0
2936
Газета История Интернет-версия

18.02.2018 05:00:00

"Искра" для города и страны

Современное поколение россиян старается быть достойным памяти своих предков

Владимир Галахов

Об авторе: Владимир Владимирович Галахов – выпускник Военного института иностранных языков.

Тэги: война, ленинград, фронт, иискра, полярная звезда, реконструкторы, ркка, вермахт, танк, ппс


Участникам показательного сражения было непросто, совсем как в настоящем бою. Фото с сайта www.kron-dm.ru

В детстве мы все играли в войнушку. Это было также естественно, как лепить куличики в песочнице, катать машинки, пускать самолетики или заниматься чем-то еще, чем обычно занимаются дети. Были в руках игрушечные пистолеты и даже автоматы. Никто не хотел играть за немцев, все хотели за русских. Тогда мы просто не знали другого врага, тогда в конце 50-х. Чуть позже пришло время юнармейских игр, «Зарниц» и серьезных поисков документов и свидетельств «красными следопытами». С книги Сергея Сергеевича Смирнова о Брестской крепости и ее гарнизоне началась эпоха переоценки ценностей, отыскания забытых героев, подвигов. Мы были частью этого процесса. Имя замученного в Маутхаузене генерал-лейтенанта Дмитрия Карбышева носила пионерская дружина нашей школы, в которой был создан первый музей, посвященный Дмитрию Михайловичу. Знают ли нынешние подростки это имя? Да и слышали ли они такое название – Маутхаузен?

В последние годы особенно популярны у россиян стали исторические реконструкции, в которых принимают участие представители всех возрастов. Кто же эти люди, среди которых много молодых, но и много тех, кого к молодежи уже не отнесешь? Они надевают форму РККА и мундиры вермахта, чтобы показать зрителям, как это все происходило. Строгие правила военно-исторических клубов и совсем уж жесткие требования к участникам фестивалей исторической реконструкции вызывают уважение.

На одной из таких реконструкций, посвященной годовщине операции по прорыву блокады Ленинграда, мне довелось недавно побывать. Причем особенно меня поразило то, что для участия в реконструкции операции по прорыву блокады Ленинграда собрались добровольцы из 60 клубов. В чате группы была заявка на участие от реконструкторов даже из Красноярска!

ГЕРОИ НАШЕГО ВРЕМЕНИ

Итак, кто же они – молодые и не очень молодые люди, не жалеющие средств и времени на изготовление формы, закупку снаряжения, оружия, изучение исторических документов? Фотографируя участников реконструкции уже седьмого по счету фестиваля, я просил называть только свои имена, города и профессии. Обойти все позиции не удалось, уже через некоторое время стало ясно, что основная масса участников – это студенты. Но есть инженеры, спасатели, юристы, историки, психологи. Из приезжих участников выделялись дружностью участники из Мурманска. Спасибо позировавшим мне Александру, Михаилу, Андрею из Санкт-Петербурга, Артему и Алексею из Москвы, дружным мурманчанам и жителям Никеля, Илье и Анне, всем остальным.

Неравнодушие к истории и героическому прошлому своих семей я бы назвал движущей силой этих клубов. Потому что слава Отечества рождается из деяний и подвигов каждого и всех.

Молодцы устроители – не задержали с началом активного этапа фестиваля. Двинулась вперед боевая техника, для всех зрителей силами звукооператоров создавалась шумовая картина боя. Нешуточными были залпы артиллерийских орудий на поле боя, со стороны было видно, как слаженно работал расчет орудия, стоявшего на немецких позициях. Накал сражения поддерживали огонь пулеметов и автоматов, гулкие залпы винтовок и карабинов. Настоящие глубокие окопы были отрыты на поле. Преодолевать их было непросто. Снег, выпавший накануне и продолжавшийся весь день, добавлял реальных черт идущему на глазах тысяч зрителей бою. Благодаря полученной аккредитации мне удавалось снимать происходившее не из-за спин зрителей.

