0
1
Газета Вооружения Интернет-версия

27.07.2018 00:01:00

НАТО готовится к битве в многодоменном пространстве

Саммит альянса дал установку на наращивание военной мощи

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук.

Тэги: нато, киберпространство, пентагон, концепция, оборона, война, MDB, ВВС, триада, ядерная, флот, стратегия, армия, овс


Корабли НАТО во время учений. Фото с сайта www.nato.int

В течение последних лет в США и НАТО развернуты широкомасштабные работы по подготовке вооруженных сил (ВС) к действиям в многодоменном пространстве и ведению комбинированного боя (Multidomain battle, MDB). Концепция MDB предусматривает одновременное ведение боевых действий в различных сферах (доменах): на суше, море, в воздухе, космосе, киберпространстве и электромагнитном спектре в условиях использования противником «системы ограничения доступа». Ставится задача уметь преодолевать интегрированную оборону противника, избегать изоляции доменов и разломов между ними при сохранении за собой полной свободы действий. В ходе борьбы в условиях жесткого лимита времени необходимо обеспечить возможность гибкой трансформации собственных возможностей, создавать «окна превосходства» за счет маневра внутри интегрированной обороны высокотехнологичного потенциального противника – России и Китая.

Одновременно в Пентагоне ведется разработка масштабной стратегии «Третьего противовеса» (Third Offset Strategy), призванной обеспечить военно-технологическое преимущество США перед Россией и Китаем. Наряду с концепцией MDB стратегия предусматривает внедрение искусственного интеллекта и роботизированных систем в ВС.

Основным компонентом стратегии является формирование долгосрочной программы планирования исследований и разработок в нескольких перспективных технологических областях, включая робототехнику и автономные системы, подводные боевые системы и необитаемые подводные транспортные средства, миниатюризацию, технологии «больших данных» и передовое производство. Ставится задача кардинально улучшить сотрудничество военных с инновационными предприятиями частного сектора.

НОВАЯ ИНИЦИАТИВА

Масштабные инициативы США по наращиванию военного потенциала придают новые импульсы шагам НАТО по совершенствованию готовности Объединенных вооруженных сил (ОВС) альянса решительно и эффективно действовать в каждой из сфер современных операций: наземной, морской, воздушной, киберпространстве. Признавая, что космос является высоко динамичной и быстро меняющейся сферой, имеющей важное значение для обеспечения сдерживания и обороны НАТО, на недавнем саммите блока принято решение о разработке всеобъемлющей политики в области космоса.

Практические мероприятия НАТО по усилению готовности ОВС к действиям в условиях современных военных конфликтов можно условно разделить на несколько крупных групп.

Первая из них предусматривает формирование большего количества высококачественных, боеспособных национальных ВС высокой степени готовности. Из общего числа своих ВС страны НАТО предоставят дополнительно 30 крупных военно-морских кораблей, 30 тяжелых и средних маневренных батальонов и 30 авиаэскадрилий (с вспомогательными подразделениями), находящимися в таком состоянии боеготовности, которое позволит им в течение 30 дней или раньше приступить к выполнению задачи. Эти части будут организованы и обучены как элементы более крупных объединений ОВС НАТО.

Вторая группа включает шаги НАТО по развитию командно-штабной структуры ОВС за счет адаптации и усиления существующей структуры штабов НАТО. Создается Объединенный штаб командования ВС в Норфолке (США), который будет уделять основное внимание защите трансатлантических коммуникаций, а также Объединенное командование по тыловому обеспечению и логистике в Германии – в целях обеспечения свободы и длительности действий войск в тылу для содействия при быстрых перебросках войск и военной техники в, через и из Европы. Планируется формирование двух многонациональных штабов компонентного командования сухопутных войск.

Создается также Центр киберопераций при штабе ОВС НАТО в Бельгии с целью обеспечить осведомленность об обстановке и координацию оперативной деятельности НАТО в киберпространстве.

Дополнительные мероприятия по укреплению структуры командно-штабных органов планируются отдельными странами альянса: в Румынии – за счет формирования командования и управления сухопутными войсками на уровне корпуса на национальной территории; в Дании, Эстонии и Латвии – за счет создания многонационального дивизионного штаба. Италия предложила предоставить на ротационной основе дивизионный штаб в поддержку мер, запланированных для южного фланга блока.

