1
9100
Газета Концепции Интернет-версия

23.03.2018 00:01:00

Где Вашингтон может нанести следующий удар

В особенность внешней политики Западамешательство в дела других стран – ключевая

Анатолий Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин – заместитель директора Института политического и военного анализа

Тэги: россия, сша, нато, абхазия, южная осетия, грузия, украина, донбасс, нагорный карабах, агрессия


Беженцы и мигранты стали главной проблемой для современной Европы. Фото Reuters

Развернутая на протяжении последнего года на Западе истерия по поводу вмешательства России в американские выборы, британский референдум и практически во все прочие западные политические процессы производят впечатление какого-то сюрреалистического фарса, который достоин лишь того, чтобы над ним посмеяться. На самом деле все гораздо серьезнее. Перед нами явный симптом кризиса всей западной системы.


И ВНОВЬ О ДВОЙНЫХ СТАНДАРТАХ

Всему человечеству прекрасно известно, что Запад вообще и США в особенности совершенно открыто и очень активно вмешиваются в выборы и вообще в любые внутриполитические процессы практически во всех иностранных государствах.

Для Вашингтона такое вмешательство – даже не основа внешней политики, а просто ее синоним. То есть истерия по поводу российского вмешательства (совершенно независимо от того, было ли оно на самом деле) – демонстрация вопиющих двойных стандартов. Но таковые стандарты – это, по сути, тоже синоним всей западной политики («Россия и Запад остаются антагонистами», «НВО», 15.12.17). Симптом кризиса отнюдь не в этом.

Даже если Россия действительно пыталась вмешаться в американские (или чьи-то другие) выборы, она ведь не выдвигала там своего кандидата.

Она так или иначе могла поддерживать или «топить» американских кандидатов, выдвинутых в президенты в соответствии с американским законодательством от американских политических партий. 

Агитация за кандидатов или против них – это неотъемлемая часть избирательного процесса и реализация свободы слова. Выбор между американскими кандидатами делают американские избиратели, а отнюдь не Кремль. Поэтому непонятно, в чем вообще проблема?

С точки зрения сторонников демократии эта система настолько сильна и совершенна, что никакое внешнее вмешательство ей повредить не может по определению. Мощнейшая агитационно-пропагандистская машина СССР десятилетиями пыталась подорвать Запад изнутри, но не добилась ни малейших успехов. Почему же надо бояться нынешнего кремлевского агитпропа, если Россия считает саму себя демократической и капиталистической страной (хотя бы формально)? Это как минимум странно. И вывод здесь только один – Запад что-то знает про самого себя, то есть он имеет основания бояться. Собственно, в некоторых обвиняющих Россию высказываниях западных политиков, политологов и журналистов прямо говорится, что Москва пытается сыграть на внутренних противоречиях, существующих в западных обществах. Значит, таковые противоречия не просто существуют, но они настолько значительны, что внешние силы могут их использовать для подрыва общества в целом! И, следовательно, демократия в ее нынешнем западном варианте совсем не настолько сильна и совершенна, как ее пытаются представить западные пропагандисты.

Более того, попытка борьбы с российским вмешательством – это типичный поиск внешних врагов. Очень многие лидеры разных стран и эпох прибегали к такому приему. Как правило, он применяется с целью сплочения своих обществ вокруг лидера, при этом сам лидер прекрасно понимает, что внешняя угроза как минимум преувеличена. Именно такая ситуация, в частности, имеет место в современной России. На Западе же сегодня с российским вмешательством борются совершенно серьезно. И это совсем плохой симптом. Если человек или государство ищет причины своих проблем вовне, значит, дело у них действительно идет плохо, причем дальше будет только хуже. Потому что во всех своих проблемах человек или страна всегда виноваты сами (если только речь не идет о форс-мажоре типа стихийного бедствия или эпидемии).

