0
5469
Газета Концепции Интернет-версия

06.04.2018 00:01:00

НАТО готовится отразить «русскую гибридную угрозу»

Необходимо пересмотреть смысл существования и место альянса в системе международной безопасности

Александр Бартош

Об авторе: Александр Александрович Бартош – член-корреспондент Академии военных наук.

Тэги: столтенберг, нато, сша, сила, украина, оон, безопасность, угроза, усиление


Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг удивлен слишком медленной подготовкой его подчиненных к новой угрозе со стороны Москвы. Фото Reuters

В первом в истории годовом отчете генерального секретаря НАТО, подписанном 26 января 2012 года тогдашним генсеком Андерсом Фог Расмуссеном, была дана оценка деятельности альянса за предыдущий год по четырем основным направлениям: операции НАТО, новые вызовы безопасности, модернизация структур, сил и средств, а также партнерские отношения. Отчет носил достаточно общий характер, а его объем составлял 17 страниц.

В представленном нынешним генсеком Йенсом Столтенбергом отчете за 2017 год на 120 страницах подробно отражен спектр вопросов, определявших цели и задачи адаптации альянса к политическим реалиям турбулентной и неопределенной международной обстановки. В отчете практически не содержится ранее не известных фактов. Однако документ богато иллюстрирован, написан понятным для рядового читателя и особенно молодежи языком, что превращает его в эффективное информационно-пропагандистское средство для использования в рамках публичной дипломатии.

Решению этой задачи способствует достаточно систематизированное изложение взглядов альянса на важные проблемы современности, охватывающие не только евро-атлантическую зону, но и регионы мира, находящиеся за многие тысячи километров от Брюсселя – в Юго-Восточной и Центральной Азии, на Ближнем Востоке и в Африке. В отчете получили отражение взгляды Организации Североатлантического договора на вопросы сдерживания, обороны и диалога, проецирования силы, развитие и модернизацию военного и военно-технического потенциала, партнерскую политику. Много внимания уделено отношениям с Россией.

Информационно-пропагандистская составляющая формирует внешнюю оболочку обзора. Ядро документа включает стратегически важные направления развития НАТО с учетом реалий современной мировой политики.

МОДЕРНИЗАЦИЯ НАТО

Центральную часть отчета составляют вопросы военной и военно-технической модернизации альянса с учетом особенностей конфликтов современности. В числе важных особенностей конфликтов в НАТО упоминают гибридные войны и связанный с ними перенос противостояния в киберсферу.

Противодействие гибридным угрозам генсек НАТО относит к одной из важнейших функций модернизированного альянса. В приведенном в отчете определении под гибридной войной понимается «комбинация военных и невоенных, тайных и открытых действий, включающих дезинформацию, пропаганду, развертывание иррегулярных вооруженных формирований вплоть до использования регулярных сил».

Современные гибридные угрозы могут включать изощренные кибератаки, экономическое и политическое давление и использование уязвимых мест противника.

 Многие из подобных тактик не новы, однако в последнее время они приобрели невиданные ранее скорость, масштаб и интенсивность воздействия.

В НАТО разработана Стратегия противодействия гибридным угрозам, и в последние годы достигнут определенный прогресс в трех ключевых областях: вскрытие и определение источника угроз; поддержка оперативной оценки угроз и выработки решений; организация упругого противодействия. Решение задач вскрытия и анализа гибридных угроз возложено на недавно созданное Объединенное управление по разведке и безопасности, специальный отдел в котором занимается вопросами совершенствования разведки и раннего предупреждения о возможных гибридных угрозах.

Важное место в сфере противодействия гибридным угрозам отводится партнерству между НАТО и ЕС, в рамках которого в Финляндии в 2017 году создан Центр передового опыта НАТО–ЕС по гибридным угрозам. Процедуры противодействия гибридным угрозам в рамках статьи по коллективной обороне отрабатывались на командно-штабном учении СМХ-17.

Для разработки теории и практики действий в киберсреде создан Центр киберопераций при штабе ОВС НАТО в Европе. Считается, что наличие центра позволит усилить кибероборону и поможет интегрировать ее в планирование операций НАТО на всех уровнях, а также позволит задействовать кибервозможности каждого государства-члена в миссиях и операциях НАТО.

