0
11277
Газета История Интернет-версия

01.04.2011

Русский генерал из Карабаха

Александр Сагомонян

Об авторе: Александр Артурович Сагомонян - доктор исторических наук, профессор.

Тэги: лазарев, жизнь, кавказ


Иван Давыдович Лазарев (снимок 70х годов ХIХ века).
Фото предоставлено автором.

На одной из картин своего «Кавказского цикла» – «Взятие аула Гуниб и пленение Шамиля 25 августа 1859 года» – знаменитый художник-баталист Франц Рубо со свойственной ему скрупулезностью в следовании историческим деталям изобразил эпизод, ознаменовавший фактическое окончание многолетней Кавказской войны. В центре полотна – сам Шамиль: гордо подняв голову и положив руку на рукоять кинжала, он устремляет взгляд на стоящего поодаль русского офицера. А тот, в знак почтения к побежденному противнику обнажив голову, также внимательно смотрит на предводителя непокорных горцев.

Имя русского офицера – Иван Давыдович Лазарев. Это был человек действительно незаурядный. Государственный деятель, боевой генерал, участник Русско-турецкой войны 1877–1878 годов, кавалер ордена Св. Георгия II степени┘ К сожалению, в наши дни он известен в основном лишь специалистам-историкам. Имя генерала Лазарева в cвое время не упоминалось ни в Большой советской, ни в Военной, ни в Исторической энциклопедиях, а только изредка встречалось в специальной литературе. Между тем в аналогичных дореволюционных изданиях он удостаивался подробных очерков с обязательным портретом. Только в самое последнее время имя Лазарева вновь появилось на страницах справочников и словарей.

Будущий герой кавказских войн родился в небогатой армянской семье в городе Шуша. В 19 лет он поступил рядовым в Ширванский полк и сразу же получил боевое крещение: война с горцами была в самом разгаре. Первая награда – солдатский Георгиевский крест – была получена «за выдающуюся храбрость». И уже став офицером, Лазарев по-прежнему отличался исключительным бесстрашием, всегда шел в бой впереди своих солдат.

Всю свою жизнь Лазарев прослужил на Кавказе, военная карьера была успешной, но поистине многотрудной. Можно смело сказать: слава его в крае была велика и заслуженна, его уважали и свои, и чужие. Будучи в 1850-е годы главой военного управления в ряде районов Северного Кавказа (Мехтулинское ханство, Даргинский округ), он приобрел репутацию человека не только беззаветно храброго, но благородного и справедливого.

Иван Давыдович Лазарев, по происхождению карабахский армянин, хорошо знал жизнь и обычаи кавказских народов, он имел влияние как среди христианского, так и среди мусульманского населения. Заслуживает особого внимания тот факт, что в подконтрольных ему районах почти полностью прекратились кровавые распри и мятежи. Местные жители считали его правителем суровым, но разумным и заслуживающим доверия. Недаром именно полковника Лазарева потребовал прислать к себе Шамиль для переговоров о сдаче! И тот действительно отправился к вождю горцев, причем один, без конвоя, а потом доставил Шамиля к генералу Барятинскому. В 1860 году Лазарев, уже генерал-майор, был назначен военным начальником Среднего Дагестана.

Одной из главных проблем, с которыми ему с самого начала пришлось столкнуться в крае, это вылазки небезызвестных абреков, которые грабили население, угоняли скот, похищали людей и при этом кичились своей доблестью и неуловимостью. Лазарев сразу же объявил, что абречество является преступлением, которое будет караться беспощадно. Первый же схваченный абрек был публично подвергнут жестокому телесному наказанию. Местные муллы посчитали это оскорблением ислама. К Ивану Давыдовичу явилась большая группа старейшин и заявила, что телесные наказания противны святому Корану. Лазарев же, в подтверждение своей правоты, потребовал принести священную книгу и сам указал те места, которые смущенный мулла должен был зачитывать вслух перед всеми. Надо ли говорить, какое впечатление произвел этот случай на всех присутствовавших и как возвысил авторитет «начальника края». В знак уважения к исламу Лазарев часто посещал мечети, следил за их состоянием, выделял средства беднейшим из них.