КОНКУРЕНЦИЯ – ДВИГАТЕЛЬ ПРОГРЕССА

Знаменитая фраза Черчилля «демократия – наихудшая форма правления, если не считать всех остальных» уже давно превратилась в некий официальный лозунг сторонников демократии. При этом из данной фразы искусственно выдергивается ее вторая часть, но полностью игнорируется первая, из которой следует, что данная форма правления отнюдь не лишена недостатков. Кроме того, игнорируется смысл всей фразы в целом, который заключается в том, что демократия – лишь одна из форм правления, но отнюдь не единственно возможная. Видимо, главная беда нынешнего Запада в том, что там игнорируют смысл фразы Черчилля в целом. Политическая и экономическая конкуренция всегда была сильнейшей стороной именно западной системы. Утрата конкурента в лице СССР, как видно, подействовала на Запад крайне отрицательно. Он уверовал в свою абсолютную исключительность и непогрешимость, а любых потенциальных конкурентов решил подавлять грубой силой (вплоть до военной). Поправ этот важнейший собственный принцип, Запад постепенно начал попирать и остальные собственные принципы, причем перестал это замечать, считая себя всегда и во всем правым.

В частности, вслед за конкуренцией внешней на Западе исчезла конкуренция внутренняя. Формально во всех западных странах проходят безупречно конкурентные выборы законодательной и исполнительной власти. Фактически же эти выборы принимают все более откровенно имитационный характер. Леволиберальная идеология постепенно превратилась в «единственно верное учение», отрицать которое запрещено. Поэтому никакой былой борьбы правых и левых партий почти нигде на Западе больше нет, есть некие достаточно замкнутые политические группировки, которые начинают бороться за собственные групповые интересы, их программы различаются лишь незначительными нюансами (отсюда, например, ставшие нормой в современной Германии «большие коалиции» ХДС/ХСС и СДПГ, хотя всего три десятилетия назад эти партии были полными идейными антагонистами).

Определенная часть избирателей этим недовольна, тем более что леволиберальная идеология весьма своеобразна: она нередко противоречит здравому смыслу и человеческой природе. Поэтому во многих западных странах регулярно возникают партии, более или менее напоминающие классических левых и правых. Однако леволиберальный мейнстрим немедленно навешивает на них ярлыки «коммунистов» и «фашистов», причем вторые, конечно, проклинаются особенно яростно. В 90% случаев эти ярлыки не имеют под собой никаких оснований, но левых либералов это не волнует, ради сохранения своей идеологической монополии они готовы попрать и священный принцип свободы слова. В тех редких случаях, когда эти новые левые или правые партии прорываются к власти в отдельных странах Европы, евробюрократия жестко загоняет их в леволиберальный мейнстрим, даже не пытаясь имитировать демократию и плюрализм мнений (так произошло с левыми в Греции и правыми в Венгрии).

Отражением указанных процессов стала и победа Трампа в США. За этого миллиардера проголосовали буквально «рабочие, крестьяне и народная интеллигенция», те самые коренные нормальные американцы, которые сделали свою страну великой. Они очень устали от засилья левых либералов, не способных производить ничего, кроме финансовых мыльных пузырей и абсурдных идеологических концепций. И именно на примере Трампа было особенно ярко продемонстрировано, что даже американский президент, да еще и миллиардер идти против мейнстрима все равно не может. Но сам факт его победы очень сильно возмутил «хранителей западных ценностей», поэтому именно в этом случае поиск «российского вмешательства» идет особенно яростно.

САМОУБИЙСТВО ИДЕОЛОГИЧЕСКИХ СИСТЕМ

В ХХ веке человечество дважды наблюдало самоубийство идеологических систем.

Первой была нацистская Германия, которая самоубилась максимально быстро. Примат идеологии над всем остальным очень ускорил ее гибель. Самый яркий пример – лагеря смерти. Во-первых, своим диким варварством они отрезали для Германии возможность хотя бы почетной капитуляции. Во-вторых, они поглощали огромные людские и материальные ресурсы, остро необходимые немцам на фронте. Без них война для Германии могла бы идти совсем иначе.

Потом самоубилась советская система. Примеров противоречия советской идеологии здравому смыслу настолько много, что нет даже смысла вдаваться в подробности (тем более что очень многие читатели находились внутри данного процесса). В конце концов количество перешло в качество и система умерла вместе со страной.

Видимо, леволиберальная западная система решила стать третьей. Примеров ее противоречия здравому смыслу и собственным интересам становится все больше.

