0
1119
Газета Концепции Интернет-версия

18.07.2008

Последнее китайское предупреждение

Тэги: китай, тайвань, сша


Так встречают в Тайбэе туристов из материкового Китая.

Недавно ряд американских и тайваньских СМИ инициировал нешуточный скандал – в редакции попали копии документа, свидетельствующего о том, что правительство США решило отложить внесение на рассмотрение Конгресса вопроса о поставке Тайбэю крупной партии вооружения и военной техники на общую сумму около 12 млрд. долл. Причем это решение коснулось не только передачи Тайваню подводных лодок, зенитных ракетных комплексов, вертолетов и управляемого ракетного оружия, но и утверждения ответа на запрос о предоставлении дополнительной информации по перспективному контракту на 66 истребителей F-16C/D Block 50/52.

ПОДОРВАННАЯ БОЕСПОСОБНОСТЬ, ИЛИ ОРУЖИЯ НЕ БУДЕТ

Первой реакцией экспертов стал вывод о том, что Белый дом кардинально сменил свое отношение к застарелой тайваньской, или, как ее еще называют, «проливной», проблеме.

Дело в том, что, во-первых, поставки восьми неатомных подлодок, четырех батарей ЗРК «Пэтриот» PAC-3, лодочной модификации ПКР «Гарпун», 30 боевых вертолетов AH-64D «Апач» и 60 многоцелевых вертолетов UH-60 «Блэк Хок», обещанные Тайбэю администрацией Джорджа Буша еще в 2001 году, рассматривались не иначе как один из способов дополнительного давления на КНР, чья растущая военная и экономическая мощь, а также усилившаяся в то время антитайваньская риторика привели к росту «чайнафобии» в Вашингтоне. Озабоченность руководства Госдепа, Пентагона и разведывательного сообщества Соединенных Штатов дошла тогда до своей критической отметки и послужила базисом для принятия решения о подготовке докладов – отчетов о текущем состоянии и перспективах развития Народно-освободительной армии Китая (НОАК) и военно-промышленного комплекса Поднебесной. Поэтому отсрочка и так уже порядком задержавшихся поставок ВВТ может являться прямым следствием изменения курса Вашингтона. Или же по крайней мере свидетельствовать о намерении сделать это.

Во-вторых, что не менее важно, Белый дом на неопределенный срок лишил тайваньских военных возможности наконец заполнить бреши, имеющиеся в оборонном щите острова-государства. Ведь Тайбэю как раз очень не хватает современных дальнобойных зенитных ракетных средств для борьбы с многочисленной истребительно-бомбардировочной авиацией Китая и его оперативно-тактическими ракетными комплексами в количестве нескольких сотен единиц, размещенными на материке в районе проливной зоны и нацеленными на непокорный остров.

Нет у тайваньских военно-морских сил и мощного подводного флота, достаточного для эффективного противостояния растущим – с претензией на океанский статус – ВМС КНР, получившим в последнее время не менее десятка современных боевых кораблей основных классов (в том числе и построенных в России эсминцев семейства «956» с сильным ракетным вооружением). Тайвань сегодня располагает лишь двумя подлодками типа «Гуппи» периода Второй мировой войны и двумя бывшими голландскими субмаринами постройки 1980-х годов. Да и крупных кораблей тоже маловато – из ценного только четыре эсминца типа «Кидд», восемь фрегатов типа «Нокс», восемь фрегатов типа «Чен Кунг» (тайваньский вариант американского ФР УРО «Оливер Хазард Перри») и шесть фрегатов типа «Лафайет».

У материкового же Китая – восемь десятков неатомных субмарин, налицо – многократный и безусловный перевес. Правда, пока не понятно, кто и какие подлодки будет поставлять тайваньским адмиралам, поскольку американская кораблестроительная промышленность уже несколько десятилетий дизельные ПЛ не строит.

И совсем уж точно не помешали бы Тайваню несколько десятков боевых «Апачей», способных основательно «попортить кровь» морским и воздушным десантам НОАК в первые минуты их высадки на остров с целью захватить основные объекты, узлы обороны и подготовить плацдарм для основных сил группировки вторжения. К тому же полсотни многоцелевых вертолетов могли бы значительно повысить боевой потенциал сухопутных войск за счет формирования дополнительных оперативных отрядов быстрого реагирования для своевременного создания маневренных заслонов на пути продвижения ударных групп противника на угрожаемых направлениях, а также для ликвидации его десантов или отдельных прорывов.

