0
1592
Газета Спецслужбы Интернет-версия

24.09.1999

Терроризм - общий враг

Тэги: Лауринкус, Литва, контрразведка

Из досье "НВО"
Мячис Лауринкус родился в 1951 г. Закончил Вильнюсский университет по специальности "литовский язык и литература". С 1988 г. - один из руководителей "Саюдиса". Избирался народным депутатом СССР, депутатом Верховного Совета Литвы. В марте 1990-го назначен генеральным директором Департамента государственной безопасности (ДГБ) Литовской Республики. С 1991 г. - депутат Сейма, с 1996-го - председатель комитета по иностранным делам Сейма. С мая 1998 г. вновь назначен на должность генерального директора ДГБ Литвы.

- ГОСПОДИН ЛАУРИНКУС, какие спецслужбы функционируют в Литовской Республике?

- Один блок - это подразделения Министерства внутренних дел, являющиеся субъектами оперативно-разыскной деятельности. Есть военная разведка в составе Министерства охраны края. И, наконец, Департамент государственной безопасности (ДГБ). Эта специальная служба была создана 26 марта 1990 года сразу после провозглашения независимости Литвы.

- Вы пригласили на работу в Департамент кого-то из бывших сотрудников КГБ Литовской ССР?

- Новая спецслужба Литвы располагалась в трехстах метрах от здания республиканского КГБ. Правительство и сейм, конечно, не признавали его правомочность, а КГБ Литовской ССР, в свою очередь, не признавал законность государственных институтов Литовской Республики. Такая двойственная ситуация продолжалась до августовских событий 1991 года, после которых на нашей территории деятельность советских структур госбезопасности была прекращена.

Некоторые сотрудники КГБ Литовской ССР определились в своих симпатиях сразу после провозглашения независимости Литвы. Их было 36 человек. Кого-то из них я тогда принял к себе. Это были молодые офицеры, выпускники учебных заведений КГБ СССР в Москве и Минске. Однако сейчас в ДГБ нет ни одного человека из числа бывших офицеров КГБ, так как в Литве принят закон об ограничении работы бывших сотрудников спецслужб СССР на стратегических объектах, и указанная категория лиц не имеет права работать с государственными тайнами. Правда, есть те, кто помогает нам на нештатной основе.

- Какие задачи решает департамент?

- Выбирая модель специальной службы, мы понимали, что существуют классические функции, не меняющиеся веками: разведка, контрразведка, охрана государственных тайн. Вместе с тем было введено обеспечение экономической безопасности Литвы, можно еще назвать это экономической контрразведкой, что существует и в западных странах. По своему содержанию это весьма емкая функция, наши задачи в указанной сфере деятельности в определенной степени пересекаются с задачами МВД Литвы.

В 1994 году был принят закон, который детально регламентирует деятельность ДГБ. В частности, там сказано, что в нашей компетенции ведение разведки, анализ политических и экономических тенденций в иностранных государствах, в том числе путем изучения открытых источников информации. Это как бы попытка на основе собственных возможностей увидеть то, что происходит в соседних странах.

- Электронная разведка относится к сфере вашей компетентности?

- Нет.

- А правительственная и шифрованная связь?

- Да, мы обеспечиваем безопасность правительственной связи.

- Ваше ведомство выполняет функции военной контрразведки?

- Нет. Подразделения военной контрразведки действуют в составе Министерства охраны края.

- Не могли бы вы назвать штатную численность сотрудников ДГБ Литвы?

- Такие сведения составляют государственную тайну.

- Помимо центрального аппарата у вас есть территориальные органы?

- Разумеется. Они созданы по всей территории Литвы по административному признаку.

- Что можно отнести к приоритетным направлениям деятельности департамента?

- Правительство Литовской Республики ориентирует нас на то, чтобы мы главным образом уделяли внимание внутренним проблемам, и особенно борьбе с организованной преступностью. За время своего существования ДГБ в основном решал именно эти задачи. В Литве часть финансовых потоков проходит через криминальные структуры, организованные преступные группировки проявляют интерес к процессу приватизации. Мы стремимся максимально нейтрализовать деятельность криминалитета. Наша проверка желающих участвовать в приватизации позволила предотвратить доступ в указанную сферу ряда влиятельных криминальных структур и их представителей, против которых были возбуждены уголовные дела. Так что вся работа была направлена на противодействие экономической преступности.

Наряду с этим важное место в деятельности ДГБ занимают контрразведывательные операции в целях обеспечения внутренней безопасности государства, а также парирования возможных угроз, откуда бы они ни исходили.

- Недавно в Литве принят закон, согласно которому коммерческие структуры, используемые иностранными спецслужбами в качестве "крыши" для ведения разведывательной деятельности, будут ликвидироваться с одновременной конфискацией их финансовых средств. Что это - приступ шпиономании или же действительно есть повод для подобной постановки вопроса?

- Это превентивные меры, рассчитанные на будущее. Вместе с тем это наша реакция на возможную подрывную деятельность, признаки которой были отмечены за последние несколько лет.

