0
9517
Газета Армии Интернет-версия

31.08.2018 00:01:00

Армия самоубийц

Статистика говорит о негативном тренде в ветеранском сообществе США

Тэги: сша, ближний восток, военнослужащие, самоубийство, психические расстройства, реабилитация, пентагон, медучреждения, американские, ветераны


Отдавшие лучшие годы жизни на благо страны ветераны пользуются почетом и уважением власти. Фото с сайта www.whitehouse.gov

В одном из предыдущих выпусков (см. «Как погибла целая бригада морпехов США», «НВО» от 15.06.18) автор на основе отчета Исследовательской службы Конгресса США достаточно подробно рассмотрел ситуацию с потерями Вооруженных сил США за период 2006–2018 годов. Напомним, что общие потери за указанный период составили 15 861 человека убитыми, что, конечно, не так уж и много, принимая во внимание тот факт, что последние два десятилетия Соединенные Штаты постоянно ведут войны в различных регионах планеты, и в первую очередь на Большом Ближнем Востоке. Однако более тревожным оказалось то, что лишь около 28% из указанного числа военнослужащих погибли в районах боевых действий, то есть отдали свои жизни собственно на войне. Остальные – это жертвы мирного времени, погибшие по большей части на территории США, да еще и под воздействием алкоголя или наркотических и психотропных веществ.

Однако, как недавно выяснилось, высокие потери действующих военнослужащих и мобилизованных резервистов в небоевой обстановке – это еще не все удручающие новости, которые этим летом изрядно подпортили имидж Пентагону. Серьезная проблема имеет место и в сообществе американских ветеранов военной службы – там зафиксирован слишком высокий уровень самоубийств. Судите сами: согласно обнародованным данным, в период с 2008 по 2015 год в Америке ежедневно в среднем 20 военных ветеранов и действующих военнослужащих и представителей Национальной гвардии Резерва ВС США добровольно сводили счеты с жизнью.

В частности, в последний год отчетного периода, то есть в 2015 году, самый высокий среднесуточный уровень самоубийств был зафиксирован среди военных ветеранов, не пользующихся регулярно услугами специализированных учреждений Министерства по делам ветеранов военной службы США (10,6 человека в сутки), на втором месте оказались ветераны, которые такими услугами пользовались (6,1 человека в сутки), а на третьем месте – действующие военнослужащие ВС, нацгвардейцы, а также резервисты (3,8 человека в сутки).

Получается, что ежедневно в среднем от суицида гибнет почти полнокровный взвод американской армии. Такие потери Вооруженные силы США несут разве что в ходе серьезных вооруженных конфликтов. В то же время справедливости ради следует отметить, что среднесуточная смертность от суицида среди взрослых гражданских жителей в США в период с 2005 по 2015 год выросла с 68 до 97 человек.

С другой стороны, выявилась и еще одна неприятная для руководства военного ведомства Соединенных Штатов фактура. Суть ее в том, что, как тут же отметили ознакомившиеся с данной аналитической работой американские эксперты, доклад неожиданно продемонстрировал, что в результате ряда недостатков в учете статистики гибели военнослужащих и ветеранов, и самое главное – в классификации и точном определении причин их гибели, за последние годы «потерялось» несколько тысяч фактов гибели американских военнослужащих и ветеранов.

Дело в том, что впервые в данный отчет отдельной строкой были включены военнослужащие действующей армии, а также личный состав Национальной гвардии и Резерва ВС США. В итоге за четыре года – то есть за последние четыре года отчетного периода по рассматриваемому нами далее докладу – разница между ранее официально обнародованными американским Минобороны цифрами и данными, представленными в новом докладе, составила более чем 3400 погибших от суицида действующих военнослужащих ВС США, а также личного состава подразделений Национальной гвардии США и Резерва ВС США.

Но давайте изучим этот вопрос подробнее.

ПОЧЕМУ ВЕТЕРАНЫ СВОДЯТ СЧЕТЫ С ЖИЗНЬЮ

В июне 2018 года Управление по вопросам психического здоровья и предупреждения суицидов (самоубийств) Министерства по делам ветеранов военной службы США (далее – Министерство по делам ветеранов) обнародовало очередной, уже четвертый по счету документ под названием «Национальный доклад Министерства по делам ветеранов военной службы по вопросам самоубийств в период 2005–2015 годов» (VA National Suicide Data Report. 2005–2015. Office of Mental Health and Suicide Prevention.U.S. Department of Veterans Affairs. June 2018). На этот раз документ насчитывает 48 страниц и дает весьма подробную и потому достаточно неприглядную картину того, насколько незащищены оказываются ветераны военной службы в части, касающейся устранению среди них суицидальных явлений.

