0
8726
Газета Концепции Интернет-версия

02.03.2018 00:01:00

Ядерный манифест США

Америка намерена обеспечить мир, делая ставку на обновление своих стратегических сил

Маркелл Бойцов

Об авторе: Маркелл Федорович Бойцов – военный эксперт, майор в отставке

Тэги: америка, стратегические силы, впк, сша, апл, брпл, ракетоносцы, ядерная триада, ядерный обзор, кндр


Ракетоносцы типа «Колумбия» составят ядро морской компоненты американских стратегических ядерных сил. Иллюстрация с сайта www.wikipedia.org

В феврале 2018 года в США опубликован открытый текст доклада «Обзор ядерной политики» (Nuclear Posture Review) министра обороны конгрессу с изложением курса и действий военно-политического руководства страны в отношении ядерного оружия, в котором определены планы полного обновления военного ядерного потенциала страны и внесены дополнения в условия применения ядерного оружия Соединенными Штатами. В «Обзор ядерной политики» или, как его еще часто называют, «Ядерном обзоре» 2018 года (назовем его ЯО-18) освещены также планы развития ядерного оружейного комплекса и замены ядерных боезарядов (ЯБЗ).

ОТСРОЧЕК БОЛЬШЕ НЕ БУДЕТ

Действовавшие в нашем веке отсрочки от создания новых носителей и средств доставки ядерного оружия и продление сроков службы атомных подводных лодок с баллистическими ракетами (ПЛАРБ), их баллистических ракет (БРПЛ), стратегических бомбардировщиков с крылатыми ракетами (КРВБ), а также межконтинентальных баллистических ракет (МБР) привели к тому, что замена старых вооружений на новые теперь будет осуществляться всего за два десятка лет – с 2025 по 2045 годы.

Это приведет к увеличению ежегодных расходов МО США на стратегические ядерные силы (СЯС) в два раза или более, что может встретить сопротивление общества и конгресса. Для противодействия возможному сопротивлению военно-промышленный комплекс (ВПК) США, которому светит увеличение доходов в результате перевооружения, обосновывает его необходимость различными обстоятельствами.

Главными из них, по мнению американцев, являются следующие: обновление СЯС РФ и КНР, отказ РФ от дальнейших сокращений своих СЯС и от уменьшения своих нестратегических ядерных сил (НСЯС), проведение в ВС РФ учений по отработке ограниченного применения ядерного оружия в Европе, обвинение РФ в несоблюдении нескольких договоров и в агрессии в Европе, что, по мнению Запада, способствует созданию атмосферы опасности для США и Европы.

В новом документе констатируется возникновение с 2010 года небывалых по масштабу и сочетанию угроз, нарастание соперничества РФ и КНР с США, необходимость оптимизированного ядерного сдерживания устрашением для предотвращения ядерного и неядерного нападения на США, их союзников и партнеров. В нем обосновывается необходимость сохранения и обновления стратегической ядерной триады, совершенствования ядерных сил, модернизации системы оперативного управления, связи и оповещения ядерных сил, повышения возможностей ядерного оружейного комплекса, рассмотрены вопросы борьбы с ядерным терроризмом и распространением ядерного оружия, а также контроля за ядерными вооружениями. Как обычно, в открытом тексте доклада почти нет цифр по количеству предполагаемой к закупке новой военной техники и не приводятся данные по количественному составу ядерного боезапаса сейчас и в будущем.

СДЕРЖИВАНИЕ УСТРАШЕНИЕМ

Назначение ядерного оружия США сводится к четырем положениям. Это сдерживание устрашением ядерного и неядерного нападения на США, их союзников и партнеров, гарантирование безопасности (расширенным ядерным сдерживанием устрашением) союзников и партнеров, достижение целей США при несрабатывании сдерживания устрашением, поддержание способности быть заслоном против неопределенного будущего.

«Высшим приоритетом национальной политики и стратегии США является сдерживание устрашением потенциальных противников от ядерного нападения любого масштаба», – указывается в документе.

