0
7092
Газета История Интернет-версия

16.02.2018 00:01:00

Советский Клаузевиц

Вклад Михаила Фрунзе в развитие военной науки и военного дела оказался огромным

Сергей Першуткин

Сергей Эльманович

Об авторе: Сергей Николаевич Першуткин – член-корреспондент Академии военных наук, эксперт-аналитик; Сергей Сергеевич Эльманович – советник по военно-политическим вопросам АНО «Московский институт социологических исследований», генерал-майор в отставке.

Тэги: фрунзе, гареев, ркка, армия, флот, ссср, россия, генеральный штаб, минобороны, перекоп


Михаил Фрунзе вручает знамя лучшей военной части Московского военного округа. Фото 1926 года

В мировой военной науке и военном деле непререкаем авторитет знаменитого немецкого ученого и систематизатора Карла Клаузевица, прославившегося благодаря ярким и афористическим оценкам и активному использованию философских идей Иммануила Канта и Георга Гегеля, оперированию «сущностями» и «явлениями», порой уводящими от анализа фактов и военно-политической реальности. Однако накануне 100-летия создания Советской армии и Военно-Морского флота, как представляется, более целесообразно обсуждение отечественного военно-теоретического опыта.

Еще Иосиф Сталин как-то высказывался насчет Клаузевица как устаревшего «представителя мануфактурного периода войны», но в настоящее время, в условиях нового сочетания военных и невоенных действий, требуются не только категоричные и жесткие оценки, но углубленный анализ отечественного опыта и исторической роли русских и советских военных теоретиков. Среди них Михаил Фрунзе, признанный еще в 1969 году советским Клаузевицем в книге бригадного генерала армии США Уолтера Джекобса.

Об исторической и международной роли Михаила Васильевича Фрунзе в контексте современных военно-политических задач шла речь в Центральном доме Российской армии на недавней военно-научной конференции «Теоретическое наследие М.В. Фрунзе – выдающегося военачальника, ученого и государственного деятеля», организатором которой выступило Военно-научное общество ЦДРА при участии отделения национальной безопасности Академии военных наук.

ИНТЕГРАЦИЯ ИСТОРИЧЕСКОГО И ВОЕННО-ПОЛИТИЧЕСКОГО АНАЛИЗА

Через призму современных задач представили теоретическое наследие и историческую роль М.В. Фрунзе докладчики: первый заместитель председателя совета Военно-научного общества (ВНО) ЦДРА, член-корреспондент Академии военных наук полковник В.А. Козлов; председатель секции информационного противоборства и невооруженных средств борьбы ВНО ЦДРА, кандидат военных наук полковник 

С.П. Давыдов, председатель секции военно-патриотического воспитания полковник В.Н. Кочетов, заместитель председателя секции военно-патриотического воспитания полковник Ю.В. Вербенко, доктор исторических наук, профессор Военного университета Минобороны России полковник В.В. Попов и директор Автономной некоммерческой организации «Московский институт социологических исследований», член-корреспондент Академии военных наук, доктор социологических наук С.Н. Першуткин.

В докладах раскрывались военно-теоретические взгляды М.В. Фрунзе о роли морального фактора в современной войне, специфика государственной и военной деятельности этого военного деятеля, ученого, педагога и дипломата, вклад этой неординарной личности в разработку единой военной доктрины пролетарского государства, что в итоге было обобщено с помощью понятия «школа государственного и военного управления» М.В. Фрунзе, значимость и остроту чего отражает, по мнению одного из докладчиков, информационно-политическое противоборство вокруг героической жизни и смерти в октябре 1925 года наркома и председателя Реввоенсовета Союза ССР.

ФОРМИРОВАНИЕ ВОЕННО-НАУЧНОГО ФУНДАМЕНТА

С опорой на анализ исторических и военно-политических документов, а также воспоминаний современников существуют основания утверждать следующее: Михаил Фрунзе – это не только выдающийся военачальник Гражданской войны в нашей стране, которому в качестве командарма, а позже и командующего группой армий и фронтом в ходе крупных наступательных операций на Восточном и Южном фронтах удалось добиться ярких военных успехов по разгрому так называемого независимого Хивинского ханства, независимого Бухарского эмирата, Семиреченской армии атамана Анненкова, войск барона Врангеля в Крыму, банд Махно и других врагов молодого Советского государства, но также крупный теоретик и один из ключевых организаторов Советской армии.

