0
864
Газета Экономика Интернет-версия

11.09.2018 13:24:00

Конфискованные у коррупционеров доходы не озолотят пенсионеров

Александр Сухаренко

Об авторе: Александр Николаевич Сухаренко – директор Центра изучения новых вызовов и угроз национальной безопасности РФ (Владивосток).

Тэги: пенсия, коррупция, конфискация, законопроект, бюджет, доход, пенсионный фонд


Источник данных - сайт Госдумы

В конце минувшей недели в базе Госдумы появился весьма занятный законопроект, согласно которому имущество и деньги, конфискованные у осужденных коррупционеров, должны стать источником дохода для бюджета Пенсионного фонда (ПФР). Впрочем, Федеральное казначейство насчитало всего лишь 1,8 млрд руб. таких вливаний за 2019-2024 годы, притом, что прошлогодний дефицит бюджета Фонда достиг 59,4 млрд руб. (основным источником его покрытия были дотации из федерального бюджета). Кстати, в будущем году предполагаемый дефицит ПФР в части, связанной с финансированием накопительной пенсии, может достичь 23,2 млрд. руб., а в 2021 году – уже 33,8 млрд руб.

«Своевременность» появления законопроекта обусловлена необходимостью утихомирить негодующее и стремительно беднеющее в условиях кризиса население за счет раскулачивания обирающего его чиновничества. Правда, ажиотаж, раздуваемый вокруг баснословных богатств, периодически изымаемых под тем или иным предлогом у различных чиновников и правоохранителей, весьма преувеличен. Судя по данным Судебного департамента при Верховном Суде России, за последние шесть лет (2012-2017 годы) из 17 143 осужденных за коррупционные преступления, конфискация имущества (ст. 104. 1 УК РФ) коснулась всего 2 022 человек. Самыми урожайными по этой части выдались 2015 и 2016 годы – 600 и 543 мздоимца соответственно. В основном своих доходов по приговору суда лишились лица, погоревшие на взяточничестве или коммерческом подкупе. Общая стоимость конфиската неизвестна.

Сразу оговорюсь, что в этот перечень не входят незаконно обогатившиеся чиновники, у которых отобрали имущество в рамках контроля за соответствием расходов легальным доходам. В минувшем году суды удовлетворили 26 из 35 прокурорских исков об обращении в доход государства имущества на общую сумму 9,2 млрд руб. Речь шла о транспортных средствах, земельных участках, жилых и нежилых помещениях. Правда, совокупная стоимость обращенного в доход государства имущества составила лишь 134,8 млн руб. (в 2016 году – 34,1 млн руб.). Иными словами, все эти миллиарды и миллионы рублей под рассматриваемых законопроект не подпадают. Впрочем, также как и многомиллионные административные штрафы, налагаемые на юрлиц за подкуп чиновников или их незаконное трудоустройство (ст. ст. 19. 28-19. 29 КоАП РФ).

В соответствии с положением о ПФР, денежные средства Фонда формируются за счет страховых взносов (работодателей и работающих граждан) и ассигнований из федерального бюджета. Бюджет Фонда утверждается Госдумой по представлению правительства. По словам первого зампреда бюджетного комитета Госдумы Ирины Гусевой, в текущем году из федерального бюджета ПФР уже получил 3,2 трлн руб., или 40% от всех его доходов. Однако указанный трансферт в размере 20% средств федерального бюджета не спас бюджет ПФР от общего дефицита в 265,5 млрд руб.

То, что получателем коррупционных доходов может стать ПФР, весьма симптоматично: чиновники региональных отделений Фонда все чаще сами оказываются на скамье подсудимых за совершение должностных преступлений. Так, в конце августа Бердский горсуд приговорил к трем годам условно двух сотрудниц отделения ПФР по Новосибирской области, признав их виновными в хищении более 284 тыс. руб. Как установил суд, «экс-начальница отдела выплат Анна Телешова выбирала пенсионеров, а ее подчиненная Ольга Гришина вносила в дополнительный список ложные сведения о недополучении ими пенсий, а также изменяла данные о расчетных счетах». Полученные в результате мошенничества средства обналичивались и делились между ними.

А недавно в суд ушло уголовное дело о хищении более 228 тыс. руб. двумя сотрудницами отделения ПФР в Кош-Агачском районе Республики Алтай, незаконно получивших компенсацию за проезд к месту отпуска и обратно на себя и своих родственников с помощью поддельных документов о стоимости авиабилетов. Кстати, перед судом предстанет и экс-начальник управления ПФР в Горно-Алтайске Галина Агеева, обвиняемая в присвоении в общей сложности 150 тыс. руб. В свою очередь экс-начальник отделения ПФР в Каспийске, также ожидающий суда, продавал жителям города право на получение пенсии по инвалидности. На столь неблаговидном занятии он заработал 780 тыс. руб.

Впрочем, все вышеперечисленное просто детский лепет в сравнении с выводами проверки Счетной палаты РФ трехлетней давности. За 2013-2015 годы ПФР потратил на возведение, покупку и аренду зданий более 14 млрд руб. (по внутренним нормативам на каждого сотрудника Фонда приходится от 16,2 до 19,2 кв м. офисной площади, в то время как для федеральных чиновников предусмотрено всего 9 кв. м). Кстати, суммарный задекларированный доход 186 членов правления Фонда, работников дирекции и ревизионной комиссии за прошлый год достиг 506 млн руб. (больше на 32 млн руб. по сравнению с 2016 годом).

Таким образом, очередная антикоррупционная инициатива законотворцев – не более чем очередное сотрясание воздуха, не способная наполнить кошельки 43,5 млн пенсионеров (29,6% населения страны). Ибо высокопоставленный и в силу этого зажиточный чиновник – по-прежнему редко встречающаяся рыба в правоохранительных сетях. А ежегодно конфискуемых у осуждаемых коррупционеров средств хватит разве что на премии и прибавки к жалованию самих сотрудников ПФР. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также