Сдерживание устрашением (а его смысл в ЯО-18 – «предотвратить нападение или эскалацию конфликта») явно направлено на РФ, КНР, КНДР и Иран, а также на ядерный терроризм. Ныне появляется «оптимизированное» сдерживание устрашением (tailored deterrence), нацеленное, как и раньше, на то, чем потенциальный противник больше всего дорожит, но теперь уже с учетом национальных особенностей каждой из этих стран.

«США не хотят считать Россию или Китай своими противниками». Но они остаются в ранге потенциальных противников. «Президент должен иметь диапазон ограниченных и градуированных вариантов, …чтобы убедительно сдержать устрашением ядерное или неядерное стратегическое нападение России, которое теперь могло бы включать нападение на систему оперативного управления и связи ядерных сил», – указывается в ЯО-18.

США никогда не отказывались и в ЯО-18 не отказываются от применения ядерного оружия первыми, поскольку отказ подорвал бы сдерживание устрашением. Вполне понятно, что США намерены применять ядерное оружие либо в упреждающих действиях (в ЯО-18 содержится напоминание о способности США «деградировать» ракетный потенциал КНДР до начала его использования), либо в ответно-встречном ударе («ни один противник не может быть уверен в своей способности уничтожить МБР до их запуска»), либо в ответных действиях.

Применение ядерного оружия (ПЯО) подразумевает наличие условий применения ядерного оружия, этапа ПЯО и условий завершения ПЯО.

Условия ПЯО Соединенными Штатами можно подразделить на постоянно действующие и меняющиеся в зависимости от требований обстановки.

В последних «Ядерных обзорах» постоянно содержится утверждение, что США применят ЯО для защиты жизненных интересов своей страны, своих союзников и партнеров или в ответ на ядерное нападение на США, их союзников и партнеров. В том или ином виде утверждается, что США будут применять ЯО и против противника, использующего обычное оружие (в ЯО-01 – в ответ на крупномасштабную агрессию, в ЯО-18 – за неядерное стратегическое нападение). К числу меняющихся условий начала ПЯО относится, например, намерение США применить ЯО в ответ на угрозу использования и использование химического и биологического оружия (ЯО-01 и ЯО-10), за нападение на гражданское население и инфраструктуру, а также за нападение на объекты системы оперативного управления и связи ядерных сил, предупреждения и оценки нападения (ЯО-18).

Перелистаем «Ядерный обзор» 2018 года: «Соединенные Штаты только рассматривали бы использование ядерного оружия в чрезвычайных ситуациях для защиты жизненных интересов США, их союзников и партнеров. Чрезвычайные ситуации могли бы включать значительные неядерные стратегические нападения. Значительные 

Самолеты F-15E способны нести не только обычное, но и тактическое ядерное оружие. Фото с сайта www.dodmedia.osd.mil

неядерные стратегические нападения включают (но не исчерпываются этим перечнем) нападения на гражданское население или гражданскую инфраструктуру США, союзников или партнеров, и нападения на ядерные силы США или их союзников, их системы и средства оперативного управления и связи или предупреждения и оценки нападения».

Как видим, «узкий диапазон чрезвычайных ситуаций» (ЯО-10), при которых США рассматривали бы ПЯО, заменен в ЯО-18 просто «чрезвычайными обстоятельствами», следовательно, условия ПЯО намного расширены.

«Соединенные Штаты не будут использовать ядерное оружие или угрожать его использованием против не имеющих ядерного оружия стран, которые являются участниками Договора о нераспространении ядерного оружия и соблюдают принятые на себя обязательства по ядерному нераспространению». Примечательным в ЯО-18 является такая оговорка: «Принимая во внимание потенциал значительных неядерных стратегических нападений, Соединенные Штаты резервируют за собой право производить любые уточнения в данных гарантиях, которые могут быть обусловлены развитием и распространением технологий неядерных стратегических нападений и возможностями США по противодействию этой угрозе».

Понятно, что в расширенные и преднамеренно расплывчатые формулировки типа «нападение на гражданское население» американцы смогут включать, например, применение противником биологического и химического оружия, а в формулировки типа «нападение на систему оперативного управления и связи ядерных сил» – атаку космических и кибернетических систем и средств.

США явно не считают введение дополнительных условий ПЯО понижением ядерного порога. Оснащение БРПЛ и новой КРМБ ядерными боезарядами малой мощности (т.е. в 1–10 кт), по мнению авторов доклада, способствует повышению ядерного порога.

