0
5370
Газета История Интернет-версия

18.05.2018 00:01:00

Фолклендская война железной леди

Британия официально сражалась в одиночку, но тайно получала помощь от союзников

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – генерал-майор, доктор военных наук, профессор, заслуженный деятель науки РФ.

Тэги: великобритания, аргентина, сша, фолклендская война, тэтчер, гальтиери, мираж, скайхок, даггер, супер этандар, экзосет, генерал бельграно, санта фе


Британские морпехи вернули флаг Соединенного Королевства на Фолкленды. Фото с сайта www.iwm.org.uk

В 1982 году накануне сурового южноатлантического лета началась и закончилась длившаяся 74 суток Фолклендская война, непосредственное участие в которой приняли Великобритания и Аргентина.

Причина данного вооруженного конфликта, как и абсолютного большинства других, кроется в историко-экономической сфере. Фолклендские (или Мальвинские, как их называют латиноамериканцы) острова, из-за которых и разгорелся весь сыр-бор, расположены у южной оконечности Южной Америки и являются владением Великобритании, факт чего до сих пор оспаривается Аргентиной. Под юрисдикцией утвержденного Лондоном правительства этих островов находятся также Южные Сендвичевы острова, в том числе остров Южная Георгия, события вокруг которого сыграли не последнюю роль в ходе и исходе вооруженного противоборства.

ОСТРОВА РАЗДОРА

Следует подчеркнуть, что эти до поры до времени малозначимые и почти незаселенные территории на всем протяжении истории постоянно, но без особого энтузиазма оспаривались с точки зрения «законной» принадлежности то одной, то другой стороной. Аргентина, считавшая себя правопреемницей крупнейшей средневековой колониальной державы – Испании, в качестве аргумента выдвигала факт первооткрывательства островов в начале XVI века самим Америго Веспуччи. Лондон же с документами на руках доказывал факт официального открытия данных территорий в 1592 году британским капитаном Джоном Девисом. Вплоть до конца первой трети XIX века острова неоднократно переходили из рук в руки, пока из боязни их оккупации американцами британцы окончательно не утвердились на этих территориях. В 1892 году Фолкленды получили колониальный статус.

Новый поворот события вокруг островов приняли в конце 1970-х годов, когда появилась информация об обнаруженных на шельфе Фолклендских островов больших запасов нефти, которые, по мнению некоторых специалистов, в 13 раз превышали нефтяные богатства Северного моря. Тут же появилось и военно-стратегическое обоснование британского военного присутствия на Фолклендах якобы для обеспечения безопасности прохода между Тихим и Атлантическим океанами.

Во всяком случае, аргентинские военные, пришедшие к власти в результате военного переворота в 1976 году, но так и не сумевшие справиться с постоянно ухудшающейся экономической ситуацией, решили разыграть энергетические козыри, сулившие в призрачной перспективе финансовое благополучие.

Не мудрствуя лукаво, очередная аргентинская военная хунта во главе с генералом Леопольдо Гальтиери решила путем «небольшой войны» одним махом решить сразу все проблемы. В то же время аргентинские военные не рискнули доводить резко обострившиеся к этому времени отношения с Чили до вооруженного противоборства, справедливо полагая, что развязанная ими агрессия против латиноамериканской «братской страны» сделает Буэнос-Айрес изгоем на континенте и в конечном счете приведет к неминуемому поражению.

Выбирая внешнего врага, тем более из числа «непопулярных» у латиноамериканцев англосаксов, в данном случае в лице Великобритании, в Буэнос-Айресе, как показалось инициаторам войны, удалось все просчитать. Так, аргентинские военные полагали, что быстрая оккупация практически беззащитных островов поставит Лондон перед фактом необходимости ведения переговоров, в результате которых британцам придется признать легитимность принадлежности данных территорий Аргентине. Этому якобы будет способствовать и значительная удаленность островов от метрополии и, следовательно, невозможность своевременной переброски войск для защиты, а тем более и для возвращения силой этих  к тому времени уже захваченных аргентинцами территорий. Кроме того, посчитали в Буэнос-Айресе, даже фактор англосаксонской солидарности вряд ли скажется на ходе и исходе военной стадии конфликта, поскольку Вашингтон не пойдет наперекор общему латиноамериканскому общественному мнению, за немногим исключением оказавшемуся, естественно, на стороне Аргентины.

