0
8951
Газета Печатная версия

02.09.2018 16:00:00

Кто будет восстанавливать Сирию

Попытки Москвы подключить к разрешению кризиса западных игроков не находят отклика

Тэги: сирийский конфлитк, россия, иран, турция, курды, антитеррор, тебриз, беженцы, ес, оон


Саммит в Тебризе станет третьей встречей президентов Ирана, России и Турции в астанинском формате по урегулированию сирийского кризиса. Фото с официального сайта президента РФ

В рамках астанинского процесса президент Ирана Хасан Рухани 7 сентября организует в Тебризе третью встречу с коллегами из России и Турции Владимиром Путиным и Реджепом Тайипом Эрдоганом. Показательно, что переговоры пройдут именно в тот день, на который еще в июле Эрдоган анонсировал проведение саммита в Стамбуле между Турцией, Россией, Францией и Германией по сирийскому урегулированию, прежде всего – по проблеме беженцев.

Турция как страна, принявшая наибольшее количество беженцев – более 3 млн, хочет снять нагрузку с собственной экономики и ликвидировать перекос в сторону союзников сирийского президента Башара Асада. Россия как одна из стран – гарантов процесса прекращения огня заинтересована в поиске средств для восстановления разрушенной инфраструктуры и подкреплении Дамаска зарубежными инвестициями.

Россия исходит из того, что война с терроризмом в Сирии подходит к концу, большая часть страны вернулась под контроль Дамаска и ничто, кроме разрухи, не препятствует возвращению беженцев. Как сообщил на днях постпред России при ООН Василий Небензя на заседании Совета Безопасности по угрозам международному миру и стабильности в результате актов терроризма, свыше 1,5 млн сирийских беженцев вернулись в свои дома, 96% территории Сирии удалось освободить от джихадистов благодаря усилиям правительственной армии при поддержке российских ВКС. Поэтому страны, заинтересованные в разрешении конфликта в Сирии, должны внести вклад в восстановление страны и помочь беженцам вернуться к мирной жизни на родине.

О том, что Россию сейчас волнует реализация инициативы по возвращению беженцев и изысканию средств для реставрации хозяйства Сирии, свидетельствовали экстренные визиты глав МИДа и Генштаба Сергея Лаврова и Валерия Герасимова в Берлин и Париж. Призвал европейские страны вложиться в сирийскую инфраструктуру для возвращения беженцев и Путин, посетив 18 августа Германию для переговоров с канцлером Ангелой Меркель.

Однако анонсированный Эрдоганом четырехсторонний саммит не состоится. Официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт через несколько дней после встречи Путина и Меркель заявил о том, что правительство считает преждевременным обсуждать вопрос о помощи в восстановлении Сирии. Как подчеркнул Зайберт, «сначала в Сирии должно быть достигнуто политическое перемирие».

Гораздо жестче высказался зампредседателя фракции Свободной демократической партии в бундестаге Александер Ламбсдорф. По его мнению, Россия своей военной кампанией в Сирии достигла предела финансовых возможностей, поэтому в восстановлении страны не может играть серьезной роли. «Однако это не должно привести к тому, что мы восстановим разбомбленные Россией улицы, на которых приспешники Асада будут хватать возвращающихся беженцев для пыток в тюрьмах», – процитировала политика Deutsche Welle.

Из Парижа же прозвучали слова о том, что «рано проводить саммит на столь высоком уровне» без гарантий прекращения огня в Сирии и того, что на повестке дня встречи будут политические реформы. Кроме того, в Елисейском дворце назвали серьезной угрозой наступление сирийских правительственных войск в провинции Идлиб, где может начаться контртеррористическая операция.

Ситуация с Идлибом крайне сложная: применять полноценно авиацию там нельзя, поскольку существует риск потерь среди 3-миллионного гражданского населения, и действовать придется преимущественно на земле. Недаром вопрос Идлиба был в минувший четверг в центре внимания на переговорах Лаврова с его сирийским коллегой Валидом Муаллемом. Министры выразили обеспокоенность готовящейся там провокацией с химическим оружием, которая нужна Западу в качестве предлога для удара и спасения боевиков «Джебхат ан-Нусры» (запрещена в РФ). Эта группировка контролирует около 60% территории Идлиба и, по разным данным, насчитывает 50–60 тыс. человек.

