0
7203
Газета История Интернет-версия

02.02.2018 00:01:00

Победа под Сталинградом ковалась и усилиями военных дипломатов

Они были далеко от родины, но вместе с ней успешно боролись со злейшим врагом человечества

Владимир Винокуров

Об авторе: Владимир Иванович Винокуров – вице-президент Лиги военных дипломатов, доктор исторических наук, профессор.

Тэги: сталинград, генштаб ркка, директив 41, гитлер, сталин, манштейн, молотов, риббентроп, жуков, василевский, паулюс


Советские артиллеристы во время одного из уличных боев в Сталинграде. Фото © РИА Новости

Сегодня в нашей стране отмечается юбилейная дата эпического сражения, изменившего ход Второй мировой войны, – 75-летие окончания Сталинградской битвы. «Уран» – кодовое наименование оборонительной (17 июля – 18 ноября 1942 года) и наступательной (19 ноября 1942 года – 2 февраля 1943 года) операции войск Юго-Западного, Донского и Сталинградского фронтов в Великой Отечественной войне с целью окружения и разгрома немецко-фашистской группировки под Сталинградом.

ЯРОСТЬ ФЮРЕРА И НОВЫЙ ПЛАН НАСТУПЛЕНИЯ

Потерпев поражение под Москвой, Гитлер пришел в ярость. Его иллюзии о скором и неизбежном захвате советской столицы развеялись, планы о захвате кавказской нефти оказались нереализованными, а приказание перекрыть поступление в Москву военных грузов по Волге из южных районов оказалось невыполненным. Впервые за годы войны германские войска потерпели сокрушительное поражение и впервые были вынуждены отступать.

В первом квартале 1942 года в Генеральном штабе РККА пытались определить, где германское командование может нанести главный удар. Мнения разошлись, но превалировало одно: главная цель германских войск – по-прежнему Москва.

Однако у Гитлера были более обширные планы. Его замысел о летнем наступлении на Восточном фронте был оформлен в виде плана новой кампании. 28 марта начальник генерального штаба сухопутных войск прибыл в ставку Гитлера и доложил ему проект плана новой операции под условным названием «Блау». Гитлер несколько дней тщательно изучал его, подверг предложение Генштаба сухопутных войск уточнениям и корректировке. 5 апреля план был окончательно утвержден в качестве директивы № 41.

В директиве № 41 («Блау») содержался стратегический замысел германского командования по ведению войны на Восточном фронте в 1942 году и определены основные направления главного удара группировок немецких войск. Цель летнего наступления 1942 года германских войск на Восточном фронте заключалась в том, чтобы «вновь захватить инициативу и навязать противнику свою волю». Главный удар намечался на южном направлении с «целью уничтожить противника западнее реки Дон и в последующем захватить нефтяные районы Кавказа и перевалы через Кавказский хребет».

В ходе операций на этом стратегическом направлении планировалось овладеть Сталинградом, на чем особенно настаивал Гитлер. Чтобы создать предпосылки для успешной реализации плана «Блау», предполагалось первоначально овладеть Севастополем, Керченским полуостровом, срезать выступ советского фронта в районе Барвенково, а также провести операции на некоторых других участках Восточного фронта.

Значительное внимание при этом уделялось сталинградскому направлению. В директиве об этом сказано следующее: «Попытаться достигнуть Сталинграда или по крайней мере подвергнуть его воздействию тяжелого оружия с тем, чтобы он потерял свое значение как центр военной промышленности и узел коммуникаций».

Отдавая такое распоряжение, Гитлер надеялся на то, что, захватив Кавказ, он сможет также разрушить город, который носил имя Сталина. Приказ разрушить Сталинград с помощью «тяжелого оружия» многие историки рассматривают как явное желание Гитлера дать пощечину Сталину и тем самым оказать на него психологическое воздействие. На самом деле замысел Гитлера был значительно серьезнее. После захвата Сталинграда Гитлер планировал повернуть основные ударные силы немецких войск на север, отрезать Москву от тыла, а затем осуществить генеральное наступление на советскую столицу с востока и запада.

РАЗВЕДОБЕСПЕЧЕНИЕ ОБОРОНИТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ

В ходе величайшего Сталинградского сражения самоотверженно работали все военно-дипломатические представительства за рубежом. Какие же сведения удалось добыть в 1942 году военным дипломатам, действовавшим далеко от Восточного фронта?