Этим планам Буэнос-Айреса вольно или невольно подыграли сами британцы в лице их премьера «железной леди» Маргарет Тэтчер, в грубой форме отвергнувшей пусть и не совсем уместные к тому времени, но формально «мирные предложения» аргентинцев относительно активизации решения обострившейся проблемы.

ВТОРЖЕНИЕ

Открытию военных действий в Южной Атлантике предшествовал инцидент на острове Южная Георгия. 19 марта 1982 года группа аргентинских рабочих (по другой, более правдоподобной версии – бойцы группы спецназа ВМС Аргентины) высадились на острове, чтобы «разобрать ржавый хлам для последующей сдачи его на металлолом». При этом аргентинцы ссылались на взаимное соглашение 1971 года, разрешающее предпринимать подобные акции, что было тут же опровергнуто британцами. В ответ аргентинские «рабочие» подняли свой национальный флаг. Разразился скандал. Губернатор Фолклендов послал на Южную Георгию взвод морских пехотинцев, которые без проблемы спустили аргентинский флаг.

Аргентинцы провели разведывательную акцию и на самих Фолклендах, организовав «вынужденную» посадку своего транспортного самолета на аэродром административного центра Порт-Стенли и последующее доскональное фотографирование силами экипажа всех интересующих прилегающих объектов, что через некоторое время облегчило захват островов. Согласно же западным СМИ, гораздо большую пользу аргентинцам принесли советские разведывательные спутники, специально запущенные в конце марта 1982 года, данные с которых через кубинцев были переданы аргентинскому командованию.

Для этих аргентинских военнослужащих битва за острова завершилась относительно неплохо. После плена они вернулись домой живыми и здоровыми, не то что многие их товарищи. Фото Reuters

Далее события развивались, как посчитали в Буэнос-Айресе, по их сценарию. 26 марта было принято окончательное решение о вторжении на острова, и началась непосредственная подготовка к этому. Но британцам, не без помощи США, как об этом стало известно уже после войны, удалось взломать аргентинские шифры, и все нюансы последующих действий Буэнос-Айреса стали достоянием Лондона.

Вообще же позиция и поведение американцев в ходе развивающегося конфликта стали неприятным, хотя, по идее, и предсказуемым сюрпризом для Буэнос-Айреса. Англо-саксонская солидарность все же и в данном конфликте взяла вверх. Даже членство в одной с Аргентиной «оборонительной» структуре – Организации американских государств и соответствующие обязательства США не помешали администрации Рональда Рейгана открыто выступить в конфликте на стороне Великобритании. Правда, для проформы Вашингтон некоторое время «поиграл» в беспристрастного арбитра, но затем резко перешел в стан британских союзников, даже не заботясь о своем ранее лелеемом имидже «покровителя и защитника Латинской Америки». В этой недооценке заключался существенный провал аргентинских конструкторов своеобразного «блицкрига» в Южной Атлантике.

Если же абстрагироваться от игры на политической арене и посмотреть, какими силами в этом районе располагала Великобритания к началу войны, то размах, с которым Аргентина осуществила операцию, покажется демонстративно-устрашающей акцией.

Дело в том, что Великобритания располагала в Южной Атлантике одним-единственным кораблем – вооруженным гидрографическим судном «Индъюранс», взводом морских пехотинцев на Южной Георгии и небольшим гарнизоном в несколько десятков человек на самих Фолклендах.

В общих чертах план операции аргентинцев сводился к захвату одним отрядом спецназа казарм морских пехотинцев и одновременно аресту губернатора, захвату аэропорта, на который предполагалось высадить батальон морской пехоты и многочисленные подразделения обеспечения.

