0
0
Газета Печатная версия

02.09.2018 16:00:00

Осень в Центральной Азии – туман и ветры отовсюду

Активность внешних игроков в регионе добавляет тревожной неопределенности

Игорь Панкратенко

Об авторе: Игорь Николаевич Панкратенко – доктор политических наук, заместитель генерального директора Центра стратегических оценок и прогнозов.

Тэги: центральная азия, политика, афганистан, таджикистан, узбекистан, иран, китай, сша, антитеррор, терроризм, исламисты


У боевиков в Центральной Азии нет никаких шансов противостоять современным армейским частям. Фото с сайта www.odkb-csto.org

Ушедшее и даже по местным меркам очень жаркое лето не стало нынче в Центральной Азии временем, когда жизнь замирает, а действие уступает неспешному распитию чая и умной беседе где-нибудь в тени, желательно возле фонтана. Взрывная дипломатическая активность Ташкента на кабульском направлении, убийство туристов в Таджикистане, каспийская конвенция и фактический срыв Московской конференции по Афганистану – лишь слабое отражение тех серьезных процессов, интриг и противоречий, которые переполняют сегодня Центральную Азию. И которые будут определять политическую погоду в регионе на осенне-зимний сезон.

Для местных политиков и экспертов словно возвращаются золотые времена первого десятилетия XXI века, когда регион находился в центре внимания внешних игроков и был одним из ключевых пунктов хитро сплетенных геополитических комбинаций, когда за внимание и благосклонность Ташкента, Ашхабада, Душанбе, Астаны и Бишкека серьезно конкурировали внешние игроки. А значит – подкрепляли свою заинтересованность вполне материальными знаками внимания.

Правда, этот бурный геополитический роман тогда не перерос в «счастливое супружество», более того, на какой-то период Центральная Азия оказалась на периферии международного внимания. Но все возвращается, и регион вновь интересен, вновь – в центре сложной интриги. Причем у каждого из игроков свои интересы, свои конечные цели, столь порою неоднозначные, что лучше бы иных интересантов, набивающихся в партнеры, и не было бы. «Упаси нас Всевышний от таких друзей, а с врагами мы и сами как-нибудь справимся» – как про сегодняшний день сказано.

Кого считают «третьим лишним»?

Главное отличие нынешней ситуации от прошлых лет заключается в том, что если раньше основной задачей для внешних игроков было расширение своего присутствия и закрепление достигнутых позиций, то на нынешнем этапе главным становится сдерживание. А в недостижимом идеале – и вытеснение тех, кто, по мнению Вашингтона, того же Эр-Рияда или Нью-Дели, там откровенно и пугающе лишний. Совершенно очевидно, что таковыми для этой группы игроков являются Москва, Пекин и Тегеран.

С последним, впрочем, проще всего. «Блестящий шейх дипломатии», как еще совсем недавно называли иранского президента Хасана Рухани его экзальтированные поклонники в Тегеране, за пять лет сократил присутствие Исламской Республики в Центральной Азии почти до минимума. В чем ему с радостью «помогли» и лидер всея таджикской нации, бывший лучший друг Эмомали Рахмон, и Аракдаг всех туркмен, писатель, певец и обладатель всевозможных достоинств Гурбангулы Бердымухамедов.

Густо замешанная на деньгах, коррупции, лжи и взаимных амбициях история о том, почему в Душанбе и Ашхабаде к Тегерану относятся теперь, мягко говоря, недружелюбно, – отдельная история. Для нас сейчас важнее, что по ее результатам, а также с учетом той настороженности, с какой к Ирану по целому ряду причин относятся и в Астане, и в Ташкенте, о серьезном влиянии Тегерана в регионе говорить особого смысла теперь уже нет. Амбиции и заинтересованность есть – возможностей нет. Хотя имитация бурной деятельности с иранской стороны продолжается, не без этого.

А вот с Пекином для Вашингтона в Центральной Азии все не просто сложнее – там уже впору говорить о китайской победе. «Пояс и путь» Си Цзиньпина как огромный зонтик накрывает регион. Сложностей и, называя вещи своими именами, мутных мест при его реализации хватает. Но принципиальным является то, что с каждым днем китайский проект становится реальностью и той осью, вокруг которой раскручивается экономика центральноазиатских государств.