Как указывалось выше, Гитлер утвердил директиву № 41 5 апреля. Однако основные ее положения благодаря работе советских военных дипломатов стали известны в Москве значительно раньше. Этот факт был отмечен генералом армии Сергеем Штеменко следующим образом: «Летом 1942 года замысел врага захватить Кавказ… был раскрыт достаточно быстро. Но и на этот раз у советского командования не было возможности обеспечить решительные действия по разгрому наступающей группировки противника в короткий срок».

Трудно сказать, когда точно в Генштабе сухопутных войск вермахта приступили к разработке названной директивы, но первое донесение о планах Гитлера по весеннему наступлению на Восточном фронте поступило в Москву из аппарата военного атташе (ВАТ) при посольстве СССР в Лондоне 3 марта 1942 года. В нем сообщалось о том, что Германия «планирует весной 1942 года начать наступление в направлении Кавказа. Для этих целей Берлин добился договоренностей о направлении на Восточный фронт 16 новых румынских, 12 итальянских, 10 болгарских, 2 словацких и несколько венгерских дивизий полного состава...»

Владимир Лота в труде «Секретный фронт Генерального штаба» указывает, что в тот же день пришло новое сообщение:

«Болгарский военный атташе в Турции сообщил из Анкары в Софию следующее:

а) Германия начнет свое новое наступление против СССР между 15 апреля и 1 мая;

б) наступление немецких войск не будет иметь характера блицкрига. Немцы намерены действовать медленно, но успешно…»

15 марта один из источников сотрудника аппарата советского военного атташе в Лондоне капитана И.М. Козлова Долли передал содержание бесед японского посла в Берлине с министром иностранных дел Германии Риббентропом, состоявшихся 18, 22 и 23 февраля. В этих беседах Риббентроп заявил, что Восточный фронт стабилизирован. На вопрос японского посла, когда следует ожидать весеннего наступления на Восточном фронте, немецкий министр ответил, что «план летней кампании разрабатывается Генштабом. Пока точную дату начала наступления он сообщить не может, но в общих чертах план тот же, о котором японскому послу говорил Гитлер в личной беседе. В операциях Германии против СССР в 1942 году первостепенное значение будет играть южный сектор Восточного фронта. Именно там начнется наступление, а сражение развернется к северу».

Далее агент сообщал о том, что, по данным японского посла в Берлине, немцы планируют отрезать СССР от внешней помощи, расширить наступление на юге, включая весь Донбасс и Кавказ. Если же не удастся, как заявил Риббентроп, совершенно сломить советский режим, то после летнего наступления СССР потеряет всякое значение и силу.

Кстати, этот источник начиная с января 1942 года передавал И. Козлову копии немецких радиограмм, расшифрованных британцами в результате попадания в их руки знаменитой шифровальной машины «Энигма». Долли не понимал, почему Уинстон Черчилль не передавал эти сведения советскому руководству, которое нуждается в них для отражения натиска германских армий на Восточном фронте. В течение 1942 года он ежемесячно передавал от 20 до 38 расшифрованных немецких, японских и турецких радиограмм. К тому времени британская дешифровальная служба смогла расколоть дипломатические и военные шифры не только Германии, но и Японии и Турции.

Сведения от Долли поступали в таком количестве, что вынудили советского военного атташе в Лондоне обратиться в Центр с таким необычным запросом: «Прошу дать оценку сообщениям Долли. Разрешите направлять их очередной почтой, чтобы не загружать радиосвязь. Вашими планами по информации эти материалы не предусмотрены. Прошу дать указание по задачам Долли».

Через день он получил следующий ответ: «Данные Долли очень ценны. Их надо обязательно посылать полностью. Пусть Долли дает больше этого материала. Усильте меры безопасности и конспирации при проведении встреч с Долли.

Директор»

Почему начальник Главного разведывательного управления (ГРУ) так отнесся к материалам Долли? Во-первых, потому, что этот агент передавал содержание всех важных переговоров, проводимых Риббентропом с послами стран «оси». Таким образом, политические замыслы германского руководства становились достоянием Иосифа Сталина и Вячеслава Молотова и учитывались при проведении внешнеполитических акций СССР. Во-вторых, Долли передавал содержание многих приказов, которые гитлеровское командование направляло своим генералам, действовавшим под Сталинградом и на кавказском направлении.

Вот несколько сведений, которые передавал Долли в ноябре 1942 года.

Фельдмаршал Паулюс сдается со своим штабом. Фото Федерального архива Германии

16 ноября: «Перехваченные британцами сообщения из Берлина свидетельствуют о том, что, возможно, 11-я армия Манштейна не будет использоваться на центральном участке Восточного фронта, где она находится в настоящее время, а в южном его секторе».

