0
16
Газета НГ-Энергия Печатная версия

10.09.2018 17:29:00

Кто захватит лидерство на рынке СПГ

Россия вступает в противоборство с США, Катаром и Австралией

Григорий Шехтман

Об авторе: Григорий Аронович Шехтман – доктор технических наук, геолог-геофизик, лауреат Государственной премии СССР.

Тэги: газ, спг, prelude, ямал спг, сша


Регазификационный терминал в порту Цзянсу Жудун в КНР. Фото РИА Новости

Сжиженный природный газ (СПГ) – это природный газ, искусственно сжиженный путем охлаждения до минус 160 градусов Цельсия для удобства его хранения или транспортировки. Преобразование СПГ в газообразное состояние осуществляют на специальных регазификационных терминалах. При сжижении природный газ уменьшается в объеме в несколько сот раз. 

СПГ за полвека превратился в существенный фактор энергетики. Строительство СПГ-заводов и терминалов для отправки их продукции проводится бурными темпами, приводя к неизбежной мировой конкуренции. Россия в глобальный рынок СПГ включилась с опозданием, но энергично наверстывает упущенное, опираясь на свой мощный потенциал в газовой отрасли и накопленный опыт. Представляет интерес коснуться предыстории формирования рынка СПГ и возможностей основных участников этого рынка – производителей СПГ и его потенциальных покупателей. Следует сразу отметить, что в настоящее время на рынок СПГ все больше влияет политика, и вопрос этот нельзя недооценивать.

Отсчет времени формирования новой отрасли, связанной с производством СПГ, ведется с 1964 года, когда в Алжире был запущен СПГ-завод, продукция которого покупалась компанией British Gas в соответствии с контрактом сроком на 19 лет. Сегодня же на этот вид энергоресурсов приходится 32% мировой газовой торговли (данные 2016 года).

Амбиции Катара

Около трети мировой торговли СПГ приходится на маленькое государство Катар с населением чуть более 2 млн человек. Эта страна лидирует в СПГ-бизнесе на Ближнем Востоке. В ее территориальных водах в 1971 году было открыто месторождение «Северное», составляющее единое целое с иранским месторождением «Южный Парс». Запасы газа здесь достигают 28 трлн куб. м, а нефти – 7 млрд т. Первую продукцию СПГ-завод, построенный в Катаре, выдал в 1996 году. Существенно, что основная доля участия (до 70%) в ведущих проектах принадлежит национальной компании Qatar Petroleum, а остальная часть –  компаниям из США, Европы и Японии. В 2005–2016 годах добыча газа в Катаре увеличивалась огромными темпами, составлявшими 14,6% в год. Однако в 2016 году прирост составил лишь 1,3%. В 2016 году Катар произвел 77 млн т СПГ, а к 2024 году производство сжиженного газа будет увеличено до 100 млн т. 

Катар планировал увеличить поставки газа по трубопроводу в Европу, которые упали с 43,4 млрд куб. м в 2011 году до 27,8 млрд в 2015-м, но этому помешал военный конфликт в Сирии. Поэтому пришлось наращивать производство СПГ. Летом 2017 года доставку СПГ из Катара стали осуществлять танкером последовательно в два порта, расположенные в Бельгии и Великобритании. Катар ревностно следит за рынком, стремясь не допустить усиления позиций своих конкурентов, включая Россию.

Феномен Австралии

Доказанные запасы газа в Австралии в 2016 году достигли 3,5 трлн куб. м. В том же году эта  страна установила мировой рекорд в темпах роста добычи, равный 25,2%. Являясь изолированным континентом, лишенным возможности строить экспортные трубопроводы, страна стала развивать СПГ-индустрию.

Объемы поставок СПГ на мировой рынок резко увеличились с 27,6 млн т (38,1 млрд куб. м) в 2015 году до 41,15 млн т (56,8 млрд куб. м) в 2016 году. Особые надежды в Австралии связывают с проектом Prelude, предусматривающим создание первого в мире плавучего СПГ-завода. Он станет крупнейшим плавучим объектом с водоизмещением 600 тыс. т, что в шесть раз больше, чем у крупнейшего авианосца.

За плавучими СПГ-заводами, по мнению многих экспертов, будущее данной отрасли. Данная технология позволяет производить СПГ на значительном удалении от побережья без строительства береговых сооружений. Кроме того, мобильность таких судов позволяет им перемещаться после выработки залежей газа на другие месторождения. Это может привести к снижению себестоимости производства СПГ и повышению его конкурентоспособности. К 2020 году Австралия планирует экспортировать 75 млн т СПГ, что вполне сопоставимо с аналогичным показателем Катара.