Фактически, отложив рассмотрение Конгрессом вопроса о поставках указанных вооружений, Белый дом поставил под угрозу своевременность и полноту выполнения планов военного строительства Тайваня (причем недавно начались переговоры еще и о возможности покупки Тайбэем партии американских основных боевых танков семейства «Абрамс»).

В-третьих, данное решение, если оно было предпринято по инициативе американской администрации, является прямым нарушением Законодательного акта от 1979 года «Об отношениях с Тайванем» (не признанный и постоянно осуждаемый Пекином документ, установивший «квазидипломатические» отношения между Вашингтоном и Тайбэем и назначивший Американский институт на Тайване в качестве «посольства»), а также противоречит самому духу двустороннего американо-тайваньского соглашения от 1982 года. Последнее – это так называемое «Соглашение шести обязательств», в котором отмечено, что «США не признают официально суверенитет Китая над Тайванем», и согласно которому Белый дом обязался не проводить с Пекином никаких официальных и неофициальных консультаций относительно поставок Тайбэю вооружений, военной и специальной техники.

Естественно, что такой со всех сторон «предательский» шаг ближайшего союзника наследников Чан Кайши вызвал бурю возмущения у военного командования Тайваня, представителей законодательной власти островного государства, общественных деятелей и протайваньского лобби в Соединенных Штатах.

САМИ СЕБЯ ВЫСЕКЛИ

Однако, как вскоре выяснили вездесущие журналисты, опасения были лишены оснований. Нет, конечно, задержка с одобрением отправки вооружений и военной техники Тайваню весьма негативно скажется на укреплении обороноспособности «мятежной провинции». Но виноваты на этот раз оказались ее нынешние руководители.

Инициатива отложить утверждение вопроса о поставках ВВТ принадлежала новому правительству в Тайбэе, сформированному недавно из представителей Китайской националистической партии и не без оснований опасающемуся, что активизация обсуждения вопроса о переоснащении вооруженных сил островной республики вызовет серьезное недовольство официального Пекина и может послужить причиной возникновения осложнений на первых за последние 10 лет переговорах между Тайванем и КНР на государственном уровне.

По большому счету военно-политическое руководство Тайваня оказалось заложником собственной политики: не сумев справиться с рядом важных проблем внутри страны, оно сделало ставку на достижение успехов на зарубежном направлении. Таким образом, установление регулярного воздушного сообщения (вначале – чартерные маршруты на выходные дни, а впоследствии – ежедневные полеты), увеличение потока туристов из КНР и привлечение крупных инвестиций китайских бизнесменов на остров ставятся сегодня Тайбэем во главу угла.

А поскольку достижение результатов по этим направлениям невозможно без активного участия самого материкового Китая, то на «мятежном острове» решили пока без особой нужды не раздражать Поднебесную. Тем более что к концу этого года частоту полетов планируется довести до ежесуточного графика, что, по оценкам тайваньского правительства, позволит острову к концу следующего года принимать до 3000 китайских туристов и бизнесменов в сутки, существенно пополняя бюджет (хотя ряд местных СМИ уже заговорил об «угрозе китайского цунами, вполне способного просто поглотить остров»).

«И только когда правительство добьется здесь первых положительных результатов, оно сможет уверенно перейти к вопросу поставок вооружений, что пока не является таким уж жизненно важным на данном этапе», – утверждает один из наиболее авторитетных экспертов по китайско-тайваньской проблеме президент тайваньского Фонда изучения международных отношений и вопросов политики в зоне Тайваньского пролива Лиин Чонг Пин.

Пока у тайваньских военных главный враг – КНР.Фото Reuters

ДИСТАНЦИРУЮТСЯ ОТ ВАШИНГТОНА

Особо следует отметить, что новое тайваньское правительство в отличие от своих предшественников занимает более умеренную позицию в отношении соблюдения независимости острова от материкового Китая – вопросы национальной безопасности поставлены им лишь на третье место. Главным же направлением определено всемерное обеспечение нормального экономического развития республики, что, повторюсь, на нынешнем этапе уже просто невозможно без активного вовлечения частных и государственных инвестиций из Поднебесной.