Вот, например, проблема миграции. Она всерьез подрывает Запад изнутри. Дело отнюдь не в терроризме – он был, есть и будет лишь некоторой неприятностью. Дело в том, что мигранты несут в страны Запада (в первую очередь в Европу) совершенно другой менталитет. Который разрушает все то, на чем строилась прежняя западная система: трудовую этику, законопослушание, равенство людей перед законом и многое другое. Запад просто перестает быть Западом. Кроме того, непомерной становится нагрузка на социальную систему, поскольку 

Бойцы Армии обороны Нагорно-Карабахской Республики готовы дать отпор агрессору. Фото Reuters

подавляющее большинство вполне работоспособных мигрантов либо не собираются работать вообще, либо уходят в серую (не облагаемую налогами) или черную (чисто криминальную) сферы деятельности. Это одна из важнейших причин того, что, как начинают признавать многие западные наблюдатели, нынешняя западная молодежь станет первым после Второй мировой войны поколением, которое не будет жить лучше предыдущего поколения. В данном случае интересы населения приносятся в жертву безумной идеологии, причем это считается высшим проявлением гуманизма.

Или другой пример, вроде бы, мелкий, но очень показательный. Американская морская пехота остается одним из немногих компонентов ВС США и тем более НАТО в целом, который сохранял возможность вести жесткую контактную наземную войну. Благодаря, в частности, хорошей физической подготовке личного состава, как рядового, так и офицерского. Теперь ее офицеры не будут проходить испытания на выносливость, потому что их не выдерживает большинство женщин! То есть ради идеологического абсурда подрывается боеспособность собственных ВС.

Именно борьба с российским вмешательством подчеркивает, насколько далеко зашли указанные процессы. Идеология победила здравый смысл, ошибки не будут признаны, поэтому надо найти внешнего врага. Таковым выбрана Россия, поэтому примирение становится невозможным, чего не понимает, к сожалению, даже Кремль. Тем более этого не понимают российские западники, которые так и остались на уровне квазирелигиозного почитания «великого и безгрешного» Запада, которое было характерно для большей части российского общества в конце 80-х – начале 90-х («Почему необходимо обезопасить восточные границы России», «НВО», 09.02.18).

ПОЧЕМУ НАМ НЕ НАДО БОЯТЬСЯ НАТО

К счастью, по причинам военного и психологического характера на прямую военную агрессию против России НАТО принципиально не способно («Почему нам не страшен «быстрый глобальный удар», «НВО», 24.11.17; «Шоковая терапия для Запада», «НВО», 22.02.18). Против России будет и дальше вестись война экономическая и информационная. Впрочем, вряд ли она будет успешной. Во-первых, на Западе совершенно не понимают российский менталитет. Во-вторых, описанное выше торжество идеологии над здравым смыслом лишает западные власти гибкости мышления и способности осознавать ошибки. Неким олицетворением этого стало недавнее заявление американского спецпредставителя на переговорах по Украине Курта Волкера о том, что санкции против России не сработали, поэтому надо ввести новые санкции.

Что касается информационной войны, то чем яростнее ведет ее Запад, тем более очевидный обратный эффект она дает. Вообще, создается впечатление, что информационное давление Запада на Россию становится важнейшим политическим ресурсом Кремля, укрепляющим его внутриполитические позиции. Но Запад продолжает прежнюю политику, повторяя опыт информационно-идеологической победы над СССР и считая, что это получится по второму разу. Там не понимают, что советский народ сидел в информационной изоляции, поэтому западные «голоса» воспринимал как истину в последней инстанции. У современных россиян нет практически никаких информационных ограничений. В таких условиях Запад мог бы победить в информационной войне только в одном случае – если бы говорил правду.

Однако говорить правду – это признать, что Абхазии, Южной Осетии и Крыма не было бы, если бы не было Косово. Что 90% жителей Абхазии, Южной Осетии и Крыма считают Россию не оккупантом, а освободителем, оккупантами для них были Грузия и Украина. Что из всех внешних участников конфликта в Сирии на законном основании там находятся только Россия и Иран. Что никакой «умеренной сирийской оппозиции» нет и не было, есть исламские головорезы, которые различаются только тем, что одни хотят сделать Сирию плацдармом для дальнейшей экспансии, а другие согласны строить теократию в одной Сирии. На их фоне Асад – настоящий демократ. Надо также признать, что издевательство над российскими спортсменами в связи с ОИ-18 было грязным политиканством и полным беззаконием, а к борьбе с допингом не имеет ни малейшего отношения. Более того, наказание тех, кто никогда никакого допинга не принимал, выдает определенную индульгенцию тем, кто его принимал или давал на это санкцию.