Каков будет этап ПЯО? Судя по ЯО-18, Соединенные Штаты намерены начинать и проводить ядерные операции, придерживаясь принятых законов и обычаев войны и своего свода законов военной юстиции. Все «Ядерные обзоры» традиционно умалчивают о наличии постоянно действующих планов массированных и выборочных ударов СЯС США по своим главным соперникам. Умолчание о таких планах в ЯО-18 подменяется сообщением о существовании вариантов ограниченного и градуированного ядерного реагирования и тезисом о превосходящем по мощи и последствиям ядерном реагировании США в ответ на ограниченное ПЯО своими основными оппонентами (прежде всего Россией в Европе). Очевидно, что отказ от намерения вести длительные ядерные операции на поле боя (nuclear war-fighting) означает ставку на кратковременные ядерные удары, дополнение арсенала ядерными боезарядами малой мощности равнозначно стремлению к использованию в конфликте именно таких ЯБЗ, размещение ЯБЗ малой мощности на небольшом количестве БР свидетельствует о намерении осуществлять быстрый и ограниченный по времени удар достаточной силы. Все это повышает скорость и гибкость ограниченного реагирования.

Вряд ли случайно и появление в ЯО-18 после многолетнего забвения упоминания о существовании нестратегических ядерных сил США (сейчас это самолеты двойного назначения F-15E с ядерными авиабомбами В61).

Чтобы лучше понять настоящее и будущее, обратимся к прошлому.

НОВОЕ – ХОРОШО ЗАБЫТОЕ СТАРОЕ

В 90-е годы прошлого века начала действовать новая стратегическая концепция НАТО. В соответствии с этой концепцией ядерное оружие НАТО переставало быть средством ведения боя в поле и предназначалось теперь для прекращения войны, для недопущения ядерного шантажа со стороны противника, для недопущения применения ядерного оружия противником первым, для ограниченного возмездия на ядерный удар агрессора. Утверждалось, что «жесткое» планирование ПЯО становится ненужным. Однако в те же 90-е годы прежние планы ударных ядерных сил (ASF) НАТО по ведению всеобщей ядерной войны НАТО против СССР были преобразованы в планы главных чрезвычайных вариантов (MCO) с использованием против России СЯС США и Великобритании (выделенных в НАТО в нужном числе американских и английских БРПЛ). А планы ударных ядерных сил НАТО по ведению ограниченной ядерной войны против СССР превратились в планы выборочных чрезвычайных вариантов (SCO) c использованием против РФ нестратегических ядерных сил НАТО (самолетов двойного назначения НАТО и английских БРПЛ с моноблочными ЯБЗ мощностью в 10–15 кт). Главные чрезвычайные варианты именовались также стратегическим ядерным реагированием, а выборочные чрезвычайные варианты – субстратегическим ядерным реагированием.

Как указывается в ЯО-18, «варианты ограниченного ядерного реагирования» уже 60 лет действуют при всех администрациях США. Авторы ЯО-18 заявляют, что использование ядерного оружия Россией первой, каким бы оно ни было ограниченным, было бы «чревато неисчислимой и невыносимой ценой для Москвы», давая понять, что в ответ на применение Россией «тактического ядерного оружия» может быть использовано не только нестратегическое, но и стратегическое ядерное оружие США и их союзников.

Очевидно, что усиление отощавших было нестратегических ядерных сил США и НАТО средствами быстрой доставки ЯБЗ (американскими БРПЛ с ЯБЗ малой мощности) и средствами менее быстрой доставки (американскими КРМБ с ЯБЗ малой мощности, американским самолетом двойного назначения F-35A с обладающей малой и средней – в 10–50 кт – мощностью высокоточной ядерной авиабомбой В61-12) равноценно возрастанию возможностей как США по нанесению ограниченного ядерного удара, так и НАТО по субстратегическому реагированию по территории РФ (последствия такого удара для США и НАТО там не принимают во внимание). Явно повышаются и возможности США по региональному ПЯО по слабым противникам и ядерным террористам. В целом все это повышает гибкость оптимизированного сдерживания устрашением, а точнее гибкость применения ядерного оружия, особенно по адаптивным планам. В текущем десятилетии в официальных документах все чаще стали говорить о роли стратегических ядерных бомбардировщиков и базирующихся в США истребителей-бомбардировщиков двойного назначения в обороне НАТО и в реагировании на региональные угрозы во всем мире.