2 апреля 1982 года аргентинцы приступили к высадке на Фолклендские острова. Хотя фактор внезапности был потерян, поскольку британцам не без помощи американской радиоразведки удалось заранее вскрыть планы Буэнос-Айреса, сделать что-либо существенное для противодействия аргентинцам они просто физически не могли. Британские гарнизоны на островах лишь обозначили сопротивление, которое в силу численного превосходства аргентинцев было быстро сломлено. Все британские военные вместе с губернатором без потерь были переправлены в Уругвай.

БРИТАНСКИЙ ЛЕВ ВСТАЕТ НА ДЫБЫ

В ответ Великобритания разорвала дипломатические отношения с Аргентиной. Совет Безопасности ООН в своей резолюции № 502 от 3 апреля 1982 года призвал обе стороны прекратить враждебные действия, вывести аргентинские войска с островов и приступить к мирным переговорам. Но Великобритания предприняла шаги, направленные на решение возникшей проблемы силой: 5 апреля направила к Фолклендам три  военно-морских соединения, с 12 апреля установила военную блокаду вокруг островов радиусом в 200 морских миль, а до прибытия соединений ВМС возложила контроль над этим районом на четыре атомные подлодки с ядерным оружием на борту.

Общее руководство подготовкой к карательной акции осуществлял командующий ВМС адмирал Джон Филдхаус со штабом в Нортвуде (Великобритания), а непосредственное в районе конфликта – командующий 1-й флотилией надводных кораблей контр-адмирал Джон Вудворд. В составе британских экспедиционных сил насчитывалось более 40 боевых кораблей основных классов, 8 десантных кораблей, свыше 40 вспомогательных судов, около 40 самолетов «Си Харриер» и «Харриер» GR.3. Численность личного состава десанта (от сухопутных войск и морской пехоты) была свыше 9 тыс. человек.

В качестве передовой базы снабжения британские войска использовали военно-воздушную базу на острове Вознесения в центре Атлантики, куда военно-транспортными самолетами «Геркулес» и VC-10 доставлялись необходимые предметы материально-технического обеспечения. Здесь британские боевые корабли пополняли запасы и затем в составе отрядов совершали переход к Фолклендам. С этой авиабазы выполняли боевые вылеты стратегические бомбардировщики «Вулкан» и базовые патрульные самолеты «Нимрод» в сопровождении самолетов-заправщиков «Виктор».

В ответ на действия Великобритании в Аргентине была объявлена мобилизация и началась ускоренная подготовка к войне. К 10 апреля были созданы командования Южного театра военных действий (ТВД) со штабом в Комодоро-Ривадавия и морского ТВД Южной Атлантики со штабом в Пуэрто-Бельграно. Общее руководство военными действиями аргентинских войск осуществлял Генштаб, который возглавил глава военной хунты генерал Л. Гальтиери. Командование войсками на Фолклендах, объявленных 24-й провинцией Аргентины, было возложено на генерала Марио Менендеса (он же был назначен и губернатором островов). Параллельно все населенные пункты на Фолклендах были демонстративно переименованы на испанский манер. В частности, Порт-Стенли превратился в Пуэрто-Архентино.

Вообще же аргентинские вооруженные силы хотя и обладали количественным превосходством над группировкой британских ВС, непосредственно втянутой в боестолкновения (85 тыс. против чуть более 30 тыс. военнослужащих), в техническом плане они были значительно слабее. Несмотря даже на наличие некоторого количества относительно современных самолетов типа «Мираж» III ЕА, «Даггер», «Супер Этандер» и А-4Р «Скайхок», все они имели устаревшую радиоэлектронную аппаратуру, что сильно ограничивало их действия ночью и в сложных метеоусловиях. ВМС Аргентины вообще не шли ни в какое сравнение с ВМС их оппонента. Разнотипность по большей части старых кораблей и систем вооружения, которые были закуплены ранее в США, Великобритании, Франции и Израиле, других странах, помимо всего прочего делала невозможным их полное совмещение и четкое управление ими в бою из одного руководящего центра.