Лавров вновь призвал западных партнеров объединить усилия для того, чтобы вернуть Сирию к мирной жизни, а не заниматься «односторонними геополитическими проектами». Под ними в Москве понимают не только провокационные заявления в адрес Дамаска и планы ударов по Сирии, но также отказ западных стран участвовать в реализации российского плана по возвращению беженцев.

Москва всегда подчеркивала, что астанинский (где в основном обсуждаются военные аспекты урегулирования) и сочинский (по созданию сирийского конституционного комитета) форматы призваны не заместить женевский процесс по поиску политического решения кризиса в Сирии под эгидой ООН, а содействовать. Между тем Вашингтон не видит альтернатив женевскому процессу. «Ничто не заменит Женеву, – заявила представитель Госдепартамента Хизер Науэрт. – Существуют разные побочные встречи, такие как Астана и другие. Однако лучший путь вперед, который поддерживают США, в который верят США, ООН и многие государства, – это женевский процесс».

Впрочем, пропагандируемый США переговорный процесс не привел к конкретным результатам. Основной целью женевского формата была передача Асадом власти представителям проамериканской оппозиции. После кампании 2016 года, когда при поддержке России и Ирана Асад выиграл решающее сражение, поводов для переговоров на прежних условиях особо не возникало. Тогда же Турция перешла из лагеря врагов Дамаска на сторону России и Ирана, что позволило не только выиграть битву за Алеппо, но и создать механизмы реального дипломатического урегулирования.

На фоне пробуксовки женевского процесса переговоры в Астане и Сочи с участием России, Ирана и Турции оказались весьма результативными и приблизили Сирию к завершению войны. При этом астанинская «тройка» открыта к диалогу с так называемой Малой группой стран по сирийскому урегулированию (Великобритания, Германия, Иордания, Саудовская Аравия, США и Франция).

Эта группа была создана в начале 2018 года по инициативе Парижа для сближения форматов сирийского урегулирования, включая женевский. Впрочем, де-факто это сближение происходит и без посредников – так, спецпосланник генсека ООН по Сирии Стаффан де Мистура не пропустил ни одного раунда астанинских переговоров. В частности, он активно взаимодействует с Россией, Ираном и Турцией в вопросе формирования сирийского конституционного комитета. Его очередная встреча с представителями этих стран состоится 11–12 сентября в Женеве.

Кроме того, существует Международная группа поддержки Сирии (МГПС), в которой участвуют три десятка стран – практически все, кто так или иначе может влиять на обстановку и способен участвовать в содействии восстановлению инфраструктуры, социальной сферы и в целом экономики Сирии. В МГПС, сформированную в ноябре 2015 года в Вене, входят как ведущие мировые державы (Великобритания, Германия, КНР, Россия, США, Франция), так и региональные игроки (Египет, Ирак, Иран, Саудовская Аравия, Турция) и международные организации (ЛАГ, ООН, Организация исламского сотрудничества). Так что недостатков в форматах нет, и самое главное, по словам Лаврова, – опираться на согласованные принципы сирийского урегулирования, заключенные в резолюции 2254 СБ ООН. Пока же расхождений о будущем Сирии слишком много.

Запад не желает участвовать в налаживании мирной жизни на подконтрольной Дамаску территории до полного политического урегулирования, под которым понимает отстранение от власти Асада. При этом США весьма активно содействуют восстановлению гражданских объектов на восточном берегу Евфрата, удерживаемого курдами. В случае успешной реализации планов Дамаска отбить Идлиб у террористов районы базирования американских войск в Сирии останутся основной территорией вне контроля сирийских властей.

«Наши американские коллеги занимаются активным обустройством восточного берега Евфрата, восстанавливают там инфраструктуру, экономические сети и даже создают там квазигосударственные органы местного управления, – заявил Лавров. – Это чревато попытками расколоть Сирию, что является абсолютно недопустимым и грубым нарушением решений Совета Безопасности».

Хотя на Западе ставят процесс возвращения сирийских беженцев в зависимость от политического урегулирования, практика показывает, что это можно делать параллельно: помогать людям вернуться в свои дома, вести переговоры о Конституции и успешно бороться с терроризмом. В этой связи Москва и Анкара уже договорились предпринять общие усилия в этой области. «Будем прилагать совместные усилия, чтобы эти процессы помогали стабилизировать обстановку, помогали решать вопросы, необходимые для начала политического процесса», – сказал Лавров. А глава МИД Турции Мевлют Чавушоглу добавил, что «коллеги из военных ведомств и спецслужб продолжат работу над тем, как уменьшить насилие в Сирии, как создать мир и стабильность в этом регионе». 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также