Разумеется, ничего этого признано не будет никогда (хотя бы потому, что это обесценило бы очень значительную часть антироссийского пафоса), западные пропагандисты продолжат врать, тем самым автоматически обрекая себя на поражение в информационной войне. Впрочем, очень многие западные авторы не понимают, что они врут, они искренне верят в тот бред, который пишут. Например, что на референдуме 2014 года крымчане голосовали под дулами автоматов, а теперь изнывают под оккупацией, сопровождающейся массовыми нарушениями прав человека. В результате сложилась ситуация, совершенно немыслимая в советское время: сайты, связанные с правительственными информационными агентствами, в массовом порядке перепечатывают антироссийские статьи из западных СМИ. Статьи эти настолько глупы и лживы, что работают не против Кремля, а на него. То есть кремлевскому агитпропу даже не надо особенно напрягаться, западный агитпроп почти все сделает за него.

Иногда, видимо, какое-то прозрение на Западе происходит. В частности, МОК стал неожиданно быстро сворачивать допинговую историю потому, что российское общество продемонстрировало в ответ на нее что угодно, только не раскаяние и самоуничижение. А на Кремль многие россияне обиделись отнюдь не за создание «допинговой системы», а, совсем наоборот, за отказ от полного бойкота ОИ-18. То есть идеологический эффект получился полностью обратным ожидаемому. Но переломом в информационной войне это вряд ли станет, ибо идеологические стереотипы сильнее фактов.

ВОЕВАТЬ БУДУТ НА ПЕРИФЕРИИ

Впрочем, только информационной и экономической войной все-таки может не обойтись. Возможны и настоящие войны, только не прямые, а периферийные. Например, в Донбассе («О, спорт, ты – война!», «НВО», 26.01.18). Или в Сирии. После того как террористический «халифат» был не полностью уничтожен, но перестал быть квазигосударством и понес огромные людские и материальные потери, война не то что не закончилась, а только по-настоящему и началась. При этом действия США стали уже полным и абсолютным беззаконием. Американские войска никто не приглашал в Сирию даже для борьбы с террористами, после же поражения последних их нахождение в этой стране – в чистом виде агрессия.

В Вашингтоне уже поняли, что его сирийская стратегия обернулась полным провалом (потому что, по сути, никакой стратегии не было, а было очередное идеологическое безумие), поэтому начали действовать в стиле «так не доставайся же ты никому!» Они целенаправленно разрушают Сирию только для того, чтобы не почувствовали себя победителями ее руководство, а также Россия и Иран. Это уже даже не беззаконие, а откровенный бандитизм, но остановиться США явно неспособны. Они по-прежнему считают, что обладают монополией на попрание международного права и что им можно то, чего ни в коем случае нельзя другим. Интересно, понимает ли хоть кто-нибудь в Вашингтоне, что, подобно тому, как в Косово США выдали России карт-бланш на Абхазию, Южную Осетию и Крым, так теперь, оставляя свои войска в Сирии, они выдают России карт-бланш на открытое размещение своих войск в Донбассе? Разницы с точки зрения норм международного права не будет никакой. Но скорее всего никому в американском руководстве это даже не приходит в голову.

В очередной раз беззаконие продемонстрировал и Израиль. Возможно, в его воздушное пространство действительно залетел из Сирии иранский беспилотник (безоружный разведчик). Израильские военные его вполне законно сбили, после чего абсолютно незаконно нанесли удар по сирийской территории (якобы по иранским объектам в этой стране). А потом совершенно великолепно возмутились тем, что сирийская ПВО не просто открыла огонь по израильским самолетам, но один из них сбила! Получилось точно по Чапеку: «Противник варварски обстреливал наши самолеты, мирно сбрасывавшие бомбы на его город». В общем, после этого Россия может, например, нанести удар по американской бригаде, развернутой в Польше, да еще и возмутиться, если польская ПВО окажет нам противодействие. Иранцы в Сирии угрожают Израилю ровно настолько же, насколько американцы в Польше нам – ни на сколько. Впрочем, некое оправдание израильскому беззаконию можно найти в его сложном историческом прошлом. У США и таких оправданий нет.