«Суицид – это кризисное для здоровья нации явление, которое отражается на всех американцах. Суицид занимает 10-е место в списке причин в показателях смертности в Соединенных Штатах, причем динамика суицидов среди основных групп населения Соединенных Штатов в последние годы возросла, – особо подчеркивают во вступлении авторы упомянутого доклада. – Согласно опубликованному в апреле 2016 года докладу, основанному на данных Центров по контролю и профилактике заболеваний (Centers for Disease Control and Prevention – CDC) за период с 1999 по 2014 год, количество суицидов среди основных групп населения, причем как мужчин, так и женщин, а также по всем возрастным группам в течение 2006–2014 годов росло существенно более высокими темпами, чем в более ранние отрезки времени. Полученные данные подчеркивают масштабы распространения суицидальных явлений среди всех американцев и говорят о необходимости согласованных национальных подходов в области общественного здравоохранения с участием федерального правительства, правительств штатов и местных органов власти, а также партнеров на уровне общин».

Проще говоря, кроме национальной эпидемии, связанной со стремительным ростом употребления различных опиоидов, с чем уже согласен даже президент США Дональд Трамп, Америку, которую хотят вновь сделать «великой», захлестнула еще и эпидемия самоубийств. И военные ветераны вносят в эту скорбную статистику весьма немалый вклад. Вполне возможно, что и в действующей армии и в ее резервных компонентах дела тоже обстоят не блестяще, но данные по самоубийствам в них являются закрытыми и в рассматриваемом отчете были приведены в общем виде фактически впервые за многие годы.

В американском Министерстве по делам ветеранов, да и не только в нем одном, это, надо сказать, прекрасно понимают: «Предотвращение суицидов является высшим клиническим приоритетом Министерства по делам ветеранов военной службы, – указывается в рассматривамемом нами документе. – Каждое самоубийство ветерана – это трагический исход. Вне зависимости от количества или темпов (роста числа самоубийств. – В.Щ.), одна потерянная жизнь – это уже слишком много».

Впрочем, несмотря на все предпринимаемые специалистами министерства усилия, работы в этом плане еще непочатый край. В том числе и потому, что примерно из 20 млн ветеранов военной службы, имеющихся на сегодня в Соединенных Штатах (из них около 2 млн, кстати, женщины), лишь немногим более 9 млн человек задействованы в мероприятиях Министерства по делам ветеранов и регулярно пользуются услугами его специализированных центров, госпиталей, других лечебных учреждений и пр.

Именно в целях повышения эффективности борьбы с суицидальными явлениями среди ветеранов военной службы профильное министерство в начале 2010-х годов приступило к подготовке первого специального доклада по самоубийствам среди отставных американских военных. Первые два доклада были опубликованы в 2012 и 2014 годах, но в рамках подготовки следующего доклада руководством министерства было принято решение изменить методику работы и расширить объемы исследований.

В результате в августе 2016 года вышел доклад, в котором данные по самоубийствам среди ветеранов военной службы были не только всесторонне проанализированы (в том числе проводилось сравнение по количеству самоубийств среди ветеранов, пользующихся услугами профильного министерства, и теми, кто этими услугами не пользуется), но еще и приведены в сравнении с данными по аналогичным случаям среди гражданского населения страны. Особое внимание уделялось анализу данных по суицидам среди военных ветеранов, у которых были диагностированы различные психические заболевания (травмы) или же которые, как было известно, принимали по рецепту слишком сильные наркотические препараты или же принимали их самостоятельно и бесконтрольно, впав в наркозависимость (это так называемые группы риска). Плюс к тому были выявлены так называемые факторы риска, а также был подготовлен целый комплекс рекомендаций по снижению суицидальных наклонностей среди данной группы американских граждан и пр.

Рассматриваемый нами доклад всесторонне оценивает масштабы суицидов среди американских военных ветеранов, сравнивает их с аналогичными показателями среди гражданского населения (то есть не служивших в Вооруженных силах США), а также делает определенные выводы, выявляет ситуацию среди представителей групп риска, определяет риск-факторы и дает рекомендации по снижению показателя смертности от самоубийств.

Причем следует особо отметить, что к ветеранам военной службы в данном случае американцы относят не только, как принято в российской традиции, военных пенсионеров, то есть военнослужащих, уволенных именно с правом на военную пенсию, но и тех военнослужащих, а также проходивших службу в Национальной гвардии или Резерве ВС США, кто отслужил свой срок или сроки по контракту, но пенсионером в нашем понимании не является.