Совместно с Центром киберопераций действует Центр передового опыта НАТО по киберзащите в Таллине, который готовит специальную Доктрину проведения киберопераций. Фактически реализуется очередной этап модернизации НАТО для действий в киберпространстве за счет перехода от пассивной защиты к стратегии активных киберопераций.

Структура командных органов преобразовывается в интересах обеспечения сдерживания, обороны, проекции стабильности и борьбы с терроризмом. Приняты решения о развертывании Объединенного командования в Атлантической зоне для защиты коммуникаций между Северной Америкой и Европой, а также Командования поддержки операций по логистике, усилению и военной мобильности. Для руководства Силами специальных операций планируется учредить дополнительно Компонентное командование сухопутных войск.

Решение о создании командований по переброскам военных сил и средств через Атлантику и внутри Европы придает альянсу новые регулирующие функции, носящие наднациональный характер. Европейские страны практически вынуждены передать альянсу значительную часть своих суверенных прав по контролю внутренних коммуникаций и государственных границ. Одновременно они становятся заложниками антироссийской политики военного продвижения блока на восток.

Новые импульсы получает военно-техническая составляющая модернизации НАТО.

Борьба в виртуальном пространстве приобретает все большее значение. Фото с сайта www.nato.int

Сделаны дополнительные шаги по концентрации усилий в разработке нового многоцелевого самолета противолодочной борьбы и разведки. К шести участникам проекта (Франция, Германия, Греция, Италия, Испания и Турция) присоединились Канада и Польша. Бельгия стала участницей еще одного проекта, связанного с разработкой многоцелевого транспортно-заправочного самолета (Германия, Люксембург, Нидерланды, Норвегия).

Новые импульсы получил проект разработки высокоточной ракеты класса «воздух–земля», количество участников которого возросло с 9 до 12 стран НАТО. Недавно к ним присоединилась Финляндия.

Для разработки более чем 250 инновационных проектов, охватывающих широкий спектр главным образом военных и некоторых гражданских проблем, в рамках Управления по науке и технологиям НАТО создаются группы специалистов из заинтересованных государств.

Ведутся работы по развертыванию интегрированной системы ПВО/ПРО. Серьезное внимание уделяется модернизации и разработке новых средств разведки, включая космические. Близится к завершению в декабре 2018 года проект модернизации самолетов системы дальнего радиолокационного обнаружения и управления АВАКС, которые смогут взаимодействовать с беспилотными летательными аппаратами «Глобал Хок», дислоцированными на авиабазе Сигонелла в Италии. К 2035 году на замену АВАКС планируется разработать новый самолет. Совершенствуются средства борьбы с подводными лодками, средства противоторпедной защиты кораблей.

ГИБРИДИЗАЦИЯ АЛЬЯНСА

Вместо объединения усилий в борьбе с международным терроризмом руководство НАТО вслед за США объявило Россию главной угрозой, в связи с чем альянс продолжает наращивать свой военный потенциал у наших границ. За последние годы группировка НАТО у границ РФ увеличилась в три раза, у западных границ – в восемь раз. К тому же в Европе на территории Бельгии, Италии, Нидерландов и ФРГ расположены более 200 авиабомб с ядерным зарядом.

В период 2012–2017 годов интенсивность ведения воздушной разведки НАТО у российских границ увеличилась в 3,5 раза, а морской – в полтора раза.

Генеральный секретарь в своем отчете упоминает лишь о 17 крупных учениях Объединенных вооруженных сил (ОВС) НАТО в 2017 году. В то же время за последние годы альянс в два раза нарастил интенсивность военных учений у российских границ. Возрастает число учений НАТО в Черном и Балтийском морях. В 2014 году альянсом проведено 282 учения, а в 2017 году – уже 548.

Крупнейшее учение ОВС НАТО «Трайдент-Джанкче» с участием около 50 тыс. военнослужащих планируется провести 25 октября – 7 ноября 2018 года в центральной части Норвегии, Балтийском море и Северной Атлантике. Замысел этого учения, как и многих других, носит конфронтационный, провокационный характер. В большинстве учений отрабатываются варианты развертывания сил быстрого реагирования, переброски к границам России из США и других стран НАТО дополнительных воинских контингентов, использования заранее складированных в Восточной Европе и Прибалтике запасов тяжелого оружия и военной техники с последующим наращиванием группировки и ведением боевых действий в соответствии с замыслом начального периода войны между Россией и НАТО.