Генерал всегда стремился разъяснять свою политику, каждый свой шаг, умел добиваться результата словом, убеждением. Интересную характеристику отношений Лазарева с местным населением дает автор книги о нем, вышедшей в 1900 году в Тифлисе: «Его можно было видеть всегда окруженного толпою горцев, приходивших к нему для бесед или совещаний. У него не было приемных часов. Его двери стояли открытыми настежь, и каждый смело приходил к нему со своими нуждами. Он был в высшей степени доступен, но умел сохранять гордый начальнический тон, не допускавший фамильярности, которая в глазах горцев роняет достоинство начальника» .

После того как обстановка на Кавказе стабилизировалась, в 1868 году боевой генерал, видимо, неудобный для многих, был «выведен за штат» и назначен состоять при войсках Кавказской армии без какой-либо определенной должности. Почти девять лет он находился, по существу, в бездеятельности, лишь время от времени выполняя отдельные поручения. Но его звездный час был еще впереди.

В 1877 году началась Русско-турецкая война, и Лазарев добивается, чтобы его послали в действующую армию. Генералу Лазареву суждено было сыграть выдающуюся роль в развитии событий на Кавказском театре войны, где он проявил себя как крупный военачальник. Его имя стоит в одном ряду с именами генералов Скобелева, Гурко, Лорис-Меликова.

В октябре 1877 года генерал-лейтенант Лазарев командовал обходной колонной русских войск в сражении у горы Авлияр. Совершив успешный маневр в тыл турецкой армии Мухтара-паши и согласовав свои действия с основными силами по полевому телеграфу (впервые в русской армии!), он нанес решающий удар. В результате турки, которые должны были отойти к Карсу и атаковать блокадный корпус русских, были полностью разбиты. После этого сражения о переброске турецких войск на Балканский театр военных действий не могло уже быть и речи.

А вскоре, в ноябре, русские войска под непосредственным командованием генерала Лазарева взяли штурмом сильно укрепленную турецкую крепость Карс. Во многих войнах между Россией и Турцией Карс играл ключевую роль. Так, во время Крымской войны эта крепость, взятая генералом Муравьевым-Карским, была обменяна на захваченный врагом Севастополь. В войне 1877–1878 годов падение Карса фактически предопределило поражение Турции.

Успешный штурм Карса в ночь с 5 (17) на 6 (18) ноября 1877 года – наиболее важная военная заслуга генерала Лазарева. «Надо было видеть все эти грозные твердыни и бесчисленные укрепления, – свидетельствовал современник, – чтобы понять и оценить ту громадную энергию вождя, то бесстрашие и решимость войск, которые выполнили эту задачу – взятие крепости – в какие-нибудь двенадцать часов. Крепость пала только под ударами штыков, без предварительного серьезного обстрела артиллерией. Недаром событие это произвело поражающее впечатление не только в целой России, но и везде заграницей». Но главное, пожалуй, то, что эта победа была одной из немногих в войне 1877–1878 годов, которая досталась ценой относительно небольших потерь.

Некоторое время после окончания войны Лазарев исполнял обязанности командующего Кавказским корпусом, сменив генерала Лорис-Меликова. В 1879 году он был направлен на новый театр военных действий, в Среднюю Азию, однако успел лишь организовать переправку войск, заболел и вскоре скончался.

Похоронен генерал Лазарев был в Тифлисе (Тбилиси), в ограде Ванского собора. Кстати, именно в этом городе долго хранилась картина художника Рубо, одним из героев которой являлся генерал. Уже в 60-е годы ХХ века полотно было передано в Художественный музей города Грозного, где являлось главным экспонатом. В 90-е годы оно оказалось в эпицентре известных событий и едва не было утрачено. Потом картина все же нашлась, но в очень плохом состоянии. Ныне находится на реставрации в Москве.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также