Дело в том, что согласно американскому законодательству, граждане Соединенных Штатов, которые находились на действительной военной службе не менее 180 дней (фактически это продолжительность курса подготовки новобранца) и уволенные или освобожденные от исполнения служебных обязанностей по причинам, не связанным с недостойным поведением (преступлением), все до одного (!) причисляются к категории «ветеран Вооруженных сил США» (ветеран военной службы) и получают право на пользование определенными льготами. Размер этих льгот зависит от конкретных обстоятельств и четко определяется рядом положений. Причем в случае увольнения по инвалидности какого-либо «минимального показателя» продолжительности службы не существует вовсе. Согласно новым законодательным правилам, военнослужащие, которые после 1 августа 2009 года прослужили на действительной военной службе 6 лет и согласились прослужить еще 4 года, получают возможность в случае своей кончины передать право на получение всех положенных им льгот своей супруге (супругу), а те, кто прослужил 10 лет полностью – передать их не только супруге (супругу), но и детям.

Занимается вопросами американских ветеранов военной службы Министерство по делам ветеранов США, которое по численности является вторым среди федеральных министерств и ведомств. Его численность превышает 370 тыс. человек, а бюджет на 2017 финансовый год составлял 170 млрд долл. (не считая стоимости реализуемых под его эгидой программ). Основные задачи министерства: реализация различных программ реабилитации бывших военнослужащих; оказание помощи в получении ими дополнительного образования и трудоустройстве; предоставление льготных медицинских услуг (только тем, кто имеет на это право); оказание военным ветеранам разного рода финансовой поддержки (выплата пособий, компенсаций и пенсий по инвалидности, содействие в получении кредитов и займов, предоставление страховых услуг, налоговых послаблений и пр.), а также обеспечение захоронений и поддержание системы кладбищ для уволенных с действительной военной службы военнослужащих.

Представленный в июне 2018 года доклад основан на анализе данных по смертности за период 2005–2015 годов, собранных во всех 50 штатах США, а также в округе Колумбия и на территории Пуэрто-Рико (заметим, что предыдущий доклад давал данные еще и за период 2001–2004 годов). При этом данные даются по календарному году, а не по финансовому, как обычно принято в США.

Министерство по делам ветеранов военной службы
США располагает развитой сетью
специализированных центров, госпиталей и иных
медицинских учреждений.
Фото с сайта www.paloatto.va.gov

Главные выводы, сделанные авторами доклада на основе анализа всей совокупности собранной ими информации, выглядят следующим образом:

– основные тенденции в сфере суицидов среди ветеранов военной службы, зафиксированные ранее в период до 2014 года, остались неизменными и в 2015 году;

– в течение 2015 года количество самоубийств среди военных ветеранов составило в общем 14,3% от совокупного числа самоубийств среди взрослых американцев (на тот период количество военных ветеранов составляло 8,3% от общего числа американцев в возрасте от 18 лет и выше). Пятью годами ранее, в 2010 году, данные показатели были соответственно 16,5 и 9,6%, а в 2005 году – соответственно 18,3 и 11,3%. В результате снижение первого показателя – процента самоубийств военных ветеранов в общем количестве самоубийств среди взрослых граждан Соединенных Штатов – вполне соответствует тенденции одновременного снижения процентного отношения ветеранов военной службы по отношению к численности взрослого населения Америки;

– высоким среди военных ветеранов остается доля самоубийств с применением огнестрельного оружия: в 2015 году процент таких случаев среди общего количества суицидов составил 67,0%, что соответствует показателю 2014 года;

– по результатам 2015 года процентный показатель по количеству самоубийств среди ветеранов военной службы в расчете на 100 тыс. человек после корректировки на разницу в возрасте оказался в 2,1 раза выше, чем среди простых, гражданских взрослых американцев, причем среди мужчин этот показатель был у военных ветеранов в 1,3 раза выше, чем у гражданского населения Америки, а среди женщин – выше аж в 2,0 раза;

– по данным за 2015 год, более высокий показатель по суицидам в процентном соотношении был зафиксирован среди молодых ветеранов военной службы (возраст 18–34 года), тогда как наименьший показатель в этом плане оказался среди военных ветеранов самой старшей возрастной группы (55 лет и старше), но в то же время в абсолютном выражении на последнюю группу пришлось 58,1% от общего количества случаев суицида среди всех ветеранов военной службы, зафиксированных за 2015 год;

– в течение 2015 года, как уже указывалось выше, в среднем ежесуточно из жизни добровольно уходили 20,6 действующих военнослужащих Вооруженных сил, Национальной гвардии и Резерва Вооруженных сил США, а также ветеранов военной службы. Это второй показатель за период 2005–2015 годов, пальму печального первенства здесь удерживает 2014 год, когда в среднем ежесуточно сводили счеты с жизнью 20,8 представителей указанных категорий;