- Россия ведет разведдеятельность против Литвы?

- В Российской Федерации существует несколько достаточно сильных спецслужб, которые выполняют задачи в сферах разведки и контрразведки. Все они работают весьма результативно.

- Как вы полагаете, резидентуры СВР и ГРУ в Вильнюсе уже начали полноценное функционирование?

- Мы исходим из того, что, согласно заявлениям официальных представителей СВР, данная спецслужба не осуществляет разведывательную деятельность против Литвы.

- С 1992 года у России неоднократно возникали проблемы в отношениях с Эстонией и Латвией из-за шпионских скандалов. Некоторые российские дипломаты даже высылались из Таллина. Были ли подобные случаи в Литве?

- За все время дипломатических отношений между Литвой и РФ ни один из сотрудников российского посольства в Вильнюсе не объявлялся персоной нон грата.

- В российских СМИ были публикации, в которых говорилось, что Швеция, Великобритания, Германия и США оказывают активную помощь государствам Балтии в развитии их национальных спецслужб. Так ли это? И где вы ведете подготовку кадров для ДГБ?

- Каждая страна старается сама готовить кадры для национальных спецслужб. При этом могут быть консультации с различными государствами. Что же касается спецслужб стран Запада, то ДГБ сотрудничает с ними в такой серьезной сфере, как борьба с терроризмом. Причем мы сами проявили подобную инициативу. Кроме того, в данной области мы хотели бы сотрудничать и с российскими спецслужбами.

- Ваш департамент поддерживает контакты с ФСБ?

- По конкретным преступлениям. Неплохие контакты, например, налажены с Управлением ФСБ по Калининградской области. Мы поддерживаем эти связи с целью координации усилий по борьбе с незаконным оборотом наркотиков и оружия. Недавно была проведена совместная операция с участием правоохранительных органов Голландии, Литвы, Белоруссии и России. Мы задержали две тонны гашиша.

- Сколько зарабатывает в долларах США офицер ДГБ?

- Если пересчитать оклад в национальной валюте, в среднем - около 200 долларов. Может быть и больше, с учетом выслуги и различных надбавок.

- Введены ли у вас обязательные еженедельные или ежемесячные доклады президенту Литвы, как это делают Борису Ельцину руководители российских спецслужб?

- У нас кандидатуру директора ДГБ предлагает президент, а утверждает сейм. Поэтому информационные материалы мы направляем в адрес всех трех ветвей власти - президенту, председателю Сейма и премьер-министру. Эту систему, наверно, надо совершенствовать.

- ДГБ ведет агентурно-оперативную работу против России?

- Без комментариев.

- А внутри Литвы?

- Внутри страны такая работа ведется.

- Существует ли вероятность, что накануне выборов какая-то партия, например правящая, сможет использовать ДГБ для сбора компромата на своих политических конкурентов?

- Это невозможно в принципе. Все сотрудники ДГБ, включая меня лично, беспартийные. Я был консерватором, заместителем Ландсбергиса, но после назначения на пост директора я приостановил свое членство в партии.

- В департаменте есть подразделение, которое занимается связями с общественностью и контактами со СМИ?

- Мы сейчас создаем такую структуру. Я полагаю, что забота об имидже спецслужбы - одна из составляющих ее успешной деятельности. Есть прошлое, где был КГБ, и в общественном сознании выполняемые им функции остались и сейчас. У людей двоякое отношение к нам. С одной стороны, они считают, что ДГБ нужен, с другой - есть боязнь, не будет ли у нас силового доминирования. Департамент не имеет репрессивной функции. Мы можем задержать подозреваемых в совершении преступления, но практически все дела ведет прокуратура. Своего следственного аппарата у нас нет, сотрудники ДГБ расследуют лишь преступления против государства, но только на начальной стадии. Дальше подключается прокуратура.

- Как вы оцениваете уровень компетентности своих сотрудников? Насколько подготовлены в профессиональном отношении офицеры вашей спецслужбы?

- На все требуется время. Я думаю, что лет через десять мы будем профессионалами.

- В КГБ всегда существовали противоречия между разведкой и контрразведкой. В разведке люди выезжали за рубеж, получали большие оклады, а контрразведка ловила шпионов у себя дома, причем не всегда успешно. На базе нездоровой конкуренции возникали межведомственные разногласия. Есть ли такие проблемы в ДГБ?

- Нет. Потому что самая главная линия работы - это контрразведка.

- Сотрудники контрразведки получают, как вы сказали, около 200 долларов. Если допустить, что ДГБ использует дипломатические должности прикрытия, то тогда офицеры ваших посольских резидентур, например московской, зарабатывают как дипломаты, то есть свыше 2 тысяч долларов. Разве это не повод для взаимной неприязни?

- У нас пока таких проблем не возникало. Быть может, потому что наша структура невелика по численности и достаточно молода. Возможно, подобные проблемы появятся в будущем.

- Почему департамент не занял здание бывшего КГБ Литовской ССР, а расположился в другом месте?