В ЯО-18 не забыто и положение об условиях прекращения ПЯО силами США. «Соединенные Штаты будут стремиться к завершению любого конфликта… на возможно низшем уровне ущерба для США, союзников и партнеров». При этом сокращение уровня «гражданского ущерба» должно быть доведено до таких возможных объемов, которые согласуются с достижением целей.

Так выглядит в общих чертах ядерная «великая хартия вольностей» страны, которая не отказывается от применения ядерного оружия первой и пытается присвоить себе право решать, кому можно иметь и применять ядерное оружие, угрожая поражением любому потенциальному противнику.

ПОДВОДНЫЕ РАКЕТОНОСЦЫ

Теперь перейдем к материальной стороне и начнем с ПЛАРБ.

Как известно из различных источников, сейчас у США имеется 14 ПЛАРБ типа «Огайо»; каждая ПЛАРБ несет в 20 действующих пусковых установках (ПУ) 20 БРПЛ «Трайдент-2» со стандартным боекомплектом около 90 ЯБЗ при стандартной комплектации ракет ядерными боезарядами в различных вариантах. Из 14 ПЛАРБ боеготовыми являются 10–11, боевое патрулирование одновременно осуществляют не менее шести ПЛАРБ, часть которых находится на полном боевом дежурстве в готовности к пуску ракет, а другая часть – на модифицированном боевом дежурстве в пониженной готовности к пуску. Эти 14 ПЛАРБ введены в состав флота в 1984–1997 годах, начали патрулирование в 1985–1998 годах и подлежат выводу из состава флота в 2027–2040 годах.

Их должны заменить 12 новых ПЛАРБ типа «Колумбия», каждая с 16 пусковыми установками и с 16 БРПЛ сначала типа «Трайдент-2», а затем с БРПЛ нового типа. По плану головная ПЛАРБ закладывается в 2021 году, вторая в 2024 году, последующие десять в 2026–2035 годах, а боевое патрулирование они начнут в 2031–2042 годах с расчетом дальнейшего нахождения на боевом дежурстве в море одновременно не менее пяти ПЛАРБ этого типа. Таким образом, вместо 280 ПУ на 14 ПЛАРБ типа «Огайо» флот должен получить 192 ПУ на 12 ПЛАРБ типа «Колумбия». Вполне очевидно, что сокращенное количество ПЛАРБ и пусковых установок, а, следовательно, и автоматическое уменьшение потребного числа новых БРПЛ не устраивает как руководство ВМС, так и ВПК. Еще до публикации ЯО-18 в СМИ прозвучали требования об увеличении количества новых ПЛАРБ. Американцев явно беспокоило предстоящее возрастание числа новых ПЛАРБ у РФ до 12, у КНР до 10 и у Индии до пяти.

А в ЯО-18 уже официально вошло намерение построить «не менее» 12 новых ПЛАРБ (вместо ранее официально действовавшего плана по приобретению только 12 ПЛАРБ следующего поколения).

В ЯО-18 интересны несколько новых положений, касающихся БРПЛ.

Так, утверждается, что БРПЛ «Трайдент-2» имеют «высокую точность» (в противоположность им МБР являются всего лишь «точными»). Очевидно, что повышение точности БРПЛ связано с завершением в 2018 году поставок флоту модернизированных боевых блоков Mk 4A/W76-1.

Впервые определенно сказано, что срок службы БРПЛ «Трайдент-2» истекает в 2042 году. Как известно, эта ракета поступила на вооружение в 1990 году, для ВМС страны закуплено 533 БРПЛ, сейчас идет модернизация ракеты для продления срока ее службы. Снятие с вооружения БРПЛ «Трайдент-2» в 2042 году означает, что к этому времени на флот должно поступить для вооружения двенадцати ПЛАРБ и проведения ими учебно-боевых пусков достаточное количество новых БРПЛ (расчетно, не менее 200 из серии, возможно, в пределах 300–400 ракет). В ЯО-18 скупо сказано, что ВМС начнут исследования по определению тактико-технических данных новой БРПЛ в 2020 году. В СМИ сообщалось о намерении осуществить максимальную унификацию компонентов и боеголовок новых МБР и БРПЛ.