– после корректировки на разницу в возрасте выяснилось, что показатели смертности от самоубийств среди военных ветеранов и гражданского населения всех рассматривавшихся возрастов в период 2005–2015 годов выросли, однако среди ветеранов темпы роста были существенно ниже, чем среди их не служивших в армии гражданских коллег. В то же время темпы роста числа самоубийств среди военных ветеранов, не пользовавшихся регулярно услугами специализированных учреждений Министерства по делам ветеранов США, оказались существенно выше по сравнению с аналогичным показателем в отношении ветеранов, пользовавшихся такими услугами.

В отношении вышеуказанного вывода парадоксальным выглядит другой вывод, сделанный авторами исследования: принимая во внимание нескорректированный и скорректированный на разницу в возрасте показатели смертности от суицидов за 2015 год, установлено, что среди тех ветеранов военной службы, кто недавно пользовался услугами специализированных учреждений Министерства по делам ветеранов США, процентные показатели смертности в результате самоубийств по сравнению с общей смертностью в группе оказались выше, чем у тех ветеранов, кто вообще не пользовался такими услугами, а также по сравнению с военными ветеранами вообще и даже в сравнении с гражданским населением Америки.

Впрочем, в последнем случае дело скорее всего объясняется тем, что общая численность военных ветеранов и гражданского населения в Соединенных Штатах все же велики, а потому процент смертности от суицида на фоне общей смертности выглядит слишком высоким. А вот то, что такой процент выше именно среди тех ветеранов, кто недавно пользовался услугами специализированных учреждений Министерства по делам ветеранов США, весьма удивителен и не может не настораживать профильных специалистов. Причем такая же ситуация была характерна и для предыдущего доклада на данную тему, подготовленного в 2016 году. Авторы рассматриваемого исследования, впрочем, указывают, что это может быть вызвано тем, что военные ветераны, обращающиеся в указанные специализированные учреждения за медицинской помощью, сильно нуждаются в ней, поскольку их болезни негативно влияют на их образ жизни. А среди таких пациентов очень распространены представители группы риска, а именно лица, страдающие психическими расстройствами или заболеваниями.

«МОЛОДЕЖЬ» ОКАЗАЛАСЬ БОЛЕЕ СТОЙКОЙ

К сожалению, ограниченный объем публикации не позволяет нам в полной мере отразить все содержимое уникального отчета, подготовленного специалистами Министерства по делам ветеранов США, но некоторые моменты мы все же здесь отразим, поскольку они дают определенное представление о том, среди каких ветеранов более всего имеется склонность к суициду.

Один из самых главных моментов – документально зафиксированное свидетельство того, что в Соединенных Штатах за последнее десятилетие действительно наблюдалось нарастание эпидемии самоубийств среди всех категорий граждан, но в особенности среди ветеранов военной службы. Так, согласно приведенным в рассматриваемом нами докладе Министерства по делам ветеранов США данным, в 2015 году по сравнению с 2005-м прирост количества смертей в результате суицида после корректировки на разницу в возрасте выглядит по разным категориям населения следующим образом:

– ветераны военной службы в общем плане – рост на 32,7% (мужчины – на 35,3%, женщины – на 45,2%);

– ветераны военной службы, пользующиеся услугами специализированных учреждений Министерства по делам ветеранов США, – рост на 27,1% (мужчины – на 29,05%, женщины – на 17,8%);

– ветераны военной службы, не пользующиеся такими услугами, – рост на 32,6% (мужчины – на 34,6%, женщины – на 54,7%);

– гражданское население Америки, не относящееся к военным ветеранам, – рост на 19,9% (мужчины – на 2,2%, женщины – на 32,8%).

Цифры говорят сами за себя. Но особенно поражает существенный прирост количества смертей от суицида среди женщин, причем как из категории ветеранов военной службы, так и из категории простого, гражданского населения. Причины этого, судя по всему, не совсем понимают и проводившие исследования специалисты.