Запад по-прежнему полагается преимущественно на грубую силу. Фото с сайта www.nato.int

Готовность к боевым действиям Объединенных вооруженных сил Североатлантического альянса на западных границах РФ повышена с 45 до 30 суток.

Продолжается активизация сотрудничества между НАТО и так называемыми контактными странами – Австралией, Новой Зеландией, Республикой Корея, Пакистаном и Японией.

НАТО охотно идет навстречу пожеланиям Японии и Южной Кореи создать партнерские ячейки при штабах альянса, предоставляет им возможность участвовать на постоянной основе в работе центров передового опыта по проблемам гибридных угроз.

Таким образом, в ходе модернизации альянса проводится целенаправленная политика по его гибридизации за счет присвоения им новых функций в сфере использования силы в международных отношениях, осуществляется институционализация блока на основе соглашений о взаимодействии и сотрудничестве между секретариатами НАТО и ООН, развития отношений с ОБСЕ и некоторыми другими международными организациями.

РОССИЯ В СТРАТЕГИИ АЛЬЯНСА

Гибридизация НАТО с одной стороны отражает объективные процессы, происходящие в мировой политике. С другой стороны, гибридизация альянса является следствием целенаправленных усилий США и ведущих стран НАТО по адаптации возможностей Организации Североатлантического договора для решения круга задач, связанных с переформатированием мира во многополярную структуру, появлением новых центров силы, снижением возможностей США по глобальному доминированию, падением эффективности организаций обеспечения международной безопасности. Совокупное действие указанных факторов приводит к растущей неопределенности и хаотизации международных отношений, усилению роли фактора силы.

Такие действия противоречат решениям ООН, саммитов ОБСЕ и саммитов Россия–НАТО о создании в Евро-Атлантике единого пространства мира, безопасности и стабильности и создают прямую угрозу национальной безопасности России и ее союзников. НАТО не хочет сегодня видеть в России равноправного партнера, что резко сужает варианты для сотрудничества, ведет к поддержанию высокого уровня напряженности в регионе. Развертывание элементов ПРО в Европе, усиление восточного фланга НАТО становятся факторами, провоцирующими нарушение стратегического баланса сил и по большому счету новую гонку вооружений. Аргументация таких действий известна и шлифуется альянсом от саммита к саммиту.

На фоне расширения зоны глобального охвата НАТО и последовательного наращивания военных возможностей блока очень неубедительно звучат традиционные обтекаемые заявления альянса о важности хороших отношений и «конструктивного диалога» с Москвой.

Генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг подчеркнул важность поддержания контактов между Россией и альянсом: «Во время роста напряженности еще более важно, чтобы мы говорили друг с другом и поддерживали открытыми линии для военных и политических контактов». Одновременно он заявил, что усиление присутствия на восточных рубежах альянса – это ответ НАТО на «все более активную деятельность России», «подрывающей суверенитет других государств». Однако он отметил, что в НАТО понимают необходимость диалога с Россией и «конструктивных отношений» с ней, построенных на комбинации политики жесткого сдерживания и обороны и значимого диалога. При этом подход НАТО к России «остается твердым, защитным и соразмерным», и альянс не будет стремиться отвечать на ввод в строй каждого российского танка, ракеты или беспилотника. Североатлантический союз намерен вести конструктивный диалог с Россией, что хотя и сложно, но «жизненно важно для повышения прозрачности и снижения риска».

Одновременно в свете известных намерений США применить в возможной войне в Европе ядерные боеприпасы пониженной мощности предупреждение генсека в адрес нашей страны, что, мол, «размывание линии» между ядерной и обычной войной «снижает порог для использования Россией ядерного оружия», выглядит как попытка переложить ответственность с «больной головы на здоровую». При этом генсек заявил, что «пока существует ядерное оружие, НАТО останется ядерным альянсом».