Впервые заявлено о намерении оснастить «небольшое» количество БРПЛ маломощным ЯБЗ. Будет ли это означать размещение на каждой избранной ракете только по одному ЯБЗ или же нескольких ЯБЗ малой мощности пока не раскрыто, хотя вероятны оба способа. Очевидно, что американцы в какой-то степени следуют примеру англичан, разместивших в середине 90-х годов на одной или нескольких ракетах «Трайдент-2» каждой из своих боеготовых ПЛАРБ по одному ЯБЗ мощностью в 10–15 кт.

Как обычно в «Ядерных обзорах», в ЯО-18 подтверждается, что при необходимости количество ЯБЗ на БРПЛ может быть увеличено за счет возвратного потенциала.

В ЯО-18 впервые высказано намерение воссоздать ядерную КРМБ. Напомню, что в прошлом веке ВМС США в интересах размещения ядерной мощи на возможно большем количестве кораблей планировали закупку 758 ядерных КРМБ «Томагавк», затем ограничились приобретением 367 таких ракет с переключаемым тротиловым эквивалентом (ПТЭ) в 5 и 200 кт. На вооружение ракеты были приняты в 1984 году. После окончания холодной войны они за ненадобностью хранились на складах. В 2010–2012 годах эти ядерные ракеты были сняты с вооружения, а их ЯБЗ разобраны. В ЯО-18 флот обязали побыстрее приобрести современную нестратегическую КРМБ с ЯБЗ малой мощности. Политическая цель этого плана возрождения ядерной КРМБ – давление на РФ для принуждения к переговорам о сокращении ее нестратегических ядерных вооружений. О потребном количестве таких ракет можно судить по опыту прошлого.

США намерены создать и неядерные вооружения с дальностью 3000–5500 км. В 2017 году начались испытания аэробаллистической ракеты промежуточной дальности в неядерном оснащении для ПЛАРБ и ПЛАРК в интересах обеспечения их способностью быстрого удара. А в ЯО-18 сообщается о начале НИОКР по неядерным наземным ракетным системам промежуточной дальности (хотя это и запрещено Договором об РСМД).

МБР В ШАХТАХ И БОМБАРДИРОВЩИКИ

Американские МБР «Минитмен-3», уступающие БРПЛ в точности, но превосходящие их в скорости реагирования, служат с 1970 года, срок их эксплуатации истекает в 2030-м. Всего было произведено 809 боевых ракет. В настоящее время для МБР осталось 450 шахтных пусковых установок (ШПУ), из них 400 действующих и 50 резервных, в действующих размещены 400 ракет, каждая с одним ЯБЗ, для этих ракет действует «океанское нацеливание», чтобы исключить возможность возникновения чрезвычайной ситуации при несанкционированном пуске. Резервные 50 ШПУ предназначены для 50 МБР, представляющих собой возвратный потенциал. Все 450 ШПУ ранее планировалось модернизировать до 2037 года.

В ЯО-18 говорится, что 400 ракет «Минитмен-3» в ШПУ будут заменяться таким же числом новых ракет, начиная с 2029 года, и что будет произведена замена ЯБЗ (имеется в виду замещение с 2030 года старого ЯБЗ W78 на более молодой ЯБЗ W87 в качестве первого взаимозаменяемого ЯБЗ IW1). Судя по сообщениям СМИ, всего планируется изготовить порядка 650 новых МБР, которые при необходимости могут быть размещены и на мобильных ПУ. Интересно отметить, что несколько ранее официальными лицами сообщалось, что новые МБР останутся с ЯБЗ W78 и что замена МБР начнется в 2030 году и завершится в 2035–2036 годах.

