0
7625
Газета Реалии Интернет-версия

03.08.2018 00:01:00

О роли личности в истории

Последствия войны на Кавказе 2008 года, или Издержки военного строительства в наше время

Анатолий Цыганок

Об авторе: Анатолий Дмитриевич Цыганок – полковник в отставке, кандидат военных наук, член-корреспондент Академии военных наук, член Союза писателей России, лауреат Премии имени А.А. Свечина.

Тэги: война, кавказ, грузия, осетия, сердюков, макаров, генштаб, реформа, танки


Бывшие министр обороны Анатолий Сердюков и начальник Генштаба генерал армии Николай Макаров принимали зачастую скоропалительные решения. Фото РИА Новости

Прошло 10 лет после войны Грузии с Южной Осетией, на защиту которой встала Россия, но до сих пор последствия процесса, проводившегося прежним руководством военного ведомства и почему-то названного «строительством армии», не устранены и сказываются на боеготовности армии и флота.

ЛИКВИДАЦИЯ ТАНКОВЫХ ВОЙСК

Война на Кавказе сказалась на всей структуре армии. Понятно, что Анатолий Сердюков ни по образованию, ни по предыдущему опыту работы в принципе не мог стать генератором новых идей в военном строительстве и тем более определить направления развития российской военной мысли на длительную перспективу. При этом закрытость и внезапность реформы, полное отсутствие информации внесли сумятицу в умы сотен тысяч офицеров, прапорщиков и мичманов.

Большая часть нынешнего высшего генеральского состава (командующие округов и армий) вышла из трех войн: двух чеченских кампаний и войны на Кавказе. При анализе боевых действий грузинской армии российское Министерство обороны сделало удивительные выводы: пятидневная война с Грузией показала, что крупные танковые соединения неповоротливы, а управление ими затруднено! Ссылаются и на войну в Югославии, где танки практически оказались без дела, при этом забывают, что там была война особая – элементарный расстрел с воздуха.

В результате если в 2005 году Российская армия имела 23 тыс. танков, то в 2009 году – только 3 тыс.

ВМЕСТО ДИВИЗИЙ – БРИГАДЫ

Наиболее спорный вопрос – решение об изменении структуры армии. Переход с четырехзвенной системы управления (полк–дивизия–армия–округ) на трехзвенную систему управления (бригада–группировка войск–округ) является неоправданным и в целом ошибочным решением. Управляемость войск с переходом на трехзвенную систему военного управления не улучшилась, но это новшество существенно снизило их боевую готовность.

Российский Генеральный штаб считает образцовой американскую армию. Однако в США в Сухопутных войсках, имеющих, кстати, достаточно мощную армейскую авиацию, на одну бригаду приходится почти 3 бригады боевого и материального обеспечения. В Российской армии же после перехода на бригадную структуру оказалось, что на одну бригаду приходится 0,88 бригады боевого и материального обеспечения. Кроме того, у Сухопутных войск не осталось армейской авиации.

Все проведенные в 2009–2012 годы учения подтвердили ухудшение управления, снижение огневой мощи и мобильных возможностей. Предполагалось, что бригада будет более управляемой. Но в танковом или мотострелковом полку до реформы числилось 252 офицера и в зависимости от полка от 100 до 132 прапорщиков. Численный состав полка – от 890 до 1800 солдат и сержантов. В бригаде же на 3800 военнослужащих оказалось только 135 офицеров, без прапорщиков. Управление в итоге – значительно хуже, причем не только из-за отсутствия офицеров и прапорщиков, но и по причине отсутствия огневых средств, ремонтных средств и службы тыла и медицинского обеспечения.

В Европе, в Арктике, в Западной и Восточной Сибири, на Дальнем Востоке при действиях в обороне и наступлении, в противодесантных операциях, в обороне морского побережья возможности мотострелковой дивизии более важны, чем мобильность бригад в горной местности. Генеральный штаб, представивший министру обороны предложения, не учел оперативные направления и разницу в театрах военных действий на Севере, Дальнем Востоке, в Европе, а также возможные угрозы. Армия, воюющая на собственной территории, должна иметь стационарные региональные группировки войск.

Примечательно, что на учениях «Запад-2009» российская бригада совершила марш железнодорожным транспортом – 450 км до Белоруссии и 420 км по Белоруссии – за семь суток (фантастика)! А ведь во времена СССР 11-я армия Прибалтийского военного округа – две мотострелковые и две танковые дивизии плюс армейский комплект частей – за двое суток преодолели 1200 км и вошли в Чехословакию.