Не обходится и без парадоксов. Успехи в производстве и экспорте СПГ сопровождаются дефицитом газа внутри Австралии. В 2017 году отчасти подтвердились прогнозы, данные в 2014 году, о том, что резкое наращивание экспорта газа обернется потерями для страны многих тысяч рабочих мест и падением промышленного производства на 188 млрд долл. в течение семи лет. Цены на газ для австралийских потребителей на восточном побережье страны в 2017 году почти удвоились. Проблемы с СПГ в Австралии явно портят идиллию на мировом рынке сжиженного газа.

Парадоксы американского газового рынка

Еще десятилетие назад США планировались как крупнейший импортер сжиженного газа. Однако разные страны обманулись в своих ожиданиях. Причиной стала сланцевая революция, обеспечившая резкое увеличение добычи газа. Доказанные запасы этого газа возросли до 8,7 трлн куб. м в 2016 году, а добыча за 10 лет – с 2006-го по 2016-й – возросла с 524 млрд куб. м до 749,2 млрд. Дополнительные поставки в страну 82,4 млрд куб. м из Канады привели к профициту, когда цены на газ опустились в несколько раз, в результате чего реализация СПГ-проектов стала рентабельной. Парадоксально, но факт: инфраструктура, ранее нацеленная на импорт СПГ в США, смогла быть использована для экспорта газа, что существенно удешевило проекты по сравнению с аналогичными проектами в других странах (Катаре, Австралии и России). К концу 2019 года производственная мощность шести уже задействованных американских проектов может достигнуть 78 млн т, и США вполне в состоянии опередить по производству СПГ Катар. Тем более что с учетом новых проектов экспорт СПГ из США может достичь 153 млн т в год. 

Радужным планам США на экспорт СПГ в Европу могут помешать поставки более дешевого трубопроводного газа из России. Поэтому экспорт СПГ из США может быть ограничен лишь рынками Азиатско-Тихоокеанского региона (АТР) и Латинской Америки. В соответствии с заключенными контрактами с 2020 года на мировой рынок попадет 39 млн т американского СПГ в год.

СПГ-танкер ледового класса «Владимир Русанов»
с продукцией завода «Ямал СПГ» прибыл в китайский порт
Цзянсу Жудун. Фото РИА Новости

Стартовые возможности России

Первый СПГ-завод в России был построен в рамках проекта «Сахалин-2», он вступил в эксплуатацию в 2009 году, а задуман был еще в 1988 году. В 2016 году в Японию и многие другие страны АТР с него было отгружено 10,9 млн т СПГ. Однако дальнейшему развитию СПГ-индустрии на Сахалине помешала острая межкорпоративная борьба, развернувшаяся за газовые ресурсы острова. Сейчас, похоже, споры улажены.

Основными российскими проектами по СПГ являются «Ямал СПГ» и «Арктик СПГ-2», реализуемые НОВАТЭКом. 

Запуск первой очереди завода «Ямал СПГ» стал главным событием 2017 года в нефтегазовой отрасли. Расстановку сил на мировом рынке СПГ Россия намерена изменить. Согласно официальным прогнозам, в 2025–2030 годах Россия должна занять 15–16% рынка поставок СПГ в мире. Сейчас же страна производит менее 5% от мирового рынка СПГ. 

Инфраструктура проекта «Ямал СПГ» включает непосредственно СПГ-завод, порт, оснащенный особыми грузовыми причалами для принятия танкеров, и аэропорт (он заработал в 2014 году). Для этого проекта было спроектировано 15 уникальных танкеров, причем два из них уже спущены на воду. Эти суда способны осуществлять круглогодичную навигацию без ледокольной проводки в западном направлении и в течение арктического лета в восточном направлении по Северному морскому пути.

«Ямал СПГ» использует запасы Южно-Тамбейского месторождения, которые составляют 926 млрд куб. м газа и 30 млн т жидких углеводородов. Пуск СПГ-завода разделен на три очереди, на каждой из которых будет производиться по 5,5 млн т СПГ. С первого полугодия 2019 года завод должен начать производить по 16,5 млн т СПГ в год. Расширение производства на четвертой, дополнительной очереди добавит еще 1 млн т СПГ в год. Существенно, что, поскольку сжижение газа требует его охлаждения, делать это при естественно низких температурах в условиях Ямала проще и дешевле. Это значительно компенсирует недостатки  проекта, обусловленные сложностью географического расположения данного объекта.

Стоимость реализации проекта «Ямал СПГ» составляет 27 млрд долл. Основным акционером проекта является российское ПАО «НОВАТЭК» (50,1% акций). Французская Total и Китайская национальная нефтегазовая корпорация контролируют по 20% акций, а 9,9% – китайский Фонд Шелкового пути. Режим санкций, под который подпала компания «НОВАТЭК», создал множество проблем. Однако трудности разрешились с помощью банков Китая и России, а также при поддержке Российского государства. 