Впервые в ЯО-18 разъяснен смысл существования американских МБР. «В отсутствие компонента наших МБР большая часть нашей стратегической триады, включая ПЛАРБ в портах и бомбардировщики, не находящиеся на боевом дежурстве, могла бы подвергнуться попытке первого ядерного удара с участием относительно небольшого количества ядерного оружия». Очевидно стремление американцев оттянуть на МБР максимальное число ЯБЗ потенциального противника, чтобы свести до минимума его возможности по контрценностному удару. Примечательно, что при президенте Клинтоне ответно-встречный удар США силами МБР отвергался, при президенте Обаме на ответно-встречный удар не полагались (хотя его способность сохранялась), а при президенте Трампе он остается.

В ЯО-18 подтверждено, что СЯС располагают 46 ядерными бомбардировщиками-ракетоносцами В-52, несущими ядерные КРВБ, и 20 бомбардировщиками В-2, несущими ядерные авиабомбы В83-1 и В61-11. В документе подчеркивается способность бомбардировщиков использовать ядерное оружие с большим диапазоном мощности (т.е. от ЯБЗ КРВБ с наименьшим ПТЭ в несколько килотонн до бомбы В83 с максимальным тротиловым эквивалентом более мегатонны).

Новым является изменение сроков нахождения на вооружении существующих стратегических авиабомб (АБ), поскольку ранее имели место заявления о предстоявшем переходе после 2030 года на единую ядерную АБ В61-12. В одном месте ЯО-18 сказано, что АБ В83-1 и В61-11 останутся на вооружении, пока не будет достигнута уверенность в АБ В61-12, в другом месте утверждается, что АБ В83-1 будет сохранена и после намеченного срока ее снятия с вооружения до тех пор, пока не будет определена подходящая замена. Судя по ЯО-18, переоборудование нестратегических ядерных авиабомб в АБ В61-12 завершится в 2023 году

О точном времени замены существующей с 1982 года ядерной КРВБ новой и о количестве закупаемых ядерных КРВБ в ЯО-18 не сообщается. Судя по тексту, модернизированный ЯБЗ W80-4 будет устанавливаться на новой КРВБ по 2030 год (ранее объявленный официальный период модернизации ЯБЗ – «с 2025 по 2032 год»). По сведениям исследователей американской организации FAS, намечалась закупка 575 новых КРВБ.

В ЯО-18 повторено обычное утверждение, что ядерные бомбардировщики не несут на авиабазах постоянного боевого дежурства с ядерным оружием на борту и что они обладают возвратным потенциалом в виде ядерных КРВБ и АБ. Соответствующим духу времени стало появление в 2017 году в СМИ сообщения о возможности возобновления боевого дежурства бомбардировщиков с ядерным оружием на борту.

Судя по ЯО-18, новый бомбардировщик В-21, способный нести ядерные и обычные ракеты и бомбы, ожидается в середине 20-х годов (общее число планируемых к закупке самолетов не указывается, хотя ранее в СМИ называлась серия в 150 машин как желаемая и в 100 машин как возможная), истребитель-бомбардировщик F-35A станет носителем ядерной бомбы с 2021 года, а истребитель-бомбардировщик F-15E остается пока единственным носителем ядерного оружия в тактической авиации ВВС США, лишившись своего давнего партнера в этой роли – истребителя-бомбардировщика F-16.

В разделе, определяющем совершенствование воздушных и наземных органов управления, примечательно восстановление в их перечне мобильных наземных командных пунктов ядерных сил США.

КОЛИЧЕСТВЕННЫЙ СОСТАВ

Остановимся на одном из самых главных вопросов – количественном составе ядерного боезапаса США. Ответа на вопрос, каким является ядерный боезапас ВС США сейчас или будет в среднесрочном и долгосрочном плане, найти в открытых текстах «Ядерных обзоров» невозможно. Единственным исключением стала информация о количестве активных ЯБЗ (8000) в выдержках из ЯО-01. Давайте попробуем рассчитать, сколько всего ЯБЗ будет в ВС в 30-е годы с учетом поступления новых ядерных вооружений. Для МБР нужно не менее 450, для КРВБ не более 500, для БРПЛ не менее 900, для авиабомб не менее 400, для КРМБ ориентировочно до 400 ЯБЗ. К этому нужно приплюсовать то количество ЯБЗ, которое будет содержаться в резерве в виде возвратного потенциала и в обменном фонде.