ДЕНЬГИ НА МОДЕРНИЗАЦИЮ

Генсек НАТО Столтенберг традиционно отчитался в успешной реализации решений о повышении военных расходов европейских союзников и Канады в среднем на 5%. Возросли инвестиции в развитие военных возможностей. Страны НАТО обязались инвестировать на эти цели 20 и более процентов национальных военных расходов. Сегодня на такой уровень вышли 12 государств. По мнению генсека, большинство государств – членов НАТО к 2024 году достигнут обусловленного уровня расходов на оборону в 2% от ВВП.

Однако пока основная финансовая нагрузка в НАТО ложится на США – 51,1% комбинированных расходов союзников по ВВП и 71,1% по комбинированным военным расходам. Это основная причина, вызывающая недовольство США вплоть до угроз новой американской администрации пересмотреть отношения с НАТО с переориентацией внимания Вашингтона на Юго-Восточную Азию.

БОРЬБА С МЕЖДУНАРОДНЫМ ТЕРРОРИЗМОМ

Одним из главных остается вопрос взаимодействия между союзниками и партнерами в борьбе с международным терроризмом. В рамках операции «Решительная поддержка» в Афганистане НАТО увеличивает свой воинский контингент с 13 до 16 тыс. военнослужащих, включая контингенты из 39 партнерских государств. Одновременно в отчетном докладе генсек НАТО призывает талибов сесть за стол переговоров с афганскими властями.

Заметим, что наращиванию участия партнеров в операциях и миссиях НАТО уделяется повышенное внимание. В рамках Программы повышения квалификации в области обороны (DEEP) альянс намерен продолжить финансирование подготовки афганских сил безопасности по крайней мере до 2020 года. Инструкторы из НАТО расскажут слушателям, как правильно строить, развивать и реформировать учреждения в сферах обеспечения безопасности, обороны и собственно военной.

В программе участвуют 12 государств, среди которых Армения, Казахстан, Киргизия, а также Азербайджан, Грузия, Сербия, Македония, Молдавия, Украина, Тунис и Мавритания.

Развернул полномасштабную деятельность учебный центр НАТО в Ираке, в котором специалисты из Испании, Канады и Словакии занимаются подготовкой военных.

Формально программа и учебный центр действуют под лозунгами борьбы с терроризмом, обеспечения суверенного развития и стабильности партнерских государств. Однако фактически развертывание подобных программ и проектов НАТО позволяет целенаправленно влиять на национальные элиты в нужном для Запада направлении, готовить условия для цветных революций и свержения неугодных правительств. К существенному ухудшению стабильности и к превращению обширных территорий Центральной Азии, Закавказья, Украины, Ближнего Востока, Северной и Центральной Африки в зоны хаоса, в питательную среду для терроризма приводит ставшее традиционным вмешательство США и отдельных стран НАТО во внутренние дела суверенных государств, попытки перекроить границы, разжигание этноконфессиональных столкновений, а также навязывание западных ценностей без учета национальных аспектов. Купленные национальные элиты – залог успеха такой стратегии.

ВЫВОДЫ ДЛЯ РОССИИ

Изучение отчета генерального секретаря НАТО позволяет выделить несколько важных факторов, несущих угрозу национальной безопасности России.

Во-первых, альянс под различными предлогами наращивает военное присутствие как непосредственно у российских границ, так и в других стратегически важных для нашей страны регионах. Одновременно НАТО присваивает себе формально не свойственные ей функции, прежде всего связанные с миротворчеством и применением силы в сфере международных отношений, что было использовано в конфликтах на Балканах и в Ливии. Подобные действия создают прецеденты, угрожающие России, ее союзникам и партнерам.

Во-вторых, альянс является одним из ведущих субъектов гибридной войны против России, использует технологии управляемого хаоса для провоцирования цветных революций. С этой целью НАТО применяет гибкие комбинации технологий жесткой и мягкой силы для расшатывания отношений между Россией, ее союзниками и партнерами, готовит почву для решающего удара по нашей экономике и системе обеспечения национальной безопасности.

В-третьих, Североатлантический альянс продолжает мероприятия по институционализации своих связей с авторитетными организациями обеспечения международной безопасности – ООН, ОБСЕ, ЕС. Усиление влияния НАТО в этих и некоторых других международных институтах несет в себе угрозу манипулирования ими с целью использования их возможностей в ущерб национальным интересам России.