Причем если де-юре такую политику надо еще закрепить, то де-факто китайский и тайваньский бизнес уже давно «проникли друг в друга». Например, в ряде крупных городов КНР, особенно экономических зон, достаточно длительное время существуют отдельные жилые мини-кварталы и отели для тайваньских бизнесменов. Аналогичная ситуация наблюдается и на острове.

Однако побочным следствием такой политики может стать полное прекращение военного и военно-технического сотрудничества между Тайванем и Соединенными Штатами. А этого, кстати, добиваются и представители так называемой группы Panda Huggers – пропекинского лобби в правительстве США и наиболее значимых коммерческих институтов Америки: прекратить поставки вооружений и военной техники Тайбэю и официально прервать с ним все политико-дипломатические отношения, полностью признав «существование только одного Китая».

Как известно, официальный Пекин практически всегда строит свою политику по отношению к другим государствам, исходя из подхода их военно-политического руководства к тайваньской проблеме. Китайские руководители добиваются при этом от своих политических партнеров фиксации признания принципов «одного Китая», неприятия независимости Тайваня и концепции «двух Китаев» практически в любом двустороннем документе, посвященном общим принципам двусторонних отношений. А поддержка независимости Тайваня в той или иной, даже сильно завуалированной, форме способна поставить крест на попытках любой страны развивать какие-либо отношения с Китаем и стать для Пекина сильным раздражителем в двусторонних отношениях.

Но в случае с США, в огромном рынке которых Китай пока весьма сильно заинтересован для сбыта своих товаров и вложения инвестиций, китайское военно-политическое руководство решило действовать на опережение и начало применять самый древний и проверенный способ – лоббирование своих интересов в американском Конгрессе (этакий современный вид «подкупа»).

ПЯТАЯ КОЛОННА

Для активизации этого «наступления» еще три года назад Соединенные Штаты с деловым визитом посетил госсоветник КНР Тан Цзясюань. Выступая на заседании американо-китайского делового совета, он даже подчеркнул, что Пекин готов постепенно более активно заняться улаживанием вопросов, волнующих Вашингтон: снижением дефицита активного сальдо торгового баланса, соблюдением прав на интеллектуальную собственность, открытием более широкого доступа для американских компаний на внутренний рынок Поднебесной и пр.

«Это предоставит американскому бизнесу безграничные возможности», – отметил Тан Цзясюань. Однако, по мнению Пекина, Белый дом должен, в свою очередь, пойти на следующие уступки: предоставить экономике КНР статус полностью рыночной, снять экспортные запреты на сырье и технологии и внести изменения в используемую Соединенными Штатами «порочную практику торгового протекционизма».

Именно этими делами и призвано заниматься прокитайское лобби, представляющих в США сегодня целую сеть компаний, сфера деятельности которых охватывает не только экономику, но и политику. Причем созданием таких фирм занимаются все – и частные китайские предприниматели, и окологосударственные институты, и непосредственно сами госструктуры КНР. Так, китайская государственная нефтяная компания CNOOC прибегла к услугам компании Akin Gump and Public Strategies для того, чтобы получить дополнительные гарантии покупки фирмы Unocal в американском Конгрессе, а посольство КНР наняло Patton Boggs – одну из крупнейших юридических фирм Соединенных Штатов. Таким вот незамысловатым образом китайские дипломаты решили избавиться от антипекинских настроений конгрессменов – главное знать, кому «заносить». Ведь Patton Boggs весьма опытна в вопросах лоббирования интересов чужих стран в США, уже несколько лет представляя в Америке такие государства, как Саудовская Аравия, Кувейт и Пакистан.

Но и это еще не все: судя по просачивающейся периодически в американскую печать инсайдерской информации, активные сторонники прекращения военно-технического сотрудничества с Тайбэем есть и в американском посольстве в Пекине, и в Государственном казначействе, и Госдепартаменте Соединенных Штатов. Это привело к тому, что во внешней политике США сложились устойчивые группы политических и экономических интересов, ориентированных на построение стабильных отношений с КНР в противовес тем, кто делает упор на сдерживании Поднебесной и окружении ее системой военных баз.