Вследствие побед и высокого личного авторитета среди командиров и бойцов М.В. Фрунзе уже в 1921 году был «причислен» к Генеральному штабу РККА, а в 1924–1925 годы привлечен к работе в Реввоенсовете СССР и Наркомате по военным и морским делам Союза ССР. Первоначально он являлся заместителем председателя и наркома, одновременно совмещая эти должности с должностью начальника штаба Рабоче-крестьянской Красной армии, начальника Военной академии РККА, а чуть позже возглавил непосредственно эти органы военно-политического управления.

Обозначенная деятельность нашла отражение в работах десятков советских исследователей, среди которых особым авторитетом пользуется доктор исторических и военных наук Махмут Ахметович Гареев, много сделавший по обобщению и анализу значительного объема сведений о Михаиле Васильевиче Фрунзе.

Фрунзе способствовал созданию условий для широкого использования самых разных отраслей знаний при разработке военно-политических решений. Фото 1919 года

К середине 80-х годов прошлого века было выявлено 550 статей, 220 книг и брошюр (9 из них – на иностранных языках) о Михаиле Фрунзе, что было отражено в 5 библиографических указателях. Есть все основания полагать, что спустя почти три десятилетия число публикаций о Фрунзе еще более возросло, отражая устойчивый исследовательский интерес и отвечая потребностям военной науки и военного строительства как в нашей стране, так и за рубежом.

Пожалуй, главным является то, что 

М.В. Фрунзе удалось интегрировать марксизм-ленинизм с военным делом, разработкой организационно-политических основ деятельности Красной армии, с задачами обучения и воспитания личного состава, подходя тем самым к анализу и оценке сложнейших вопросов будущей войны и прогнозированию ее характера.

В силу логики событий и индивидуальных качеств 40-летний предреввоенсовета (и одновременно нарком) закономерно стал ведущим организатором и теоретиком военного строительства в нашей стране, представив программу деятельности в таких работах, как «Единая военная доктрина и Красная армия» (1921), «Военно-политическое воспитание Красной армии» (1922), «Фронт и тыл в войне будущего» (1924) и «Наше военное строительство и задачи военно-научного общества» (1925), а также в других публикациях, объединенных позже в трехтомное собрание сочинений 1926–1929 годов со 110 самыми значимыми текстами. Всего же, по скрупулезным подсчетам доктора исторических и военных наук Махмута Гареева, М.В. Фрунзе подготовил и написал свыше 200 теоретических трудов, не считая текстов приказов и официальных документов.

Прорабатывались и выносились на обсуждение злободневные вопросы по широкому кругу насущных проблем, имеющихся в жизни РККА и Советского государства:

– об организации армии и укреплении обороны страны;

– о военно-политическом воспитании советских воинов;

– о характере будущей войны;

– о роли тыла в войне;

– о роли и значении единоначалия и дисциплины в армии;

– о конкретных задачах устройства каждого рода войск;

– о военной реформе начала 20-х годов прошлого века в молодой советской России;

– о введении единоначалия в армии;

– о разработке военной доктрины;

– об актуальных военно-теоретических, экономических и социальных проблем с опорой на обстоятельный анализ опыта Первой мировой войны.

Михаил Фрунзе решительно выступал за скорейшее оснащение армии и флота современной техникой, утверждая, что войну нельзя выиграть без новых видов вооружения лишь за счет численности войск и их высокого революционного духа.

Вместе с тем он открыто высмеивал случаи слепого преклонения перед техникой, попытки придать ей самодовлеющее значение, оставив человеку лишь функции обслуживания и простого придатка к усложняющемуся вооружению, поскольку тогда будущие сражения зачастую представлялись как война едва ли не одних машин, что невольно насаждало неверие в силы Красной армии перед лицом хорошо вооруженных буржуазных армий.

Благодаря М.В. Фрунзе в СССР удалось внятно и точно определить соотношение человека и техники в вооруженной борьбе, признать значимость социально-политического и психологического превосходства, обеспечившего победу в Гражданской войне, что сохраняет важность и сегодня в условиях высокотехнологичных армий.

В итоге взвешенный подход нашел отражение в полевом уставе РККА 1925 года, утвержденном М.В. Фрунзе, где высказывались требования отказаться от противопоставления «энтузиазма красного бойца технике противника», а «бить технику врага нашей техникой». Соответственно признавалось недопустимым противопоставление техники и человека как в рамках военной доктрины, так и в военно-политической реальности.