И, наконец, альянс предпринимает масштабные шаги по адаптации системы командных органов с целью повышения наступательных возможностей ОВС блока за счет переброски сил усиления из США и Канады в Европу, обеспечения оперативного наращивания группировок ВС у границ России, координации использования Сил быстрого развертывания.

С другой стороны, отчет позволяет по-новому взглянуть на возможные пути оптимизации отношений между Россией и НАТО. Критерием оптимальности должно служить соответствие полученных результатов взаимодействия национальным интересам и ценностям нашего государства.

Актуальность задачи обновления и оптимизации вопросов взаимодействия между Россией и НАТО обусловлена следующими важными факторами:

– появление у России новых стратегических систем оружия служит катализатором изменений всей системы взаимоотношений государств и приведет к установлению новых мировых реалий. Миф о непобедимости и всесильности США дал трещину. Вашингтон и его союзники вынуждены будут считаться не только с мнением России, но и искать возможности установления с ней диалога. Однако процесс осознания неизбежности кардинального пересмотра отношений с Россией займет некоторое время. Постичь все в одночасье никому не дано;

– в среднесрочной перспективе НАТО останется главной военной силой Запада в Европе с одновременным наращиванием других составляющих (в первую очередь политической и информационной) в деятельности альянса в рамках процесса его гибридизации. Продолжится расширение географического охвата НАТО с ориентацией значительных ресурсов на Украину, Закавказье и Центральную Азию. Однако процесс расширения приобретает самодовлеющий и трудно управляемый характер, что в итоге приведет к неминуемой фрагментации и расколу НАТО;

– на настоящем этапе Россия не заинтересована в исчезновении НАТО. Стабильность развития Европы во многом зависит от наличия на континенте военно-политической организации обеспечения коллективной безопасности, поскольку с организацией строить взаимоотношения всегда легче, чем с отдельными государствами, зачастую преследующими свои эгоистические интересы, что особенно опасно в условиях нарастающей хаотизации международных отношений;

– политика расширения альянса на восток, усиления военных приготовлений блока выступает мощным катализатором недоверия и подозрений со стороны России в отношении истинных целей НАТО. Альянс, в свою очередь, заявляет об обеспокоенности действиями России. В условиях недостаточной прозрачности существенно возрастает вероятность конфликтов, связанных с неправильной оценкой действий сторон или случайными факторами. Это обусловливает необходимость восстановления диалога с целью снизить градус недоверия и подозрений;

– Совет Россия–НАТО, формально созданный для новых равноправных, тесных и дружественных отношений НАТО и России, не отвечает своему назначению и пока не стал тем действенным механизмом, работа которого была бы направлена на поиск путей взаимодействия в области укрепления системы европейской безопасности. Озабоченности России откровенно игнорируются, в стадии стагнации находится обсуждение ключевых вопросов, оказывающих прямое влияние на состояние национальной безопасности России;

– несмотря на негативные тенденции развития альянса, политическая важность НАТО сохраняется. России надо взаимодействовать с НАТО в том объеме и по тем вопросам, которые потребны и выгодны с точки зрения наших национальных интересов, и одновременно противодействовать всем попыткам навязывать решения, которые не соответствуют ее целям. Ни эйфории, которая была свойственна российской политике 90-х годов прошлого века, ни слепого отторжения в отношении взаимодействия с НАТО быть не должно. При всех обстоятельствах нам нежелательно обособляться от Запада. В отношениях с НАТО нужна политика, учитывающая весь спектр возможностей и функций военно-политического блока и определяемая исключительно национальными интересами России. Альянс, со своей стороны, должен осознать преимущества и выгоды от по-настоящему партнерских отношений с Россией для глобальной и региональной стабильности.

В течение многих лет руководители НАТО твердят о непрерывной трансформации союза. Однако в свете сегодняшних реалий альянсу нужна не трансформация, а кардинальное очистительное перерождение из реликта холодной войны в качественно новую организацию, способную под эгидой ООН адекватно реагировать на вызовы современности в рамках многополярного мира. Решение этой задачи невозможно без пересмотра смыслов существования и места НАТО в системе международной безопасности.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также