И сколько-нибудь серьезно помешать этому ни Вашингтон, ни Нью-Дели не в состоянии. Хотя бы потому, что реального альтернативного проекта для Центральной Азии, столь же привлекательного для стран региона, у них попросту нет.

И они сами, и их местные союзники и симпатизанты это, кстати, вполне понимают. Но что с этим «китайским катком» делать – пока совершенно непонятно. Поэтому пока что в ходу тактика мелких укусов – там в костерок синофобии маслица плеснуть, там – посеять к тому или иному проекту недоверие, там – Астане, Ташкенту или Ашхабаду предложить более соблазнительный проект. Главное – создавать Пекину в регионе пусть небольшие, но регулярные проблемы и сложности. Ну а дальше видно будет.

Террористы кочевые и оседлые

Красивые картинки всевозможных учений и приятной разноцветности стрелки, аккуратно наносимые операторами на штабных картах, всегда ласкают генеральский взгляд. И справедливости ради необходимо отметить, что далеко не все, что демонстрируют различные совместные антитеррористические упражнения – «Взаимодействие», «Боевое братство» и прочие «Мирные миссии» – показуха, хорошо знакомая тем, кто сталкивался с армейскими реалиями.

Скажу больше: у марширующих колоннами через границы в Центральной Азии боевиков нет никаких шансов, на поле боя против современных армейских частей и спецназа им ничего не светит, что демонстрируют Афганистан, Ирак, Сирия и далее по карте. Но как быть, если они пойдут не колоннами? И как быть, если на территории, куда они ворвались, этих современных кочевников от терроризма встретит не только сопротивление армии и спецслужб, но и активная поддержка местных «спящих ячеек» экстремистов, «братьев по террору», но только оседлых?

Еще совсем недавно, всего несколько лет назад, представлялось, что основные местные террористические и экстремистские организации, наводившие ужас в 90-х, разгромлены. Спецслужбы государств Центральной Азии пусть не всегда успешно, но методично добивали уцелевшие ячейки ИДУ, Хизб-ут-Тахрир и пр. Но сегодня выясняется, что ни о какой победе речи не идет. Более того, в террористическое и экстремистское подполье в Центральной Азии приходят новые люди и новые методы.

Специалисты по данному вопросу – причем не кабинетные теоретики, а реально работающие «на земле» и «в поле», – с тревогой в личных беседах говорят о том, что религиозные и мировоззренческие установки нынешнего подполья – порой чистая каша, смесь невежества, амбиций и мифов. Но при этом они абсолютно уверены в том, что мир вокруг них несправедлив и нуждается не просто в изменении, а в разрушении.

Проповедь искусных манипуляторов, юношеский максимализм, социальная несправедливость и нищета создают в мозгах подпольщиков из Центральной Азии поистине термоядерный по своей разрушительной силе коктейль. И в таком состоянии лидеры исламистов становятся для них героями священной войны, которым за честь принести клятву верности и встать против тех, на кого они укажут.

Но и это не все. Исламистскими организациями за несколько последних десятилетий наработан огромный и уникальный опыт не просто создания подполья, но и проникновения в местные органы власти, вербовки сторонников в администрациях и силовых структурах, а также налаживания собственных каналов финансирования. Обложение «налогом» местных бизнесменов и тех, кто работает в теневой экономике, подчинение каналов контрабанды и наркотрафика, примитивное вымогательство за «защиту» – все эти инструменты подполье в Центральной Азии активно использует.

Когда это нужно для акций устрашения, они «демонстрируют оскал», отправляя молодых активистов на самоубийственные теракты вроде нападения на туристов в Таджикистане. Но основная их деятельность сегодня – накопление сил для часа икс, когда лидеры международных группировок – еще одна команда внешних игроков – решат, что регион нужно встряхнуть.

Очередное стремительное обострение интереса внешних игроков всех уровней к Центральной Азии, от мировых держав до трансграничных группировок, накладывается на рост внутренних противоречий в регионе и обострение угроз безопасности. После некоторой паузы здесь все вновь начинает закипать, а активность извне только добавляет тревожной неопределенности. Летняя жара заканчивается, но жара политическая, судя по всему, спадать здесь не намерена.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также