Привлекает внимание и распределение случаев самоубийств по видам Вооруженных сил США. Основная доля здесь в период 2005–2015 годов пришлась на представителей самого многочисленного вида американских Вооруженных сил, а именно на Сухопутные войска (39,9% от общего количества добровольно покончиших счеты с жизнью; на 2015 год процент ветеранов этого вида ВС США среди общего количества военных ветеранов Америки составлял 46,7), следом идут Военно-морские силы (22,6 и 22,5% соответственно), затем – представители самого высокотехнологичного вида ВС США, а именно Военно-воздушных сил (14,3 и 18,3%), за ними – морские пехотинцы (11,4 и 11,4%), потом – все остальные, куда включаются военнослужащие, проходящие службу в Береговой охране, Службе общественного здравоохранения и Национальном управлении по исследованию океанов и атмосферы США (в совокупности 1,1 и 1,1% соответственно), тогда как на тех, чья принадлежность к тому или иному виду или роду войск установлена не была, приходится 13,5% от общего количества самоубийств.

То, что общий показатель превышает 100%, объясняется авторами исследования тем, что отдельные военные ветераны проходили за свою карьеру службу в нескольких видах ВС США, а потому как жертвы суицида они проходят по статистике всех этих видов ВС. В итоге же, как видим, процентные показатели по жертвам суицида и по ветеранам соответствующего вида Вооруженных сил США в общем количестве ветеранов военной службы в целом совпадает, причем у флота и морпехов совпадение это почти идеально со статистической точки зрения. Так что нельзя сказать, что служба в каком-то из видов ВС США наносит более серьезный отпечаток на психическое состояние военнослужащего и, соответственно, является причиной большей склонности представителей этого вида американских ВС к проявлению суицидальных наклонностей. Этим развеивается определенный миф о том, что в пехоте эти явления более часты.

Еще один интересный результат данного исследования заключается в том, что опровергнут миф о том, что молодые ветераны военной службы решают свести счеты с жизнью более часто, чем их старшие товарищи. Отнюдь.

Среди ветеранов военной службы, которые принимали участие в крупных войнах, наиболее высокий процент самоубийств наблюдается в среде ветеранов Вьетнамской войны (1960–1973). Он составляет 29,3% от общего количества военных ветеранов, покончивших жизнь самоубийством за период 2005–2015 годов, но это вполне объяснимо, поскольку и в процентном отношении количество военных ветеранов «вьетнамской эры» среди общего числа ветеранов военной службы в США существенно высоко, и по состоянию на 2015 год оно составляло 30,8%.

Следом идут военные ветераны, проходившие военную службу в действующей армии, Нацгвардии и Резерве ВС США в период с 1990 года и по 11 сентября 2001 года (дата известных террактов на территории США), на чью долю приходится 18,6% от общего количества самоубийств среди военных ветеранов (доля таких ветеранов в общем числе ветеранов Америки на 2015 год – 18,8%).

И только затем идут «молодые» военные ветераны, то есть те, кто «тянул лямку» после 11 сентября 2001 года, – на их долю приходится 11,3% от всех случаев самоубийств среди ветеранов военной службы, хотя ветераны этого периода составляют 17,4% от общего количества военных ветеранов, зафиксированных в Америке на 2015 год. То есть, если говорить проще, «молодежь», напротив, оказалась самой устойчивой к «вирусу суицида».

Добавим, что среди ветеранов времен Второй мировой войны 1941–1945 годов (Америка, напомним, вступила в войну именно в 1941 году) и ветеранов войны в Корее 1950–1953 годов самоубийств в процентном отношении мало: 9,1 и 9,3% от общего количества самоубийств в 2005–2015 годы среди американских военных ветеранов. Но дьявол здесь кроется в деталях, а именно в численности ветеранов этих эпох: первые на 2015 год составляли 4,1% от общего числа военных ветеранов Америки, а вторые – 7,9%. Таким образом, налицо существенно более низкое сопротивление этих ветеранов «вирусу суицида», в особенности почему-то, среди ветеранов Второй мировой.

Ну а вообще же самый высокий процент жертв суицида наблюдается, как ни странно, среди тех, кто проходил службу в американской армии и ее резервных компонентах в так называемый межвоенный период. В этой категории самоубийства составили 33,1% от общего числа самоубийств среди военных ветеранов в 2005–2015 годы, хотя численность ветеранов этой категории в 2015 году составила только 21,0% от общего числа ветеранов военной службы в США.

Впрочем, данные результаты как нельзя точно коррелируют с выводами, сделанными нами по итогам анализа потерь действующей американской армии, отображенными в предыдущей публикации автора: военнослужащие в мирной обстановке гибнут более часто и зачастую просто в нелепых обстоятельствах, чем их товарищи, воюющие на том или ином театре военных действий, а «вирусу суицида» наиболее подвержены те ветераны, кто в годы своей службы не нюхал пороха по-настоящему. Какой вывод из этого в конечном счете сделают в Пентагоне, предсказать сложно. Но наш взгляд, он весьма прост: воюющая армия – здоровая армия…      



         


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также