Сохраняется усиленное присутствие в передовом районе на северо-востоке альянса четырех многонациональных тактических групп каждая численностью в батальон в Эстонии, Латвии, Литве и Польше (в общей сложности более 4,5 тыс. военнослужащих).

Третья группа мер направлена на обеспечение высокой мобильности сил и средств при перебросках за счет сокращения к концу 2019 года времени пересечения границы и предоставления разрешения на передвижения по суше, воздуху и по морю в течение пяти дней. Намечено определить главные и альтернативные маршруты доставки, пригодные для военного транспорта; создать единые национальные контактные пункты, чтобы содействовать поддержанию и ускорить связь и взаимодействие в отношении пересечения границы. Важное место в сфере военной мобильности отводится взаимодействию и согласованию соответствующих процедур между НАТО и ЕС (более подробно см. «Вооруженный Шенген» в «НГ» от 17.07.18).

СТРАТЕГИЯ МОРСКОЙ МОЩИ НАТО

Базовыми документами, определяющими направленность и масштабы подготовки ОВС НАТО к действиям в многодоменном пространстве, являются морская и воздушная стратегии альянса. Под предлогом возрастающей турбулентности международной обстановки, формирования новых транснациональных вызовов и угроз, качественного изменения механизмов взаимодействия и взаимозависимости между государствами, международными организациями и неправительственными организациями НАТО пересматривает вклад морских и воздушных сил в поддержку целей альянса в предстоящие десятилетия.

Морская стратегия альянса (Alliance Maritime Strategy) нацеливает на участие морских сил в решении задач сдерживания и коллективной обороны; антикризисного управления; совместной безопасности (информационно-пропагандистская деятельность через партнерство, диалог и сотрудничество); а также обеспечение безопасности на море.

Реализация функции сдерживания и коллективной обороны включает:

– содействие ядерному сдерживанию;

– предоставление широкого спектра обычных вариантов быстрого реагирования, включая способность быстро создавать сокрушительную мощь против любого противника на основе превосходящих военно-морских, амфибийных и ударных сил;

– обеспечение способности развертывать и поддерживать эффективные экспедиционные силы посредством контроля над морскими коммуникациями, ведения противоминной противодействия, проецирования ударной мощи;

– обеспечение свободы действий ОВС НАТО с помощью разнообразных морских средств разведки и высокоточного оружия;

– обеспечение противоракетной обороны территории и населения НАТО от угроз баллистических ракет, а также защиты своих войск на удаленных театрах.

Основную ответственность в операциях по реагированию на кризисные ситуации несут наземные войска. Однако морские силы могут играть решающую роль в осуществлении эмбарго на поставки оружия и операций по пресечению; нанесении с моря высокоточных ударов в поддержку наземных операций; доставке и гибком развертывании десантных сил для наземных операций; поддержке, наблюдении и разведке; участии в материально-техническом обеспечении наземных сил.

На ОВМС НАТО могут возлагаться задачи по поддержанию безопасной морской среды, что включает в себя проведение надзора и патрулирования; совместное использование собранной информации в интересах поддержки мероприятий по развертыванию НАТО в районе Североатлантического договора; выполнение задач обеспечения морской безопасности в рамках конкретной операции как в пределах, так и за пределами Североатлантического договора; предотвращение транспортировки и развертывания ОМУ; поддержание и защиту свободы судоходства; обеспечение энергетической безопасности, включая защиту критической энергетической инфраструктуры и морских коммуникаций.

Одним из практических шагов по реализации морской стратегии НАТО стало подписание семью государствами в Брюсселе 11 июля с.г. письма о намерениях по совместной разработке морских систем оружия: зенитных и противокорабельных ракет, торпед, корабельных артустановок. Документ пописали Бельгия, Франция, Италия, Нидерланды, Польша, Португалия и Испания. Одновременно 16 государств НАТО и три страны-партнера подписали меморандум о закупках боеприпасов для сухопутных войск.

Таким образом, морские силы альянса рассматриваются в качестве одного из инструментов обеспечения безусловного доминирования Запада как в региональном, так и глобальном масштабе.

СТРАТЕГИЯ ВОЗДУШНОЙ МОЩИ

В июне 2018 года НАТО впервые почти за 70 лет своего существования приняло Объединенную стратегию воздушной мощи альянса (The Joint Air Power (JAP) strategy), отражающую требования к совершенствованию боеспособности Объединенных ВВС (ОВВС). Документ отражает политику альянса с целью создания подавляющей воздушной мощи как решающего фактора военного влияния в региональном и глобальном масштабе. Подробно данная стратегия рассмотрена в материале Владимира Иванова «НАТО намерено побеждать в атмосфере и в космосе», опубликованном в выпуске «НВО» за 13 июля 2018 года, но мы здесь отметим лишь наиболее важные моменты.