За каждой из этих двух групп стоят определенные интересы крупных американских игроков в области политики и экономики. Все это дополнительно накладывается на уже имеющиеся десятилетиями противоречия между «двумя Китаями», создавая в Азиатско-Тихоокеанском регионе сложную и практически непредсказуемую обстановку, оказывающую серьезное влияние на ситуацию во всем мире. И здесь-то как раз важным, если не ключевым, фактором и становится позиция Вашингтона. За ее «правильное проведение» и взялось активно в последние годы пропекинское лобби в США, добившись определенного результата – ведь начатая американским руководством в конце 1990-х годов политика активного содействия скорейшему перевооружению ВС Тайваня теперь, судя по всему, натолкнулась на рифы.

СТРАТЕГИЯ КНУТА И ПРЯНИКА

Ряд высокопоставленных представителей Белого дома уже открыто высказали опасение относительно того, что Пекин, используя факт будущей выдачи американцам преференций в области экономики, может заставить Вашингтон смягчить его позицию в тайваньском вопросе и даже прекратить любое сотрудничество с Тайбэем по военной и военно-технической линии, в том числе отозвать советников из Пентагона и прекратить обмен разведданными. Например, на острове, в районе горы Янминьшань, в совместном управлении Агентства национальной безопасности США и Бюро по национальной безопасности Тайваня находится крупный центр радиотехнической разведки, серьезно беспокоящий генералов НОАК, а у Тайчжуна имеется еще один аналогичный центр, словно «пылесос», вытягивающий всю радиоэлектронную информацию с идущих Тайваньским проливом кораблей и судов.

А материковый Китай тем временем действует – причем одновременно по разным направлениям: политическим и экономическим каналам, активно применяя старую как мир стратегию «кнута и пряника». Так, по данным американских экспертов, официальный Пекин уже неоднократно «мягко угрожал» полностью прекратить закупки различной авиационной техники у компаний «Боинг» (пассажирские авиалайнеры) и «Белл» (гражданские вертолеты), если те не прекратят поставлять боевые крылатые и винтокрылые машины Тайбэю (а это – сделки на суммы несколько миллиардов долларов). Причем руководство первой поддалось напору и в 2006 году закрыло свое представительство на Тайване, переместив его в Сингапур. Уже есть и прецеденты – от участия во внутрикитайских тендерах на поставку различной техники и оборудования гражданского назначения были отлучены такие американские корпорации, как «Локхид Мартин» и «Рейтеон», – именно за продажу вооружений Тайваню.

С другой стороны, первое, о чем попросил министр обороны КНР Лян Гуанле своего американского коллегу Роберта Гейтса, сделав в апреле с.г. «стартовый» звонок по только что установленной «военной горячей линии» Пекин–Вашингтон, как раз касалось прекращения экспорта вооружений, военной и специальной техники на Тайвань. Китайское руководство даже «пообещало» аннулировать въездные визы тем американским политикам, которые в последнее время посещали «мятежный остров».

В этой связи тот же «Боинг» сильно опасается, что начало исполнения контракта на 30 вертолетов «Апач» стоимостью около 1 млрд. долл. нанесет удар по отделению гражданской авиации, которое в течение последних пяти лет продает Китаю более 100 воздушных судов ежегодно. У компании «Белл» похожая «головная боль»: крупные поставки гражданских вертолетов и «подвисшая» сделка по «Блэк хокам» на 600 млн. долл. При этом проблема сохраняется даже несмотря на то, что и «Боинг», и «Белл», и «Сикорский Эркрафт» участвуют в военно-техническом сотрудничестве с Тайванем через программу экспорта ВВТ зарубежным странам, осуществляемую Пентагоном (Foreign Military Sales program), при каждом случае подчеркивая, что они «продают вооружения своему правительству, а то, куда оно его потом перепродает, – уже не их компетенция». Но все прекрасно понимают, что это только «отмазка», на которую закрывают глаза лишь до поры до времени.

По большому счету речь идет о крупной «наступательной операции», предпринятой в последние годы Китаем с целью раз и навсегда решить стоящую, словно кость в горле, тайваньскую проблему. Второй же задачей здесь, как представляется, является стремление Пекина заставить Вашингтон снять эмбарго на поставку ВВТ, введенное им в отношении КНР после трагических событий на площади Тяньаньмэнь.