18 ноября: «…германские ВВС испытывают значительный недостаток горючего в частях, действующих на южном фронте от Сталинграда до Кавказа».

19 ноября: «Немецкая артиллерия испытывает недостаток в фугасных и шрапнельных снарядах для полевых 105-мм орудий. Этим объясняется ее слабая интенсивность под Сталинградом».

22 ноября: «Геринг приказал 4-му воздушному флоту обратить особое внимание на концентрацию русских танков в районе Бекетовки».

22 ноября «Долли» передал расшифровку радиоперехватов приказов 6-й армии от 20 ноября. Из этих данных следовало, что немцы намерены «прекратить атаки на Сталинград, силы будут выведены из города и использованы для усиления обороны позади западного крыла армии Паулюса».

30 ноября: «Все имеющиеся в районе Сталинграда силы ВВС будут брошены в район дуги реки Дон для бомбардировки концентрации советских войск около Павловска, особенно в районе стыка 8-й венгерской и 9-й итальянской армий». В этом же донесении говорилось о том, что «фельдмаршал Манштейн принял 27 ноября командование группой армий «Дон».

Эти и другие подобные донесения «Долли», раскрывавшие положение немецких войск, окруженных под Сталинградом, докладывались И.В. Сталину, Г.К. Жукову и А.М. Василевскому.

О существовании этого ценного источника в Москве знал строго ограниченный круг должностных лиц. Даже сегодня реальная фамилия этого человека продолжает оставаться неизвестной.

Активно работали в 1942 году и другие военно-дипломатические представительства. Сведения, поступавшие от них, позволили Главному разведывательному управлению Генерального штаба Красной армии подготовить в марте 1942 года спецсообщение в Генеральный штаб:

«Подготовка весеннего наступления подтверждается переброской немецких войск и материалов. За период с 1 января по 10 марта 1942 года переброшено до 35 дивизий, непрерывно идет людское пополнение действующей армии. Ведутся интенсивные работы по восстановлению железнодорожной сети на оккупированной территории СССР, идет усиленный завоз боевых и транспортных машин... Центр тяжести весеннего наступления будет перенесен на южный сектор фронта со вспомогательным ударом на севере при одновременной демонстрации на центральном фронте против Москвы.

Для весеннего наступления Германия вместе с союзниками выставит 65 новых дивизий... Наиболее вероятный срок весеннего наступления – середина апреля или начало мая 1942 года».

В конце марта военные дипломаты продолжали докладывать: «Наиболее вероятным направлением главного удара немцев на Восточном фронте будет ростовское направление. Цель военного наступления – овладеть нефтеносной базой СССР и в последующем ударом на Сталинград выйти к р. Волга».

В конце марта, в апреле и мае из зарубежных атташатов продолжала поступать уточняющая информация о планах немцев. Так, например, 31 марта источник аппарата военного атташе при правительствах Польши, Югославии и Чехословакии в Лондоне Гано сообщил в Москву:

«По данным источника, заслуживающего доверия, из Берлина план немецкого наступления на Восточном фронте предусматривает два направления:

1. Удар на Ленинград для подкрепления Финляндии и разрыва связей и поставок в СССР через Белое море.

2. Наступление на Кавказ, где главное усилие предвидится в направлении на Сталинград и второстепенное – на Ростов и, кроме того, после захвата Крыма – на Майкоп. Главная цель наступления – захват Волги на всем ее протяжении. На западном берегу немцы намерены поставить сильные укрепления.

Относительно действий на центральном участке фронта в немецком штабе были разногласия. Одни предпочитают нанести лобовой удар, другие – ликвидировать Москву путем обхода».

В конце донесения агент назвал приблизительный срок начала немецкого наступления, которое может развернуться после 15 апреля.

Вскрыв, таким образом, суть стратегических замыслов германского командования на первое полугодие 1942 года, советская военная дипломатия продолжала добывать сведения о дальнейших намерениях и планах германского командования по ведению военных действий на южном участке Восточного фронта и о переброске резервов германской армии в район будущего Сталинградского сражения.

РАЗОЧАРОВАНИЕ В СОЮЗНИКАХ

В период скрытной подготовки германских войск к наступлению на Кавказ военный атташе при посольстве СССР в Великобритании генерал-майор Иван Скляров попытался начать сотрудничество в области обмена сведениями с американским военным атташе в Лондоне. Скляров мыслил рационально – союзники должны бескорыстно помогать друг другу в борьбе против общего врага. Однако первый же опыт такого сотрудничества с американцами принес Склярову разочарование.