ИРАНСКИЙ ВОПРОС

На прямое военное столкновение с Россией США не рискнут не только в Европе, но и в Сирии. Зато целью американцев вполне может стать Иран, о чем в Вашингтоне говорят вполне открыто. Именно эта страна оказывает Сирии основную экономическую помощь, а также обеспечивает пехоту для тяжелейшей наземной войны – как собственных бойцов КСИР, так и шиитских ополченцев из Ирака, Ливана, Афганистана, Пакистана (качество пехоты не очень высокое, но оно компенсируется количеством). Только через воздушное пространство Ирана летают боевые самолеты из России в Сирию и обратно. Военный разгром Ирана оказал бы сильнейшее воздействие на ситуацию в Сирии и вызвал бы настоящий восторг Израиля и аравийских монархий.

США вполне способны в характерном для них стиле нанести по Ирану массированные авиационно-ракетные удары. Иран, безусловно, ответит аналогичными ударами по монархиям. Это вызовет сильнейший рост цен на нефть, но для Вашингтона это не беда. Конечно, экономический бонус от этого получит Россия, но он во многом обесценится тем, что наша группировка в Сирии в этом случае окажется, по сути, в полной блокаде. При этом рост нефтяных цен очень сильно ударит по экономикам стран ЕС и Восточной Азии, чему в США только порадуются (это его прямые экономические конкуренты). Тем более что добыча американской сланцевой нефти в этом случае вновь станет рентабельной, что вновь сделает Америку крупнейшей нефтедобывающей страной, способной полностью себя обеспечить.

В общем, для США здесь сплошные плюсы. За исключением одного – Иран может через южные (шиитские) районы Ирака начать наземное наступление против монархий. Цену «воинам» их армий уже показала война в Йемене («Йемен – второй фронт для Сирии», «НВО», 21.04.17), то есть спасать монархии придется кому-то другому. Представить себе прямое участие Израиля в войне на стороне арабов пока не получается. Очень мощную армию имеет Египет, достаточно сильны ВС Иордании, но нет никаких гарантий, что Каир и Амман захотят проливать кровь своих солдат за интересы Вашингтона, Тель-Авива и Эр-Рияда. И уж тем более не захочет жертвовать своими солдатами и офицерами сам Вашингтон, особенно учитывая тот факт, что сейчас американская группировка на Ближнем Востоке совершенно недостаточна для ведения крупномасштабной наземной войны. Более того, Иран может нанести удары по американским силам в Афганистане, которые к классической войне вообще не готовы (у них нет наземной ПВО, совсем мало тяжелой бронетехники, да и авиации не слишком много). Видимо, именно эти обстоятельства становятся сильным сдерживающим фактором для Вашингтона. Здесь буквально «и хочется, и колется». Разгромить Иран Америке было бы очень выгодно, но последствия могут оказаться совсем неожиданными и далеко не желательными для США.

ПРОБЛЕМА НАГОРНОГО КАРАБАХА

Впрочем, у Вашингтона может появиться соблазн спровоцировать еще одну войну на российской периферии, на что из США уже последовали некоторые довольно прозрачные намеки. Речь идет о замороженном 24 года назад, но так и не урегулированном конфликте в Нагорном Карабахе. Урегулировать его мирным путем на самом деле совершенно невозможно из-за взаимоисключающих позиций сторон («Карабахский разлом вечен», «НВО», 13.05.16), а вот его возвращение в горячую фазу возможно в любой момент. Вашингтон (как и Москва) на словах выступает за это самое совершенно невозможное мирное урегулирование, но прекрасно понятно, что в реальности его совершенно не волнует судьба ни Армении, ни Азербайджана.