«НОВАТЭК» готовится к строительству нового СПГ-завода «Арктик СПГ», аналогичного по мощности «Ямал-СПГ», на соседнем с Ямалом полуострове Гыдан. Компания «Газпром» планирует ввести в работу третью очередь «Сахалина-2» мощностью 5,4 млн т в год, а также приступить к строительству «Владивостока СПГ» и «Балтийского СПГ» мощностью 10 млн и 15 млн т в год соответственно. «Роснефть» готовит запуск «Дальневосточного СПГ» мощностью 5 млн т в год и совместного с группой Alltech проекта «Печора СПГ» мощностью 2,6 млн т в год. Предполагается дальнейшее увеличение производства СПГ. 

В настоящее время для успешной конкуренции отечественного СПГ российским производителям и экспортерам создаются максимально комфортные условия. Долгосрочные контракты на 96% продукции «Ямал СПГ» подтверждают правильность выбранной стратегии. Что же касается остальных намеченных строек для производства СПГ, то оценка их будущего у компетентных критиков пока большого оптимизма не вызывает.

Когда СПГ необходим своей стране

Рост производства СПГ, нацеленный на экспорт, непременно должен учитывать и внутренние потребности страны-производителя. Опыт Австралии в этом смысле весьма поучителен.

В России необходимость производства СПГ для внутреннего потребления обусловлена особыми причинами. Есть в стране два изолированных района, каждый из которых ограничен либо государственными рубежами (Калининградская область), либо географическими (п-ов Камчатка). Скудность или отсутствие запасов газа в каждом из этих районов и сложность или нерентабельность поставки его в них через трубопроводы приводит к необходимости ориентироваться на СПГ.

Основную угрозу безопасности энергоснабжения Калининградской области создает главным образом недружественное отношение Литвы к России. Месторождений свободного газа здесь нет, а попутного газа из Ладушкинского нефтяного месторождения хватает лишь на город Ладушкин. 

Природный газ в Калининградскую область поступал из России по газопроводу Минск–Вильнюс–Каунас–Калининград, построенному еще в 1985 году. Надежность поставок газа гарантировалась до тех пор, пока здесь присутствовал «Газпром» как акционер литовской компании Lietuvosdujos с долей 37,1%, приобретенной в 2004 году. Но в 2014 году «Газпром» из Литвы ушел, и появились проблемы. Уровень потребления газа в области недостаточен для окупаемости отвода, который можно было бы сделать от проходящего недалеко от побережья Калининградской области газопровода «Северный поток».

Строительство терминала СПГ началось в январе 2017 года. Он будет расположен в акватории Балтийского моря севернее района Пионерский–Зеленоградск. СПГ для терминала на первом этапе будет поступать с завода «Ямал СПГ» «НОВАТЭКа». Впоследствии источником газа станет «Балтийский СПГ» «Газпрома». 

Полуостров Камчатка с трех сторон омывается Охотским морем и Тихим океаном и соединяется с материком перешейком шириной менее 100 км. Электроэнергетика Камчатки до 2010 года работала в основном на привозном мазуте, поставки которого зависели от здешних суровых гидрометеорологических условий. Реальной альтернативой мазутной энергетике на Камчатке может быть только газ. 

Газификация Камчатки началась с ввода в эксплуатацию в 2010 году газопровода Соболево–Петропавловск-Камчатский. Этот магистральный газопровод протяженностью 392 км и пропускной способностью 750 млн куб. м в год соединил газовые месторождения на западном побережье полуострова с его столицей, в которой две основные теплоэлектроцентрали переведены с мазута на газ. Реальное потребление газа сдерживается фактической добычей, не достигающей 400 млн куб. м в год. В 2015 году «Газпром» признал, что его добычные возможности не в состоянии покрыть существующий спрос на газ в Камчатском крае. В этом же году было решено действовать по примеру Калининградского терминала СПГ. Однако эта тема получила продолжение лишь в 2017 году, когда компания «НОВАТЭК» объявила о намерении построить на Камчатке морской терминал по перегрузке СПГ своего завода «Арктик СПГ-2». Суть этого проекта состоит в экономии расходов на фрахт за счет перевалки СПГ с дорогих арктических танкеров ледового класса на обычные газовозы, которые более быстроходны и стоят дешевле. По предварительным данным, терминал мощностью 20 млн т СПГ будет построен в бухте Моховая и увязан со сроком запуска завода «Арктик СПГ-2» в 2022–2023 годах.

Для газификации Камчатки предполагают использовать побочный продукт индустрии СПГ – отпарной газ, который образуется за счет испарения метана, содержащегося в низкотемпературных цистернах-хранилищах под влиянием окружающего тепла. Образование отпарного газа, по существу, является процессом произвольной регазификации, происходящей по всей цепочке СПГ. Испарение метана тем больше, чем больше разность температур. Скопление отпарного газа создает давление, поэтому его надо удалять. Улавливаемый газ можно вновь переводить в жидкое состояние или использовать как топливо.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также