7 июня 1942 года Скляров получил от американского военного атташе сведения о дислокации и группировке частей и соединений германской армии и передал их в Центр. Он также направил в Москву сведения о группировке немецких войск на Восточном фронте. Однако через некоторое время из Москвы пришла далеко не лестная оценка переданных материалов. Начальник военной разведки сообщал: «Количество и качество материалов по состоянию и вооружению германской армии и армий стран «оси», а также планам и намерениям командования противника по-прежнему совершенно недостаточно. Информация по этим вопросам ограничивается в основном материалами, получаемыми вами официально от англичан и американцев. Вы получаете от них далеко не все, что они нам могут дать».

То, что не передавали Склярову представители разведок союзников, ГРУ получало из других источников. Учитывая справедливые замечания начальника военной разведки и понимая, что Генеральный штаб постоянно нуждается в большом количестве разнообразных сведений о противнике, генерал-майор Скляров активизировал работу с агентом Долли.

Материалы Долли часто имели очень важное значение. Сведения, которые передавал этот источник, учитывались при организации контрнаступления советских войск под Сталинградом. О том, какую ценность представляли сведения, передаваемые Долли капитану И.М. Козлову, можно судить из донесения генерал-майора И.А. Склярова, подготовленного в 1942 году. Так, 3 октября Скляров доложил в Центр: «Долли сообщил о том, что на очередном совещании в британском военном ведомстве начальник разведки генерал-майор Дэвидсон сделал сообщение о положении дел на Восточном фронте. По его оценке, русские выигрывают войну для англичан. У русских получается все гораздо лучше, чем мы предполагали».

Накануне Сталинградского сражения, точнее 5 ноября 1942 года, Долли передал советскому военному дипломату сводку оценки СССР и Красной армии, подготовленную совместно специалистами генеральных штабов Германии и Венгрии:

«Советы не могут рассчитывать ни на какую эффективную помощь со стороны союзников и вынуждены полагаться только на собственные ресурсы.

Неопределенность обстановки на Дальнем Востоке продолжает тревожить Москву, которая опасается вступления Японии в войну против СССР.

Боеспособность Красной армии в общем ниже из-за недостатка самолетов, танков, орудий и низкого качества подготовки высшего военного командования.

Красная армия не может быть полностью разбита в 1942 году, но она не способна на какое-либо большое наступление зимой и не будет в дальнейшем угрозой для стран «оси».

По оценке и прогнозам аналитиков германского и венгерского генеральных штабов, целями СССР до конца 1942 года оставались: «оборона Кавказа, оборона (освобождение) Сталинграда, освобождение Ленинграда». В заключение сводки был сделан вывод: «Наступление войск Красной армии в большом масштабе в 1942 году невозможно».

Такая оценка ситуации на фронте более всего устраивала Генштаб Красной армии. Противник глубоко ошибался. В Ставке верховного главнокомандования (ВГК) уже существовали другие планы.

ПОДГОТОВКА НАСТУПАТЕЛЬНОЙ ОПЕРАЦИИ

Благодаря усилиям советских военных дипломатов до начала наступательной операции советских войск под Сталинградом была вскрыта практически вся группировка войск противника первой линии с точностью до батальона, силы и система обороны многих соединений противника перед фронтом наших войск. Были добыты точные сведения о дислокации основных ударных частей гитлеровских войск 6-й полевой и 4-й танковой армий, 3-й румынской и 8-й итальянской армий, о задачах и численности 4-го воздушного флота германских ВВС.

Уже в ходе Сталинградской битвы продолжал докладывать важные сведения упомянутый выше источник Гано. Так, 6 октября он передал военному атташе при правительствах Польши, Югославии и Чехословакии в Лондоне Александру Сизову полные сведения о количестве и дислокации резервных частей немецкой армии на Восточном фронте. Центр попросил добыть сведения о дислокации всех румынских частей и их боевом составе. Гано выполнил это и многие другие задания советской военной разведки.

В годы Великой Отечественной войны в Швеции успешно работал советский военный атташе полковник Николай Никитушев. У него было несколько ценных источников информации, которые передавали важные сведения по фашистской Германии и ее вооруженным силам. Так, в период подготовки к битве за Сталинград от него поступили сведения, раскрывающие замыслы немецкого командования. 31 августа Никитушев сообщил: «Шведский генеральный штаб считает, что на Украине началось основное немецкое наступление. План немцев – прорыв линии Курск–Харьков с развитием наступления через Дон к Сталинграду на Волгу. Затем – установление заслона на северо-востоке и продолжение наступления свежими силами на юг через Ростов на Кавказ».