В частности, принятая стратегия к числу новых факторов, снижающих возможности действий ВВС, относит современные системы ПВО, а также развитие средств РЭБ и действия в киберпространстве. С учетом влияния этих и некоторых других факторов требуется радикально улучшить разведобеспечение операций ВВС, вскрытие целей и оценку результатов воздушных ударов за счет привлечения сил спецопераций, флота и киберподразделений.

Стратегия ориентирует на гибкую адаптацию ВВС к новым условиям за счет совершенствования их совместимости и способности участвовать в интегрированных действиях в многодоменной среде, где взаимодействуют наземные, морские и воздушные силы, охватывается киберпространство и космос. Адаптация предусматривает внедрение новых систем управления и контроля, создание современной инфраструктуры и логистики, улучшение подготовки личного состава, проведение системных мероприятий по внедрению инноваций и адаптации, а также качественное улучшение стратегической связи. Эффективная стратегическая связь считается ключевым элементом в современной международной дипломатической и информационной среде и способна обеспечить альянсу свободу действий в воздухе и полное использование воздушной мощи.

Объединенная Стратегия воздушной мощи альянса рассматривается как базовый документ для разработки основ оперативного применения авиации, создания новых сил и средств и охватывает весь спектр подготовки ВВС, включая доктрину, организацию, материальное обеспечение, кадры, совместимость систем оружия и штабных процедур, системы командования, контроля и стратегической связи, обеспечение способности к быстрой переброске самолетов и личного состава через границы государств.

Наряду со Стратегией ВМС она содержит конкретные указания по адаптации ОВС НАТО к условиям быстроменяющегося турбулентного мира, в котором важная роль отводится военной силе. В принятом документе не содержится прямого указания на нацеленность планируемых операций ВВС против конкретного противника, однако смысл, цели и масштабы адаптации не вызывают сомнений в стратегической направленности мощного инструмента воздушной мощи альянса в первую очередь против России.

ГИБРИДНАЯ НЕОПРЕДЕЛЕННОСТЬ

В итоговом заявлении саммита НАТО в Брюсселе получили развитие оценки гибридной войны как нового феномена, угрожающего безопасности альянса. Отмечается, что страны блока и партнеры сталкиваются со все более серьезными вызовами со стороны как государственных, так и негосударственных субъектов, которые используют гибридные действия, порождающие неопределенность и стирающие грани между миром, кризисом и конфликтом. Хотя основная обязанность по реагированию на гибридные угрозы возложена на подвергшееся им государство, НАТО готова, по решению Североатлантического совета, оказать содействие любому государству НАТО на любом этапе гибридной кампании. Более того, утверждается, что в случае гибридной войны Совет мог бы принять решение о приведении в действие статьи 5 Вашингтонского договора, как и в случае вооруженного нападения.

В ответ на гибридные угрозы альянс намерен расширять набор инструментов по противодействию им. С этой целью объявлено о создании групп поддержки по борьбе с гибридными действиями, которые предоставляют адресную, целевую поддержку государствам НАТО по их запросу в обеспечении готовности и реагировании на гибридные действия.

При этом остается за скобками, как именно альянс намерен определять источники гибридных угроз и конкретного субъекта-инициатора гибридной войны. В условиях существующей нормативно-правовой неопределенности, связанной с гибридными военными конфликтами, вполне можно ожидать, что альянс для обоснования конкретных военно-политических решений будет использовать уже известные предлоги вроде «хайлилайкли» и «отсутствие иных правдоподобных объяснений». Подобная перспектива снижает возможности деэскалации и недопущения опасных военных инцидентов из-за неправильного прочитывания намерений сторон, правовой и терминологической неопределенности.

Высокий антироссийский «накал» дискуссии на прошедшем саммите (около пятой части из 79 разделов Заключительного документа посвящены различным обвинениям в адрес России) не позволяет рассчитывать на выход России и НАТО на спокойный, взвешенный разговор о совместной работе по восстановлению доверия и продвижения к состоянию равной и неделимой безопасности. Развитие отношений по такому руслу, в свою очередь, способствовало бы урегулированию конфликтов, совместному противостоянию вызовам и угрозам современности.           


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также