ПО ТУ СТОРОНУ ВРЕМЕНИ

По мере развития атаки советских войск цепи красноармейцев все дальше выдавливали оборонявшихся «немцев» к краю площадки – «поля боя». Чтобы окончательно очистить поле боя от противника, был оставлен проход, куда и устремились все отступавшие «немцы». Я перемещался вдоль границы поля боя, фиксируя на фотоаппарат то, что мне казалось наиболее интересным – динамику движения атакующих.

Вот, казалось и все, на поле боя остались только наши. Поэтому и я направился к проходу, чтобы перейти на другую сторону площадки и поснимать оставшиеся на позициях орудия. Но оказалось, что сценарием предусмотрено другое.

Оказавшись у прохода, я, глядя под ноги, чтобы не оступиться на кочках, шагнул, было, вперед, но усилием стоявшего на краю прохода одного из организаторов смог только отступить на полшага, чтобы не упасть назад. И только тут я поднял глаза туда, куда надо было посмотреть изначально: по проходу на площадку двигался немецкий танк…

И тут мне показалось, что время остановилось. Огромный танк надвигался справа, командирская башенка этого чудовища, казалось, упиралась в низкие тучи зимнего неба, звук, наполнявший до этого окружающее пространство вокруг выстрелами артиллерийских орудий, хлесткими хлопками винтовок и карабинов, очередями автоматов и пулеметов, исчез. Танк двигался вперед, словно у него не было мотора, бесшумно наплывал, закрывая собой весь горизонт… Казалось, что его гусеницы бегут перед глазами всего в полуметре, стоило только вытянуть вперед руку, и можно коснуться бортовой брони этой глыбы-чудовища. Точно также в наступившей странной тишине прошел мимо второй немецкий танк – легкий, вооруженный крупнокалиберным пулеметом, а за ним высоченная образина немецкой самоходки «Мардер». Вслед за своей бронетехникой бежали, спотыкаясь на кочках, с автоматами и винтовками солдаты вермахта…

Я пришел в себя, когда основная масса «немецких солдат»,  изображавших контратаку, стремившихся вырваться на соединение с основными силами на Синявинских высотах, прошла мимо. Удалось сделать снимок в корму удалявшейся бронетехнике и в спины волне атакующих.

За время службы приходилось видеть и атаку танков Т-62 на полигоне Кантемировской дивизии, идти в атаку на опорный пункт противника на батальонных учениях, ехать на броне БТР-60… Но теперь все это показалось той самой детской игрой в наших и немцев. А этот танк был самый настоящий Pz III. Тогда зимой на полигоне шедшие мимо КП наши Т-62 оглушали хлесткими залпами своих орудий, дымили системами постановки дымопуска, маскируя свое продвижение. Но это были наши танки! А этот был словно призрак, проникший из прошлого 75-летней давности, чтобы дать понять, как это было сложно преодолеть свой страх и швырнуть в него противотанковую гранату или бутылку с зажигательной смесью. Встать на его пути с противотанковым ружьем или даже с противотанковой пушкой. Но ведь смогли же! А я смог бы?

ЗАГЛЯНИ В СЕБЯ

Удивительно, что многочисленные зрители, а их было около 20 тысяч, прибыли к месту реконструкции на своих машинах. Усилиями организаторов и ДПС стоянка машин не была хаотичной, и выезжать обратно можно было достаточно быстро. Над полем, где развернулись боевые действия, постоянно висели квадрокоптеры с телевизионными камерами. Единственной привилегией для лиц с бейджиками «пресса», в число которых входил и я, было право находиться внутри огороженной лентой территории поля боя впереди основной массы зрителей, но не далее 1 метра вглубь поля боя.