Своими последними успехами в Сирии Россия в значительной степени обязана созданию коалиции Москва – Тегеран – Анкара. При этом совершенно ясно, что Анкара является в ней самым слабым звеном. Москва и Тегеран с начала конфликта и до нынешнего момента были и остаются на стороне Асада, Турция до 2016 года была его главным противником и самым надежным тылом для всех группировок, воюющих против Асада (включая запрещенные в России террористические группировки «ан-Нусра» и «Исламское государство»). Но Эрдоган решил, что попытка военного переворота в Турции в июле 2016 года была организована США (так это или нет, до сих пор неясно). И в результате оказался в противоположном лагере, где, откровенно говоря, пляшет под чужую дудку, работая на Дамаск, Москву и Тегеран (как ни странно, это относится даже к его операциям против курдов на сирийской территории). Причем его отношения с США обострились за это время до предела (из-за расхождений как раз по курдской проблеме). И «перевербовать» Эрдогана обратно Вашингтону можно будет именно через возобновление войны в Карабахе, в которой Турция автоматически и без вариантов поддержит Азербайджан. Москва же окажется в тяжелейшей ситуации.

В последние примерно пять лет Москва делала вид, что «не замечает» факта существования непримиримого армяно-азербайджанского конфликта. И продала Азербайджану огромное количество новейшей боевой техники, которая может быть использована Баку с единственной целью – для войны за возвращение Нагорного Карабаха. За которым стоит Армения, наш союзник по ОДКБ. Если армяно-азербайджанская война возобновится всерьез (а не на три дня, как два года назад), у России будет два варианта действий. Либо начать войну против Азербайджана, встретившись в бою с только что проданными ему нами же Т-90, БМП-3, БТР-82А, ТОС-1А, «Смерчом», а заодно пойти на полный разрыв с Турцией (вплоть до возможности прямой войны еще и с ней, причем под турецкий удар попадут наши изолированные группировки – в Армении и Сирии). Либо прямо и откровенно предать союзника, получив самый сокрушительный удар по своему имиджу как минимум за весь ХХI век, если не за весь постсоветский период. За ударом по имиджу всегда неизбежно следует подрыв и утрата геополитических позиций, особенно на постсоветском пространстве, которое Москва считает зоной своих особых интересов.

Теоретически возможен, конечно, третий вариант, как бы самый благоприятный. Если Азербайджан наносит удар только по НКР, не трогая собственно Армению, а поддержка Азербайджана Турцией остается чисто политической, но не военной, Москва сделает вид, что она здесь ни при чем, ведь ее союзником по ОДКБ является Армения, но не НКР, которая официально не признана никем, включая саму Армению. Но этот вариант окажется благоприятным для нас только в одном случае – если Азербайджан потерпит очередное полное военное поражение, не сумев вернуть не только весь Карабах, но хоть сколько-нибудь заметную его часть (в апреле 2016 года он уже «отгрыз» у армян около одного квадратного километра территории, но всерьез считать это успехом невозможно). Если Азербайджан одержит хотя бы частичную победу, захватив, например, треть ранее утраченных земель в НКР и вокруг нее, отношения между Москвой и Ереваном испортятся радикально (даже если сама Армения формально никак не пострадает), станет предельно ясна полная виртуальность ОДКБ. То есть нам надо надеяться на воинскую доблесть армян, которая, однако, может оказаться бесполезной, если у них возникнут проблемы с оружием и боеприпасами. И тогда мы как минимум должны будем начать поставки всего этого Армении, тем самым уже нарушив нейтралитет. Кроме того, подобные поставки будут крайне затруднены в чисто географическом смысле, они возможны лишь кружным путем через Иран, который еще должен будет на это согласиться. А если при этом удар будет нанесен еще и по самому Ирану, ситуация для нас окажется совсем печальной.

Добиться возобновления карабахской войны, разумеется, можно лишь спровоцировав на нее Баку. Ради этого Вашингтону придется «забыть» свои многочисленные наезды на азербайджанские власти по поводу нарушения ими прав человека. Нет сомнений, что подобная «забывчивость» проблемой для США не будет. Но вот в Баку могут решить, что в данный момент страна к войне не готова ( это действительно так). То есть надо надеяться на торжество здравого смысла. Не исключено, что в Баку его гораздо больше, чем в Вашингтоне. Ввиду отсутствия какой-либо идеологии.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также