получили на вооружение новейшие акустические и маневрирующие торпеды, а по опыту действий в Атлантике усилили зенитное вооружение субмарин. Теперь «волки» Деница вполне могли отбиться от слабовооруженного МБР-2. В то же время гидросамолеты BV138 стали регулярно появляться в Карском море и вести воздушную разведку вплоть до пролива Вилькицкого.

Разница в боевых возможностях МБР-2 и его противников была очень велика, поэтому эффективным противолодочным самолетом ни на одном из наших флотов МБР-2 так и не стал. Прежде всего из-за отсутствия радиолокационной станции (что, впрочем, вообще было «больным местом» советского ВМФ в годы войны), которая к 1943–1944 годам стала непременным атрибутом самолета ПЛО. Тем не менее основную тяжесть противолодочной борьбы в 1943 году вынесли именно МБР-2. Из 130 боевых вылетов в интересах ПЛО, выполненных самолетами БВФ, – 73 вылета на счету «амбарчиков».

Учитывая сложившуюся обстановку, МБР-2 в Арктике и Баренцевом море заменялись ленд-лизовскими «Каталинами», а за «амбарчиками» оставалось Белое море. Там они вели воздушную и ледовую разведку, проводили конвои, продолжали поиск подлодок, особенно в районах мысов Святой Нос и Канин Нос. К июню 1944 года в составе ВВС БВФ числилось 33 МБР-2, которые использовались достаточно интенсивно: в 1944 году они выполнили 905, а в 1945 году – 259 вылетов на воздушную разведку и поиск ПЛ в Белом море. Одновременно начался закономерный процесс списания отработавших свое летающих лодок. Но экипажи МБР, имевшие к этому времени большой боевой опыт, несмотря на все недостатки своих изрядно устаревших машин, при случае могли доставить неприятные сюрпризы немецким подводникам.

Так, 22 октября 1944 года два МБР-2 из 53-го смешанного полка ВВС БВФ вылетели на поиск подводной лодки, 15 часов назад обнаруженной флотской радиоразведкой и после этого отметившейся безуспешной попыткой атаки траулера РТ-89. «Немка», а это была U-737, действительно находилась в указанном для поиска районе, и, обнаружив ее в надводном положении, гидросамолеты немедленно атаковали противника. Сначала «амбарчики» сбросили противолодочные авиабомбы (ПЛАБ), которые подводники назвали сверхтяжелыми парашютными бомбами, а затем обстреляли погружающуюся лодку из пулеметов. В результате субмарина получила легкие повреждения, три члена экипажа были ранены. Лодка прервала боевой поход и вернулась в норвежский порт Гаммерфест.

ЦЕННЫЙ ТРОФЕЙ

Кроме рутинной боевой работы, случалось, на долю МБР-2 выпадали и не совсем обычные операции. 19 октября 1944 года летающая лодка BV-138C-1 из состава эскадрильи 3.(F.) авиагруппы SAGr130 вылетела на разведку восточной части Баренцева моря. Около четырех часов утра следующего дня наблюдатели с острова Моржовец обнаружили летящий на большой высоте самолет, который выпустил серию цветных ракет и скрылся в западном направлении. Примерно около того же времени радиоразведка Северного флота зафиксировала в этом районе работу неизвестной самолетной радиостанции. В воздух были подняты МБР-2 из состава 53-го авиаполка ВВС БВФ, которые утром 22 октября обнаружили севшую на воду немецкую летающую лодку в точке, отстоявшей на 27 миль к северу от Моржовца. «Амбарчики» установили непрерывное воздушное наблюдение за своими неудачливыми коллегами и навели на них гидрографическое судно «Мгла». Гидрограф прибыл к месту вынужденной посадки в 08.30 23 октября. Спуск флага и сдача экипажа немецкого дальнего разведчика в плен прошли достаточно мирно. Ценный трофей решили отбуксировать в базу. Этим занялся эсминец «Жгучий», принявший приз в два часа ночи 24 октября. К сожалению, вскоре погода начала портиться, летающая лодка стала заполняться водой и, несмотря на все усилия, в 10.23 того же дня затонула.

А в сентябре 1944 года МБР-2 пришлось вывозить экипаж английского тяжелого бомбардировщика «Ланкастер», участвовавшего в операции «Параван» (удар по немецкому линкору «Тирпиц» в Норвегии). При перелете из Великобритании его экипаж не дотянул до аэродрома Ягодник под Архангельском и после выработки топлива посадил свой самолет на «брюхо» прямо в болото в районе деревни Талаги. Чтобы вытащить англичан из этой глухомани, пришлось сбрасывать на парашюте проводника, который вывел их к ближайшему озеру, где их и ждал МБР.

Свою лепту в победу на Севере внесли и «амбарчики» Гражданского воздушного флота (ГВФ). В первые дни войны в Архангельске была создана Карело-Финская особая авиагруппа ГВФ, в ноябре 1942 года ставшая 5-м отдельным авиаполком ГВФ в составе ВВС Карельского фронта. Еще один, 4-й полк ГВФ находился в составе ВВС Ленинградского фронта. В составе обоих полков воевало более 10 гидросамолетов МП-1 и МП-1бис (гражданских вариантов МБР-2). Их основной задачей стало поддержание связи с партизанами. Летающие лодки сотни раз вылетали во вражеский тыл и, садясь на многочисленные северные озера, доставляли партизанам боеприпасы, оружие, продовольствие и медикаменты. МП-1 был первым самолетом, доставившим 28 июня 1944 года представителей штаба Карельского фронта в только что освобожденный Петрозаводск.

ВИЗИТНАЯ КАРТОЧКА САМОЛЕТОВ ИЗ ТАГАНРОГА

Подведем итог. К 1937–1938 годам летающие лодки Г.М. Бериева стали основными гидросамолетами советской морской авиации, на этот же период приходится пик их серийного выпуска. Но в то же самое время МБР-2 стали стремительно устаревать. К началу Великой Отечественной войны самолет уже совершенно не отвечал требованиям, предъявляемым к дневному разведчику и бомбардировщику, из-за низких летно-технических характеристик и слабого оборонительного вооружения. МБР-2 уже не мог производить фоторазведку объектов, сильно защищенных средствами ПВО. Опасными противниками для «амбарчиков» были не только «мессершмитты», но даже немецкие поплавковые гидросамолеты Аr196, имевшие высокую скорость и мощное вооружение.

Вместе с тем машина получилась надежной, не доставлявшей особых хлопот летчикам, простой в эксплуатации и ремонте. Отмечались крепость конструкции и способность «держать» боевые повреждения – качества, на долгие годы ставшие своеобразной визитной карточкой созданных в Таганроге самолетов.

Еще одним плюсом стала заложенная еще при проектировании высокая степень унификации МБР-2 и его гражданского варианта МП-1. Это позволяло быстро и без особых усилий превратить пассажирский или транспортный самолет в боевой и наоборот.

МБР-2 были хорошо освоены летным и техническим составом. Причем уровень подготовки летавших на летающих лодках авиаторов был, как правило, выше, чем в среднем по другим частям морской авиации. Все это и позволило морским летчикам успешно воевать на МБР-2 до самого конца боевых действий, выполняя самые разнообразные задачи.

К МБР-2, как к никакой другой машине, подходит определение «рабочая лошадка». Созданная Георгием Михайловичем Бериевым летающая лодка действительно не могла похвастаться ни изяществом форм, ни выдающимися характеристиками, она просто и надежно «тянула лямку» в боевом строю, достойно завершив линию ближних разведчиков в отечественной морской авиации.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также