0
1414
Газета Концепции Интернет-версия

17.09.1999

<b><small>Мнение</small></b><br> Реанимация внутренней функции

Тэги: МВД, Кавказ


БОРЬБА с незаконными вооруженными группировками, действующими с территории Чечни, и стабилизация обстановки на Северном Кавказе сегодня становятся наиболее актуальными задачами государственной власти. После попытки быстрого их решения только военными средствами и довольно длительного периода игнорирования в надежде на постепенное естественное разрешение проблем руководство страны пришло, наконец, к закономерному выводу о необходимости принятия комплекса мер, в первую очередь - социально-экономических, дополнив его рядом силовых, в том числе и военных, мероприятий.

Эффективность последних сегодня может быть поставлена под сомнение. Представляется, что во многом это связано с тем, что "головным исполнителем" силовых функций в регионе является Министерство внутренних дел РФ. Бесспорно, подразделениями внутренних войск МВД, действующими в регионе, делается очень многое. Они освоили организацию особой зоны, патрулирование, установку блокпостов, секретов, применение маневренных огневых групп, вертолетов огневой поддержки и т.п. Однако основной или, точнее сказать, определяющей чертой этих мероприятий является их пассивный, оборонительный характер. Поэтому они не могут нанести преступникам урона в необходимой степени и привести их к окончательному разгрому.

Богатый опыт, накопленный органами МВД и внутренними войсками, в том числе и на Северном Кавказе, для резкого повышения эффективности борьбы с хорошо организованными бандформированиями неприменим. Возможности по ведению оперативно-следственной работы в регионе в условиях отсутствия контроля над территорией Чечни ограниченны.

К сожалению, и опыт уничтожения банд в ходе прямых боевых столкновений, приобретенный в период действий по восстановлению конституционного порядка в Чечне, в настоящее время не всегда можно использовать. В случае превосходства федеральных сил боевики, получая информацию об этом от своей агентуры, маскирующейся под мирных жителей, стараются, как правило, избегать открытых боев, предпочитая им засады, минирование дорог и внезапные обстрелы. Да и сами внутренние войска, на которые легла основная тяжесть противодействия незаконным вооруженными группировками, не предназначены для ведения боевых действий с бандформированиями по своей численности, вооружению и уровню подготовки больше напоминающими полнокровные регулярные части. Для успешной борьбы с таким противником и во избежание больших и бессмысленных потерь требуются подготовленные формирования ВС, имеющие соответствующие вооружение и военную технику.

Эти обстоятельства диктуют необходимость комплексного подхода к силовому решению проблемы, т.е. использования федеральной властью всего набора имеющихся в его распоряжении сил и средств. Между тем, до прямого захвата боевиками дагестанских сел проведение практически всех силовых мероприятий было возложено только на Министерство внутренних дел Российской Федерации.

Провозглашение отсутствия у ВС внутренних функций после многочисленных примеров безграмотного, противозаконного, а то и просто преступного их использования руководством Советского Союза и неудачной попытки восстановления конституционного порядка в Чечне в сегодняшних условиях по меньшей мере неразумно. Будучи по определению предназначенными для вооруженной защиты государства, они не могут быть в стороне, когда некоторые радикально настроенные политические лидеры или группировки, стремясь достичь своих целей, преступают конституционные нормы.

Основная проблема, стоящая на пути использования ВС в таких случаях, - это несовершенство нормативно-правовой базы. Она должна определять, во-первых, задачи, для решения которых могут и должны привлекаться Вооруженные силы, и условия их применения, а во-вторых, механизм принятия решения по этому поводу на всех уровнях власти, предусматривающий обязательную предшествующую или, если это невозможно по оперативным соображениям, последующую правовую экспертизу. Это даст возможность установления гражданского контроля над применением ВС и повысит ответственность высшего политического руководства за принятие или непринятие решения на использование войск. К сожалению, в настоящее время более или менее ясен в юридическом плане лишь алгоритм привлечения армии не к боевым действиям, а к помощи работникам села в уборке урожая.

Попытка создания юридической базы была предпринята в "Основных положениях военной доктрины Российской Федерации", допускающих в определенных условиях использование ВС для решения внутренних задач. Однако неконкретность, а во многом и несоответствие этого документа реалиям сегодняшнего дня выдвигает необходимость уточнения понятия военной угрозы. События на Северном Кавказе показали, что она может исходить не только извне, но и изнутри государства. Кроме того, следует классифицировать военные угрозы, на основе чего можно было бы определять необходимые масштабы использования ВС в том или ином случае. Представляется, что соответствующие определения должны содержать Концепция национальной безопасности и новая военная доктрина.

Во избежание соблазна подавления инакомыслия, достижения личных или корпоративных интересов алгоритм принятия решения об использовании ВС внутри страны должен вводиться нормативным актом в ранге не ниже Федерального закона, не допускающего недомолвок или двоякого толкования. В силу специфики задач Вооруженных сил и большего значения при этом фактора времени, данный механизм должен допускать возможность принятия такого решения непосредственно на месте, самими исполнителями на всех уровнях, от отдельного военнослужащего (применение им личного оружия) до Верховного Главнокомандующего. При всей первоначально кажущейся крамольности такой мысли это будет лишь закреплением фактического положения вещей. При этом все должностные лица - от часового до Верховного Главнокомандующего - должны иметь право самостоятельного оперативного принятия решения на применение ВС (оружия) и нести за это полную ответственность. При этом должна стать обязательной юридическая экспертиза правильности такого решения и его утверждение на соответствующем уровне, от местного органа МВД и прокуратуры до Конституционного и Верховного судов или Генеральной прокуратуры РФ.

Сложившаяся сегодня ситуация еще раз наглядно демонстрирует положение, что эффективной, способной обеспечить защиту страны от всего спектра как внешних, так и внутренних военных угроз силой может быть только единая военная организация государства с одним высшим органом управления в лице Генерального штаба. Она должна включать не только армию и ВМФ, но и все войсковые формирования, привлекаемые к вооруженной защите Отечества. Таким образом, в значительной степени будет упрощена структура системы управления и организация взаимодействия между армией и флотом, внутренними войсками МВД, пограничными войсками ФПС и другими войсковыми формированиями, а значит, и возрастет их эффективность при совместном выполнении ставящихся им задач.

Будет разрешено и противоречие между определенной Конституцией РФ должностью президента РФ в качестве Верховного Главнокомандующего Вооруженными силами страны и прямой подчиненностью ему войсковых формирований других министерств и ведомств, формально не входящих в состав ВС РФ. Вместе с тем требуется тщательная проработка юридических вопросов подчиненности этих формирований в мирное время, руководства их подготовкой к решению вышеназванных задач и в ходе их выполнения, принятия решения на их применение и ответственности за это.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также