АУТСОРСИНГ

В свое время большие надежды возлагались на внедрение в Вооруженных силах системы аутсорсинга. Предполагалось, что на аутсорсинг будут отданы такие задачи и сферы деятельности, как бункеровка кораблей, судов и танкеров Военно-морского флота топливом; заправка автомобильной техники на гражданских АЗС и авиатехники на аэродромах; навигационный завоз вооружения, военной и специальной техники и других различных грузов в районы Крайнего Севера; доставка материальных средств в крупные гарнизоны от предприятий промышленности; техническое обслуживание и ремонт вооружения, военной и специальной техники; организация питания и банно-прачечное обслуживание личного состава и др.

Однако вскоре выяснилось, что на самом деле гражданские предприятия не справляются с обеспечением обслуживания войск в полевых условиях, причем даже несмотря на получаемые по контрактам немалые государственные деньги. В результате встал вопрос о том, что привлечение гражданских коммерческих структур при материальном и техническом обслуживании войск в полевых, а тем более боевых условиях попросту нецелесообразно, поскольку в боевых условиях армия останется голодной. Все это уже граничило с вредительством.

Когда в российских ВС предлагали вводить систему аутсорсинга, часто ссылались на опыт американских Вооруженных сил. Однако там есть свои серьезные отличительные особенности. У них четко определены функции, в осуществлении которых могут принимать участие частные структуры: оплата труда гражданского персонала (около 800 тыс. человек); выплаты военным пенсионерам (примерно 2,2 млн человек); оказание услуг служащим Минобороны (обучение и подготовка военного и гражданского персонала, подготовка к службе в армии); сбыт излишков собственности и национальных запасов; управление сдаваемой внаем собственностью; работы по содержанию складов и т.п.

При этом следует отметить, что в США частные компании допускаются к конкурсу Минобороны и способны его выиграть только при стоимости их работ как минимум на 10% ниже, чем у государственных структур.

По решению нового министра обороны РФ генерала армии Сергея Шойгу, российское военное ведомство отказалось от передачи ремонта военной техники сторонним исполнителям и в войсках были восстановлены специальные ремонтные роты. Для организации питания и банно-прачечного обслуживания в стационарных условиях привлекаются коммерческие компании, однако в полевых условиях этим занимаются соответствующие армейские подразделения.

Участие Вооруженных сил России в операции в Сирии показало, что аутсорсинг, внедренный при предыдущем руководстве военного ведомства, может существовать только в мирное время, а в боевых условиях он оказался не только ненужным, но и вредным. Как оказалось, советский опыт технического обеспечения, ремонта, обслуживания, боевого технического и материального обеспечения Вооруженных сил был не так уж и плох, как нас в этом пытались убедить.

КОНТРАКТНАЯ АРМИЯ

Очередной «прокол», как представляется, был допущен в осуществлении плана перехода Вооруженных сил РФ на контрактную систему. Ведь в этом случае сокращается количество призывного состава, но победоносная армия военного времени формируется как раз из призыва. Таким образом, у нас уничтожается база мобилизационной подготовки и мобилизационного развертывания армии военного времени, то есть мы готовимся войну не вести, а сразу же проиграть.

Грузино-осетинская война полностью развенчала миф о контрактной армии и контрактных частях полной боевой готовности, которые специально готовились для войны. В августе 2008 года контрактников в боевых подразделениях было не более 20%. Большая часть подразделений 58-й армии, выдвинувшихся в Южную Осетию, были укомплектованы срочниками, что еще раз подтвердило тот факт, что при нормальной боевой подготовке солдат-срочник мало чем уступит контрактнику.

Примечательно, что на учениях «Восток-2010» недостатки предложенной руководством российского Минобороны системы комплектования войск проявились во всей красе. Смешно было слышать заявление главнокомандующего Сухопутными войсками генерал-полковника Александра Николаевича Постникова о том, что «призывники за два месяца достаточно хорошо овладели практическими навыками, своим оружием, что и показал нынешний этап учения». На самом деле, чтобы совсем уж не завалить учения, командиры на Дальнем Востоке заставили задержаться в армии солдат, которые уже выслужили «свой» год. Их оказалось 23% от того состава, который принял участие в маневрах «Восток-2010».

В заключение следует сказать, что из того тупика, в который ее завело предыдущее руководство, Российская армия, конечно, постепенно выбирается, но делать это надо более активно.    


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также