Когда-то США планировали иметь к 2022 году 3000–3500 ЯБЗ и к 2030 году 2000–2200 ЯБЗ. Очевидно, что среднесрочные и долгосрочные планы претерпевают изменения. В 2017 году президент Дональд Трамп заявил, что он не намерен увеличивать ядерный боезапас страны. Возможно, что это подразумевает сохранение ядерного боезапаса на уровне, близком к ранее запланированному к 2022 году. Как известно, президент США в своей ежегодной директиве определяет ядерный боезапас страны на 15 лет вперед: на ближайшие пять лет по количеству и типам ЯБЗ на каждый год, на следующие пять лет ориентировочные цифры по потребному числу ЯБЗ по годам и на заключительные пять лет уровень минимально потребного ядерного боезапаса по годам.

Судя по таблице, опубликованной в совместном докладе министров обороны и энергетики «Национальная безопасность и ядерное оружие в 21-м столетии» от сентября 2008 года, замена существующего ядерного боезапаса является делом долгим. Подавляющее число плутониевых узлов было создано в 1978-1989 годах. Агентство национальной ядерной безопасности в минувшем году сообщило о намерении произвести в 2024 году 10 плутониевых узлов, в 2025 году 20, в 2026 году 30, а к 2030 году выйти на уровень производства 50–80 плутониевых узлов в год. Нетрудно посчитать, сколько лет потребуется для замены запланированного к 2022 году ядерного боезапаса в 3000–3500 ЯБЗ даже при темпе создания 80 плутониевых узлов в год. Поэтому вполне объяснимо изложенное в ЯО-18 требование о производстве к 2030 году «не менее 80» плутониевых узлов в год, что явно подразумевает последующий переход к темпу 100 или 125 узлов в год.

В отличие от ЯО-10 в ЯО-18 нет заявления о намерении сохранять возможно меньший ядерный боезапас, но повторяется тезис о необходимости иметь резерв из неразвернутых ЯБЗ и сообщается о предстоящем изучении возможностей по возвращению ранее снятых с вооружения ЯБЗ в ядерный резерв.

Как известно, США не связывают себя обязательством не проводить ядерных испытаний и сохраняют за собой право их возобновить, как гласят формулировки ЯО-18, для обеспечения сохранности и действенности ядерного оружия и в условиях крайних технологических или геополитических вызовов. Странным явилось появившееся в самом конце прошлого года требование о поддержании полигона в полугодовой готовности к ядерным испытаниям.

Так выглядят некоторые основные положения «Ядерного обзора» 2018 года, отражающие цели и задачи, изложенные в «Стратегии национальной безопасности» 2017 года и в «Стратегии национальной обороны» 2018 года.

После прочтения данного документа появляется ощущение того, что совершенствование ядерных сил России и Китая так встревожило военно-политическое руководство США, что оно намерено пересмотреть программу обновления стратегических ядерных вооружений в сторону увеличения и ускорить темпы обновления ядерного боезапаса. Создается впечатление, что ВПР США уверовало в свою возможность нейтрализовать превосходящие нестратегические ядерные силы РФ в их способности защищать интересы нашей страны американской угрозой применения стратегических и нестратегических ядерных сил по территории РФ. Бросается в глаза отсутствие присутствовавших в прежних документах этого рода уверений в том, что «угроза глобальной ядерной войны стала отдаленной», «риск ядерного нападения на страны НАТО находится на исторически низшем уровне» (ЯО-10), «военный конфликт между РФ и США не ожидается» (ЯО-01), а «перспективы военной конфронтации США и РФ резко снизились» (ЯО-10).

Стратегия неоспоримого военного превосходства президента Обамы сменилась стратегией соперничества президента Трампа, требующей «оттачивать режущую кромку» ВС США и повышать летальность американского оружия. Поддержание стратегического ядерного сдерживания устрашением и стратегической стабильности РФ, США и КНР пока обеспечивает неприменение ядерного оружия этими соперничающими державами.

Тем временем «ядерный манифест» 2018 года призван убедить население США, больше всего боящееся войны на своей территории, в реальности угрозы карой для потенциальных противников за несоблюдение ими американских правил «ядерной игры» и склонить американцев под предлогом обеспечения их безопасности ко все большим расходам на ядерное оружие.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также