Несмотря на прошедший долгий период, и сегодня сохраняют значимость ключевые идеи М.В. Фрунзе, базирующиеся на военном опыте, смелости и нешаблонности подходов, широкой совокупности знаний, что убедительно доказано и показано, в том числе в фундаментальной монографии генерала армии М.А. Гареева 

«М.В. Фрунзе – военный теоретик». Президентом Академии военных наук в ходе многолетних и глубоких исследований были найдены точные слова, чтобы передать масштаб личности М.В. Фрунзе, его дар проникновения в суть военно-политических явлений и процессов: «...приверженец науки, обладающий необходимой самоотверженностью, способностью к обобщениям опыта войн и к разработке проблем будущей войны, а также умением зажечь творческий энтузиазм и привлечь к научным изысканиям широкие массы командно-политического состава, навыками сочетания научной и практической деятельности, использования теоретических достижений в повседневной деятельности».

Вслед за таким авторитетным ученым, как М.А. Гареев, можем повторить: разработанные М.В. Фрунзе принципы, формы и методы планирования, организации и проведения военно-научных исследований не потеряли своей значимости и в наши дни.

 Историческая роль М.В. Фрунзе заключается в том, что, во-первых, ему удалось соединить военную науку с марксизмом-ленинизмом и классовым подходом, во-вторых, использовать при подготовке военно-политических решений союзного масштаба достижения естественных и общественных наук (географии, психологии, статистики и др.), в третьих, оценить возможности эмпирических методов исследований и количественных методов. С полным основанием можно утверждать, что Михаил Васильевич Фрунзе – основоположник военно-научной работы в советских Вооруженных силах.

МАЛОИЗВЕСТНЫЕ СТРАНИЦЫ

Вклад М.В. Фрунзе в разработку военно-научного фундамента РККА определяется не только прямо, но и косвенно. Не только авторскими работами, но также и тем, что он всемерно способствовал созданию условий для широкого использования самых разных отраслей знаний при разработке военно-политических решений.

В подтверждение этого сошлемся на факт поддержки со стороны М.В. Фрунзе формирующейся практики социально-статистических обследований в РККА и на его содействие изданию в 1924 году «Введения в военную географию» генерала Андрея Евгеньевича Снесарева, раскрывшего возможности науки статистики, роль метода массовых наблюдений, а также  экспертного и биографического методов.

С учетом возможностей количественных методов для изучения реальной ситуации в войсках стали проводиться массовые анкетные опросы. Один из них был проведен в 12 полках Ленинградского, Московского и Смоленского гарнизонов в преддверии важных военно-политических решений, когда было опрошено 1266 командиров младшего и среднего командного звена. Результаты оказались крайне интересны, как в военно-политическом плане, так и в научном.

Примечателен и тот факт, что к проведению исследований привлекались не только политработники и сотрудники Главного управления военно-учебных заведений, но и профессиональные исследователи, в частности из лаборатории промышленной психотехники Наркомата труда и секции прикладной психологии Государственного института экспериментальной психологии.

Под руководством профессора Исаака Шпильрейна было разработано многоцелевое психолингвистическое исследование «Язык красноармейца», включавшее, во-первых, формализованный анализ стенограмм политзанятий, во-вторых, анкетирование военнослужащих, в-третьих, количественный анализ содержания писем красноармейцев, в-четвертых, контент-анализ содержания красноармейской прессы.

Благодаря подобным исследованиям был получен важный эмпирический материал, который использовался для оценки культурно-образовательного уровня красноармейцев, командиров, политработников и уточнения военно-политических задач.

На этой основе в Советском Союзе при участии Михаила Фрунзе выстраивалась практика регулярных исследований и четыре такие ее направления, как:

– изучение социально-классовой структуры командного, политического и рядового составов Рабоче-крестьянской Красной армии;

– исследования военного образования и политического воспитания военнослужащих;

– исследования партийно-политической и культурно-просветительной работы в РККА;

– укрепление партийной и воинской дисциплины.

НОВЫЕ ОРИЕНТИРЫ И НАПРАВЛЕНИЯ ДЕЯТЕЛЬНОСТИ

С учетом достижений исторических и военных наук, макросоциологии и геополитики контрастнее просматривается современная значимость теоретического наследия М.В. Фрунзе.