Ниже следует содержание отдельных докладов советских военных дипломатов, которые использовались при подготовке наступательной операции Сталинградской битвы.

«Донесение ВАТ из Лондона

29 марта 1942 г.

Совершенно секретно

Барон сообщил:

1. Положение на Восточном фронте немецким высшим командованием оценивается в целом как удовлетворительное…

4. Хорошо информированный источник сообщил: авиационные немецкие потери с начала войны с нами по 1 марта 1942 г. оцениваются в 8 500 самолетов, из них 30 процентов бомбардировщиков. Средние потери в месяц – 1 000 самолетов. Кроме того, примерно столько же самолетов они потеряли на других фронтах за всю войну».

«Донесение ВАТ из США

21 апреля 1942 г.

Совершенно секретно

...Главный удар на юге немцы планируют на Сталинград для обеспечения флангов, с последующим ударом на Ростов.

Новые бомбы и тяжелые снаряды немцев при разрыве уничтожают все живое в радиусе 150–200 метров силой воздушного давления.

По данным французского Генштаба, немцы потеряли убитыми 1 млн, тяжелоранеными – 1,5 млн и легкораненными 2,5 млн».

«Донесение ВАТ из Лондона

начальнику Разведуправления Генштаба Красной Армии

28 июля 1942 г.

Радиомолния

Совершенно секретно

...Источник передал информацию, полученную им лично от японского военного атташе в Стокгольме после его поездки в Берлин для разговора с послом Осима и германским Генштабом.

1. Германия требует, чтобы Япония или напала на СССР, или увеличила угрозу нападения.

2. Германия заявила Японии, что она делает все усилия, чтобы добиться следующего:

а) захватить Кавказ и достигнуть Персидского залива;

б) захватить Египет и достигнуть Красного моря до осени.

3. Осима ожидает, что если немцы выполнят одно или другое, то постараются заставить Турцию примкнуть к «оси».

4. Осима заявил, что до 06.07.42 Япония еще не давала обещания выполнить германские требования и вообще Япония находит трудным полностью включиться в оперативные планы «оси»...

5. Из разговоров с германским Генштабом военный атташе заключил, что немцы не считают возможным открытие второго фронта в 1942 г., поэтому они сочли возможным перевести все войска с запада на восток, оставив 30 дивизий во Франции, Бельгии и Голландии, причем эти дивизии состоят из частей, потрепанных на Восточном фронте, и из новых формирований из стариков…

Брион».

На рубеже 1942–1943 годов аппараты ВАТ добывали сведения о противнике, в основном отвечая на многочисленные запросы Центра. Естественно, что эти задания разрабатывались в Генеральном штабе, который был заинтересован в получении точных данных о тыловых оборонительных рубежах немцев юго-западнее Сталинграда, о резервах германского командования, о планах немцев в связи с наступлением Красной армии и т.д.

Вот, например, содержание одного из таких докладов.

«Донесение ВАТ из Лондона

8 января 1943 г.

Совершенно секретно

1. Немцы готовят контрнаступление в районе Дона. С этой целью из Харькова перебрасывают многочисленные резервы в район Каменска. Группировка войск намечается вдоль железной дороги Донбасс–Сталинград. Для обеспечения этого контрнаступления Миллерово будет удерживаться любой ценой.

2. В Севастополе немцы устанавливают большую базу снабжения для армий Кавказа на случай, если сухопутные коммуникации и базы снабжения, размещенные западнее Дона, будут отрезаны.

3. В румынских портах немецкие военные власти уже начали конфискацию судов водоизмещением свыше 200 тонн. Большинство судов со снабжением будут направлены из Севастополя в Новороссийский порт.

4. В середине декабря 75-я и 299-я пехотные дивизии, которые перебрасывались с Восточного фронта на Балканы, получили приказ вернуться на наш фронт. (Источник хорошо информированный.)» (ЦА МО РФ. Оп. 24183.Д.3.Л.105. Указана рассылка: Сталину, Василевскому, Антонову).

Долгожданная победа во Второй мировой войне, равной которой не было во всемирной истории, ковалась усилиями миллионов людей самых разных профессий из разных стран. Среди них почетное место принадлежит советским военным дипломатам. Любовь к родине и непоколебимая вера в ее будущее являлась источником душевных сил, позволивших им добиться большой победы, о которой многие годы мы знали очень мало. Их огромный вклад в достижение победы в Сталинградской битве, неоспорим. Их подвиг во имя счастья людей сохранился в наших сердцах, и он должен навсегда остаться в памяти наших потомков.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также