Меня поразило то, что я увидел рядом с собой. Парень с таким же значком «пресса» привел на край поля свою подругу – смазливую девицу, которая принялась активно снимать происходящее на свой смартфон. Но через некоторое время краем глаза я заметил, что она развернулась к происходящему спиной и снимает себя! Себя красивую на фоне происходящего перед ней боя… Я не нашелся, что ей сказать, ее парень, слава богу, тут же увел ее от края площадки. До какого же уровня цинизма можно выполоскать мозги нашим молодым людям! Не хочу даже развивать эту тему.

Двигаясь где в полный рост, где, пригнувшись вдоль ленты,  отгораживающей зрителей от поля боя, я видел искреннее сопереживание на лицах зрителей, особенно детей, слышал дружные крики в поддержку наших наступавших бойцов.

На самой первой реконструкции три года назад, где пришлось побывать, когда красноармейцы пошли в наступление вслед за самым настоящим нашим Т-34, вдоль линии ограждения рванули в ту же сторону, крича «Ура!», сотни мальчишек и взрослых. Тот адреналин и заставил меня снова участвовать в реконструкции в прошлом году и в этом.

Теперь немного тяжелой исторической статистики. Операция «Искра» по прорыву блокады Ленинграда не оказалась полностью успешной и не перешла в операцию «Полярная звезда», целью которой было освободить населенные пункты южнее достигнутых рубежей и восстановить связь между Ленинградом и остальной страной по московской железнодорожной магистрали. Потери наших армий Ленинградского и Волховского фронтов, наступавших на насыщенную оборонительными сооружениями местность, были огромными. Неимоверными усилиями узкую полосу вдоль Ладожского озера удалось использовать для прокладки железной дороги, по которой пошли поезда. Они везли в Ленинград продовольствие для умирающего населения города, а обратно Ленинград отправлял снаряды и орудия, автоматы и танки, сделанные руками ленинградских рабочих, женщин и детей, вставших к станкам на места умерших от голода.

Для справки – в 1940 году в Ленинграде производилось около 10% всей оборонной продукции страны. Тяжелые танки КВ помимо Кировского завода в годы войны начали выпускать только на Урале на вывезенном из Ленинграда оборудовании. А созданный в осажденном Ленинграде ППС – пистолет-пулемет Судаева – экспертами стрелкового вооружения был признан одним из лучших образцов периода Второй мировой войны. Снаряды реактивной артиллерии – знаменитых катюш тоже делались в Ленинграде. Здесь Кировский завод освоил выпуск «танков Победы» – тяжелых ИС-1.

Еще целый год после прорыва блокады Ленинград оставался под огнем вражеской артиллерии, фактически оставаясь городом-фронтом. Да, наше поколение, воспитанное на книгах и фильмах о войне, впитало уважение к поколению наших дедов, поколению победителей. Кто придет нам на смену? Не сомневаюсь, что эти ребята, сегодня старающиеся сохранить для нас всех нашу же историю буквально в лицах, будут достойными преемниками.

Память, она делает человека гражданином и патриотом. Спустя 75 лет, срок очень немалый даже для одной человеческой жизни, некоторые свидетельства событий прошедшей жестокой войны продолжают напоминать о них. При подготовке площадки для установки навеса для звуковой техники и монтажа трибун ручным буром делали скважины для закрепления опор. Один из организаторов поделился страшной информацией – из 12 пробуренных скважин в 8 бур утыкался в корпуса немецких противотанковых мин…

По-разному можно относиться к погибшим солдатам противника, можно просто безразлично – никто их сюда не звал, ни немцев, ни испанцев, ни румын, ни норвежцев, ни бельгийцев, ни финнов. Они получили свое, то, что заслужили. Но есть в Сологубовке захоронение – воинское кладбище, где нашли последнее свое упокоение около 20 тыс. человек. Практически целая дивизия. Все там аккуратно, ухожено и должно работать именно на нашу память. А есть еще в Синявинских болотах, и не только там, места, где земля продолжает отдавать кости сложивших голову солдат. «Пока не похоронен последний солдат, война не окончена» – фраза, принадлежащая Александру Суворову, воспроизводится по-разному, но понимается всеми одинаково. Будем помнить всех!



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также