- Это здание исторически принадлежало Министерству юстиции. Долгое время там находился суд, и только потом туда вселился КГБ. Мы просто восстановили историческую справедливость, как старались это сделать везде. Но и психологический фактор, конечно, присутствовал. Ведь в здании КГБ были подвалы, где содержались заключенные и проводились расстрелы. Если бы мы разместились там, общественность нас бы не поняла.

- Каких-либо иностранных агентов вы задерживали?

- Я могу сказать, что в ряде случаев ДГБ выявил и пресек каналы утечки сведений, составляющих государственную тайну.

- По конкретным людям?

- Да.

- Почему же ничего не сообщалось в литовских СМИ? В России, например, когда ФСБ ловит латвийского или эстонского шпиона, об этом пишут все газеты.

- Мне всегда было смешно наблюдать за кампаниями шпиономании, ловлей агентов там, где их нет, и так далее. Это надо воспринимать как попытки спецслужб доказать свою нужность. Конечно, и у нас есть люди, которые представляют, что спецслужбы только с приборами ночного видения и ходят.

- Как вы относитесь к неудачам ваших коллег из Таллина? Я имею в виду провалы агентов эстонской разведки в Псковской области, о чем неоднократно сообщали российские СМИ.

- Мне не хотелось бы давать оценку этим фактам, так как я не знаю действительного положения дел. Может быть, наши коллеги когда-нибудь дадут оценку этим событиям. В принципе на такие вещи я смотрю спокойно. В острой постановке этих вопросов гораздо больше заинтересованы журналисты, которые ищут сенсации. Сами спецслужбы никогда не стремятся нагнетать обстановку, ограничиваются только каким-то коротким официальным сообщением. Но как только информация попадает в газеты, начинаются самые разные интерпретации случившегося, порой весьма некорректные.

- Как складывается ваш рабочий день?

- Фактически он у меня ненормированный. Уйти со службы вовремя никогда не получается. Ежедневно приходится решать широкий круг самых разноплановых задач, включая хозяйственные и финансовые.

- Почему на здании вашей штаб-квартиры нет никакой вывески? Конспирация?

- Не знаю, почему этого не сделали раньше. Дам команду, чтобы изготовили соответствующую табличку.

- Как сложилась судьба оперативных материалов КГБ Литовской ССР? Я читал, что после 1991 года большую часть документов вывезли в Москву?

- Многое действительно вывезли. Данный вопрос ставился перед Москвой уже не раз. В результате вернули какую-то часть архивов.

- Агентурную картотеку вернули?

- Большую часть привезли, но не полностью. Нам хотелось бы иметь все.

- Есть вероятность того, что государственные посты в Литве занимают бывшие агенты КГБ?

- В политических кругах, особенно перед выборами, много было заявлений и подозрений в отношении отдельных лиц. Как пишут в газетах, около полусотни агентов ушли в политику. Лично меня беспокоит, что закрытые материалы каким-то образом распространились. Как это происходило, кто это делал? Умышленно, неумышленно, продавали эти документы или нет, сейчас сказать нельзя. Мы стараемся данный процесс контролировать. Пик поиска в Литве агентуры КГБ прошел, меньше стало истерии, а еще лет пять назад это было на подъеме.

- Вы застрахованы от того, что данные о вашей нынешней агентуре не попадут в СМИ?

- Спросите у ЦРУ, застрахованы ли они? Никто не может быть застрахован. Меняется мир, меняются и спецслужбы. Многие разведки и контрразведки сейчас уточняют свои функции, и мы делаем то же. Например, ведется очень большая дискуссия о спецслужбах Польши, постоянно появляются статьи о проблемах утечки информации в британской МИ-6, я имею в виду список Томлинсона и так далее.

- Спецслужбы стран Балтии координируют свою деятельность?

- Разумеется, мы должны это делать. У нас происходит обмен очень серьезной информацией, потому что через территорию стран Балтии идет поток транзитных грузов. Мы поставили под контроль деятельность преступных группировок. Конечно, сказать, что полностью контролируем ситуацию, нельзя. Но хаоса 1991 года уже нет.

- В ДГБ есть группы захвата?

- Нет. У нас не существует никакой репрессивной функции. Да и денег, чтобы создавать подобные группы, нет.

- Что же вы предпринимаете, если надо задержать иностранного шпиона?

- Посылаем спецподразделения МВД.

- Какова величина годового бюджета департамента?

- 27 миллионов лит (примерно соответствует 5 млн. долл. - И.К.). Это открытые данные. А постатейное распределение закрыто.

- Как вам видится сотрудничество между спецслужбами России и Литвы? Если оно возможно, то по каким направлениям?

- Такое сотрудничество возможно. Направления весьма конкретные, и мы не раз об этом говорили: борьба с терроризмом, организованной преступностью, нелегальным оборотом наркотиков и оружия, нелегальной миграцией, а также по ряду других конкретных проблем. Наше сотрудничество необходимо совершенствовать, чтобы оно приобрело системный характер, особенно в нынешних условиях активизации международного терроризма. Это общий враг всех цивилизованных государств.

Вильнюс-Москва


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также