И у этой операции уже есть первые «взятые рубежи»: под давлением Пекина организаторы проходившей в феврале с.г. в Сингапуре международной авиакосмической выставки отказали тайваньской авиастроительной корпорации AIDC (Aerospace Industrial Development Corporation), занимающейся в том числе выпуском ряда комплектующих для вертолетов UH-1Y и AH-1Z (поступают в Корпус морской пехоты США), распространять на территории выставки свою рекламную продукцию, а на большом постере, рекламирующем истребитель собственной островной разработки, государственная символика «мятежной провинции» была просто-напросто закрашена. Кроме того, тайваньцев предупредили о недопустимости распространения любых материалов, содержащих государственную символику их республики.

Складывающаяся ситуация вызывает сильное беспокойство у многих «критически настроенных» политиков и высокопоставленных военных в США. Один из них, в частности, на условиях анонимности заявил недавно еженедельнику «Дифенс Ньюс»: «Пекин хорошо усвоил правила игры – обнадежь американцев обещаниями, затем заставь их ждать реализации этих обещаний, одновременно вынудив американцев приостановить поставки оружия Тайваню. Фактически это беспроигрышная лотерея для Китая, а США и Тайвань остаются в любом случае ни с чем».

НА РАСПУТЬЕ

Сегодня ситуация с военно-техническим сотрудничеством США и Тайваня напоминает известный камень у трех дорог из русских сказок: налево пойдешь – Китай потеряешь, направо пойдешь – Тайвань потеряешь, прямо пойдешь – того и гляди война разразится. Фактически все – Пекин, Вашингтон и Тайбэй – оказались перед серьезным выбором, каким образом устраивать свои взаимоотношения в этом «классическом любовном треугольнике» дальше.

Пока ни американские, ни тайваньские политики и эксперты не берутся даже и предсказывать срок действия нынешнего решения Белого дома фактически отложить поставку ВВТ тайваньским вооруженным силам. Но многие не исключают того, что запрет вполне может сохраниться вплоть до вступления в должность следующего президента Соединенных Штатов, то есть до января 2009 года, а то и дольше.

В таком случае ситуация станет просто парадоксальной: отсрочка решения по обещанным поставкам оружия, безусловно, окажет позитивное влияние на отношения по линии Вашингтон–Пекин, обеспечив американским компаниям долгожданный доступ на внутренний китайский рынок, зато приведет к охлаждению отношений между Вашингтоном и Тайбэем и подорвет позиции и так уже сокращающихся сторонников сохранения и развития военного и военно-технического сотрудничества с Соединенными Штатами. А это, в свою очередь, может оказать критическое влияние на дальнейший ход урегулирования проблемы Тайваньского пролива: либо Тайвань вскоре, сдавшись, пойдет по пути Гонконга и Макао и превратится в новую провинцию «большого Китая» (с некоторыми правами самоуправления), либо же китайское военно-политическое руководство, будучи уверено в твердом решении Белого дома приостановить или даже полностью прекратить поставки ВВТ Тайбэю, расценит это как «проявление слабости» и осмелится на силовое решение тайваньской проблемы – проведение военной операции с участием крупной межвидовой группировки войск по захвату острова.

В случае скоротечности военной кампании и быстрого овладения частями НОАК плацдармами на Тайване у Вашингтона и у других сегодняшних союзников Тайбэя просто не останется времени для организации многовекторного давления на Пекин, в том числе и с применением вооруженной силы, с целью прекращения вторжения. Вторая «Буря в пустыне» применительно к данной ситуации вряд ли будет осуществима.

Китай же, осознав «право сильного» и поняв слабость демократического западного мира, с высокой долей вероятности окажется способен продолжить победное шествие, используя подобные методы и для снятия с повестки дня других территориальных споров. Это также может привести к возникновению чувства эйфории у военно-политического руководства Поднебесной, побудит его начать активную фазу по «расширению жизненного пространства китайской нации», о чем уже неоднократно заявлялось представителями официального Пекина.

А в этом случае нам необходимо вспомнить о том, что ближе всех к КНР расположены весьма привлекательные, богатые различными природными ресурсами районы российских Дальнего Востока и Сибири. Ведь в своем нынешнем виде малочисленное население указанных территорий и имеющаяся там группировка Вооруженных сил РФ вряд ли смогут сдержать мягкую или жесткую агрессию...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также