С опорой на наработки отдела стратегического анализа и военно-политических исследований автономной некоммерческой организации «Московский институт социологических исследований» появляется возможность сформулировать задачи, заслуживающие дальнейшей проработки и обсуждения:

– укрепление теоретического фундамента военного строительства в нашей стране на принципах междисциплинарности и взаимодействия технических и политико-социологических наук, повышение роли социологии и политологии в наращивании интеллектуального потенциала Вооруженных сил Российской Федерации;

– включение в Положение о Военно-научном комитете ВС РФ конкретных норм, формулирующих задачи и роли социологического сопровождения военно-политических решений; о необходимости прогнозирования невоенных действий; об активизации разработки новых аспектов в военно-образовательных учреждениях и научных подразделениях системы Минобороны, касающихся, в том числе науки и искусства государственной стратегии укрепления суверенитета страны в политической, экономической и духовной сферах, а также наполнения военно-политическим содержанием категории «государственный суверенитет»;

– наращивание информационно-эмпирического фундамента управления обороной России, в том числе за счет использования возможностей социологических исследований и новейших методик сбора информации, используемых за рубежом: кейс-стадиз, фокус-групп, действенные (активистские) исследования, количественный и качественный анализ визуальных текстов и др.;

– образование координирующих (научно-методических органов) политологического и социологического профиля при военно-образовательных и научных организациях Минобороны;

– закрепление ведущей роли в разработке теории и социологии государственного управления в военно-политической сфере, в развитии отечественного государствоведения таких авторитетных научно-образовательных подразделений, как кафедра государственного управления и национальной безопасности Военной академии Генерального штаба ВС РФ, а также кафедра социологии и кафедра политологии Военного университета Минобороны;

– наращивание объема военно-эмпирических исследований по изучению общественного мнения руководителей региональных и федеральных органов власти, военных аналитиков, известных военачальников и политологов в интересах обеспечения органов военного управления с применением проработанных вариантов политико-управленческих решений;

– расширение тематики военно-социологических исследований с учетом введения в научный оборот новых явлений и тенденций управления национальной обороной, трансформации объекта и субъекта военных и невоенных действий и усложняющегося взаимодействия политики – военного дела – военной науки и задач военно-социологического сопровождения политико-управленческих решений;

– повышение роли военно-научной общественности в общественно-политической жизни современной России, в деятельности общественных и экспертно-консультативных советов при органах законодательной и исполнительной власти на федеральном и региональном уровнях;

– проработка вопроса насчет возможности образования отделения военных наук в Российской академии наук.

Таким образом, с учетом теоретических ориентиров, обозначенных и разработанных М.В. Фрунзе, проявляется необходимость дальнейших усилий по укреплению научного и в том числе политико-социологического фундамента военного строительства в России в XXI веке.

ОБОБЩЕНИЯ – УРОКИ – ПЕРСПЕКТИВЫ

Обобщая доклады и выступления, ведущий конференции, первый заместитель председателя Совета ВНО ЦДРА, член-корреспондент Академии военных наук полковник В.А. Козлов справедливо отметил, что в свете преподнесенных нашей стране за последние 100 лет военно-политических уроков современное положение России вызывает серьезную озабоченность в связи с комплексом обстоятельств:

– сжимающимся вокруг нашей страны кольцом натовских баз и подразделений;

– информационными, психологическими, сетевыми войнами против Российской Федерации, что чревато предстоящими серьезными боями;

– склонностью американских и натовских стратегов к любым военным авантюрам.

Отсюда:

– необходимость иметь сильную армию, о чем уже свидетельствует практика последних лет, когда в войска поступает современная боевая техника и ею динамично насыщаются войсковые соединения и объединения;

– необходимость обеспечивать устойчивую консолидацию общества вокруг своего общенационального лидера (рейтинг поддержки российского президента Владимира Путина – 82% – также внушает оптимизм);

– необходимость повышения ответственности власти и укрепление единства общества, предполагающие формирование дееспособного государственно-ориентированного управления.

Таким образом, речь идет об ответственных задачах, решение которых требует учета исторических уроков 1914–1917 годов, 1918–1920 годов, 1923–1925 годов, 1941 года, а также 1991–1993 годов в свете творческого наследия М.В. Фрунзе – полководца и мыслителя, практика и ученого.

Идеи и публикации М.В. Фрунзе – это стратегический ориентир в масштабной и ответственной деятельности по укреплению обороноспособности Российской Федерации, что чрезвычайно актуально в связи со 100-летием Советской армии и Военно-Морского флота.

Обострившаяся военно-политическая обстановка вокруг Российской Федерации, возрастание разрушительной роли так называемых гибридных войн и невоенных действий с необходимостью требует адекватных ответов, опирающихся на углубленный военно-политический анализ, использование исторического опыта, укрепление научного фундамента военного строительства.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также