СОЮЗНИКИ СПЕШАТ НА ПОМОЩЬ

На международной арене между тем произошел раскол в отношении оценки конфликта. «Младшие» англосаксы, в лице прежде всего Австралии и Новой Зеландии, естественно, тут же встали на сторону Лондона. В совместном заявлении министров иностранных дел стран – членов ЕЭС ведущие западноевропейские государства также осудили действия Аргентины. ФРГ, Франция и другие члены ЕЭС объявили запрет на поставки Аргентине вооружений, а затем приостановили и импорт всех товаров из этой страны. В порядке возмещения значительных издержек Великобритании на ведение войны ФРГ даже внесла в бюджет ЕЭС причитавшуюся с Лондона сумму в 376 млн марок. И лишь Испания, как «покровитель» Латинской Америки, отказалась поддержать дискриминационные в отношении Аргентины решения.

Естественно, и НАТО не могла остаться в стороне в этом конфликте. Министерство обороны Великобритании получило разрешение на временную передислокацию предназначенных для блока британских войск и вооружений в Южную Атлантику. Боевые самолеты французских ВВС и ВМС, размещенные на базах в приморских провинциях, отрабатывали учебные воздушные атаки против военных кораблей британских ВМС во время их выдвижения к архипелагу с тем, чтобы последние могли приспособиться к отражению атак современных самолетов, приобретенных Аргентиной у Франции.

Безусловно, и это подтверждается британцами, особо ценная помощь Лондону была представлена его ближайшим англо-саксонским союзником – Вашингтоном. Не говоря уже об упомянутой «криптопомощи», Вашингтон предпринял и ряд демонстративных шагов. Так, США прежде всего прекратили поставки в Аргентину товаров военного и околовоенного назначения. По просьбе британцев самолеты США официально приступили к разведывательным полетам над Фолклендами. Пентагон выдал секретные характеристики аргентинских истребителей-бомбардировщиков «Скайхок», приобретенных ранее у американцев Буэнос-Айресом. Помимо базы на о. Вознесения американцы разрешили британцам использовать их военные базы в Гренландии. Американские «летающие танкеры» КС-135 заменили в Западной Европе британские топливозаправщики. ВМС США направили в Южную Атлантику четыре танкера для обеспечения британских экспедиционных сил. В Пентагоне была организована спецкомиссия, которая занималась вопросами бесперебойного снабжения британских войск. Из США были оперативно поставлены в значительных количествах ракеты «воздух-воздух», «воздух-земля» и «земля-воздух», авиабомбы, минометы, ПТУР, другие боеприпасы и различное электронное оборудование. Всего США оперативно поставили британским ВМС порядка 60 тыс. тонн топлива. Управление британскими силами обеспечивалось также через американские спутники и систему военной связи восточного побережья Канады, представленных командованию ВС Великобритании англосаксонским союзником на время конфликта.

С другой стороны, и на стороне Буэнос-Айреса оказалось немалое количество государств, причем не только близких ему по духу латиноамериканских. Несмотря на натовское эмбарго на поставки вооружений Аргентине, к которому под давлением США присоединились также Австрия и Швейцария, оружие аргентинцам продолжало поступать окольным путем через Бразилию и Перу, а также из ЮАР и Израиля. Лишь открыто проамериканский режим Сантъяго, всего десять лет назад «справившийся» с просоветским режимом, встал на сторону британцев, не только вынуждая Аргентину держать на границе с Чили порядка 60% всех своих ВС, но и предоставив в распоряжение Лондона все свои разведвозможности и даже разрешив британским командос действовать со своей территории. Социалистические государства во главе с СССР при поддержке латиноамериканцев, главным образом через ООН, активизировали политические акции с целью воспрепятствовать планам Лондона решить конфликт силой. Однако тщетно!

ОПЕРАЦИЯ НАЧИНАЕТСЯ

25 апреля вертолетным десантом королевской морской пехоты численностью около 200 человек практически без боя был захвачен остров Южная Георгия, что явилось существенным моральным стимулом для последующих успешных действий британцев и продемонстрировало беспомощность аргентинского военного руководства. Почти одновременно британские вертолеты потопили там аргентинскую подлодку «Санта Фе» («Санта Фе» ложится на дно». «НВО» от 11.05.18).

Скорее для дальнейшего деморализующего эффекта, нежели с оперативной надобностью, британской подлодкой «Конкэрор» новейшими торпедами «Тайгерфиш» был потоплен за пределами 200-мильной «зоны войны» крейсер «Генерал Бельграно» («Злой рок Фолклендов», «НВО» от 15.12.17). Примечательно, что наведение субмарины на аргентинский корабль было осуществлено по данным космических средств разведки США. К тому же это было первое в истории потопление надводного корабля атомной подводной лодкой.

Британское военное руководство, постепенно наращивая свою военно-морскую группировку в регионе, в последующие три недели сосредоточилось на нанесении воздушных ударов по аргентинским военным объектам на Фолклендах и в прибрежных водах для воспрепятствования переброски войск и грузов. С этой целью была даже специально разработана серия операций «Блэк Бак» (презрительное прозвище южноамериканских индейцев).

В период блокады островов корабли и авиация Великобритании потопили несколько боевых и вспомогательных судов, а также сбили либо повредили целый ряд самолетов аргентинцев, что вынудило последних отказаться от морских перевозок и отвести свои корабли в прибрежные воды. Такая «активность» британцев, сопровождаемая большим количеством совершенно излишних жертв среди аргентинцев, свела на нет начавшую было приносить свои плоды посредническую деятельность руководства Перу. Аргентинцы также ожесточились и нанесли ряд чувствительных ударов по британцам. Так, 4 мая авиация Аргентины рассеяла надежды британцев на бескровную победоносную войну. В результате атаки аргентинских ВВС с применением противокорабельных ракет «Экзосет» был поврежден, а затем затонул эсминец УРО «Шеффилд», на котором размещался командный пункт ПВО соединения британских ВМС. Это была впечатляющая месть за гибель «Генерала Бельграно». Но на этом аргентинцы не остановились и повредили еще один британский эсминец и два фрегата УРО.

В отличие от аргентинцев на Фолклендах, британцам никто не препятствовал доставлять необходимые грузы и подкрепления. Группировка их войск росла ускоренными темпами. Но такая беспрецедентная акция, связанная с переброской многочисленных войск и грузов на удаленный ТВД, естественно, не могла обойтись без издержек. Как позже выяснилось, удалось погрузить на корабли и суда далеко не все предназначавшееся для операции имущество, часть грузов оказалась не на тех транспортных средствах, были отмечены неоднократные серьезные поломки на судах и выход из строя важного, в том числе навигационного, оборудования. И уж совсем неожиданным для руководства британских ВС оказалось в последний момент обнаружение отсутствия подробных карт островов, что, впрочем, было быстро исправлено в результате снабжения военнослужащих всем необходимым справочным материалом из гражданских архивов.

ШТУРМ И ПОБЕДА

К середине мая все было готово для проведения десантной операции и захвата островов. 17 мая Лондон предъявил Буэнос-Айресу ультиматум, содержащий требование о выводе войск и признании права Великобритании на спорные острова, что, естественно, было тут же отвергнуто аргентинцами. Одновременно британское командование «запустило» дезинформацию, пытаясь убедить мировое общественное мнение в том, что Великобритания не собирается проводить десантную операцию, а ограничится методичными набеговыми действиями, пытаясь измотать противника и заставить аргентинцев принять условия Лондона.

Однако уже 21 мая с наступлением ночи в северо-западной части острова Восточный Фолкленд была осуществлена высадка крупного морского и вертолетного десанта общей численностью до 5 тыс. человек. В последующие дни без особых усилий британцы овладели рядом населенных пунктов и начали продвижение в направлении административного центра Порт-Стенли, где была сосредоточена основная часть аргентинского гарнизона. К 2 июня британцы полностью блокировали противостоящие войска Аргентины.

8 июня британцы высадили дополнительный морской десант, причем в ходе высадки аргентинской авиацией был потоплен один десантный корабль. Решающее наступление на Порт-Стенли было предпринято 12 июня, и через три дня аргентинский гарнизон капитулировал. 20 июня, когда британские войска вновь высадились на Южной Георгии, Лондон официально заявил об окончании войны.

За последовавшей вслед за этим у Великобритании и у ее ближайших англосаксонских союзников эйфорией, вылившейся в пышные чествования «героев» и организацию невиданного со времени окончания Второй мировой войны парада в Лондоне, как-то отошли на задний план и перестали вообще упоминаться в СМИ далеко не единичные факты успехов аргентинцев в данном конфликте. А между тем им было чем гордиться, учитывая тот факт, что Аргентине пришлось сражаться не просто с одной из ведущих в военном отношении держав мира, но и всячески ею «опекаемым» еще более мощным старшим англосаксонским «братом» – США.

Особо, конечно, следует выделить аргентинских пилотов, чье мастерство и мужество стало неприятным сюрпризом для британцев. Несмотря на техническое и профессиональное превосходство британских летчиков, существенную помощь им со стороны американских систем разведки-целеуказания в ходе конфликта, аргентинцам удалось уничтожить пять британских боевых кораблей, включая два эсминца и два фрегата УРО и крупный контейнеровоз с вертолетами, боеприпасами и разным имуществом на борту, а также до 15 боевых самолетов, более 20 вертолетов, а всего около 250 британских военнослужащих. Кроме того, были серьезно повреждены противолодочный авианосец «Инвинсибл», десять эсминцев и фрегатов.

Но и сами ВС Аргентины понесли существенные потери. Им не удалось воспользоваться почти четырехкратным (к концу конфликта) численным преимуществом в личном составе. В результате большей части слабого управления и несогласованности действий родов и видов войск аргентинцы потеряли два боевых корабля (крейсер и подводная лодка), патрульный катер, два вспомогательных судна, до 35 боевых самолетов, 10 вертолетов и более 600 человек убитыми. В плен попали более 13 тыс. аргентинцев, с которыми, кстати, британцы обращались отнюдь не цивилизованно.

Продолжавшаяся более двух месяцев Фолклендская война завершилась, так и не устранив основных причин, побудивших стороны к ее развязыванию. Она помогла Великобритании восстановить чувство уверенности, потерянное после крушения колониальной империи и позорного для Лондона завершения Суэцкого кризиса. Эта война явилась и буквально подарком для премьер-министра М. Тэтчер. Несмотря на экономический кризис в Великобритании в начале 80-х годов, победа в войне сделала ее чрезвычайно популярной не только в стране, но и на международной арене, позволив продержаться у власти без проблем до 1990 года. Война стала и подарком для британских военных, особенно для ВМС, стимулируя рост военных расходов на перевооружение, акцентируя при этом внимание на приобретении высокоточного оружия.

Гораздо более серьезные последствия война принесла Аргентине. Генерал Гальтиери был вынужден подать в отставку. Начавшийся в стране стимулируемый из Вашингтона политический кризис завершился первыми за долгие годы «демократическими» выборами и, как следствие, осуждением к различным срокам практически всего проигравшего войну генералитета. Им всем к тому же припомнили «репрессии и неуважение прав человека».

В феврале 1990 года между Лондоном и Буэнос-Айресом были восстановлены дипломатические отношения, но до сих пор обе стороны остаются на прежних позициях относительно Фолклендских островов, тем самым, по сути, поддерживая конфликт в тлеющем состоянии. На это даже не повлияло достигнутое в сентябре 1995 года соглашение между двумя странами о совместной разработке нефтяных и газовых месторождений к юго-западу от островов. Впрочем, уже в наши дни оно было расторгнуто по инициативе Буэнос-Айреса.



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также