0
8421
Газета Идеи и люди Печатная версия

10.09.2018 18:56:00

Страна невыученных исторических уроков

России необходимо умерить свои геополитические амбиции

Алексей Кива

Об авторе: Алексей Васильевич Кива – доктор исторических наук, главный научный сотрудник Института востоковедения РАН, политолог.

Тэги: вкс, сирия, антитеррор, западные санкции, китай, внешняя политика, ссср


Участившиеся военные учения демонстрируют, что мы готовы воевать со всем миром. Фото с сайта www.mil.ru

Знать свою историю – 

значит понимать, 

почему так было и к чему 

неизбежно 

приведет бывшее.

В.О. Ключевский


В последние год-полтора наши СМИ резко участили сообщения об успехах российских воздушно-космических сил (ВКС) в Сирии в борьбе против исламских террористов. Уничтожили столько-то, помогли сирийской армии освободить тот или иной район, установили полицейский контроль там-то, разминировали дорогу или жилой район, отстроили школу или больницу, доставили столько-то тонн разного типа помощи и т.д. О Сирии так часто и так подробно говорится, будто это не арабская страна, в которой по внутренним причинам и еще без внешнего вмешательства началась гражданская война, а исконный российский регион. Потом участились сообщения о росте нашей военной мощи. Едва ли не каждый день СМИ сообщают о появлении нового оружия в России. То лучшего в мире танка, то истребителя, то новой ракеты, то подводной лодки, то предстоящего серийного производства модернизированных стратегических бомбардировщиков В-52 и Ту-160, разработанных в середине ХХ века. Но и, конечно же, вершиной достижений нашего оборонно-промышленного комплекса (ОПК) стало создание не имеющей аналога в мире гиперзвуковой ракеты с ядерным двигателем, которой не важны ни расстояния, ни преграды. При этом участились военные парады, учения, сухопутные и морские, поднятия по тревоге воинских соединений. А при возвращении в лоно России Крыма втолковали непонимающим о наличии у нас ядерного оружия. Не проходит и дня, чтобы военная тематика не звучала по ТВ и радио. У многих россиян складывается впечатление, что война неизбежна, но у нас самая сильная в мире армия и мы готовы противостоять потенциальным противникам – НАТО и ее поддерживающим странам. Да хоть всему миру!

К чему мы готовимся?

В сказанном выше многое меня радует. Наш человек может творить чудеса, создавая лучшее в мире оружие без развитой промышленности и высоких технологий, при больших потерях инженерно-технических и научных кадров, при остром демографическом кризисе, при отставании в космической области, при том что финансовые ресурсы страны примерно в 30 раз меньше, чем у наших недругов. До сих пор история знала иное: лучшее оружие имела наиболее развитая страна. Но возникает вопрос: к какой войне мы готовимся? К локальной или большой? Если к локальной, то для этого нецелесообразно накапливать много вооружений, производство которых требует немало средств и они быстро устаревают. Нужна оснащенная современным вооружением, с хорошей боевой подготовкой, мобильная и сравнительно небольшая армия, за спиной которой есть оружие устрашения – ядерное оружие. И все! А если к большой войне, то с применением или без применения ядерного оружия? Если без применения, то Россия скорее всего потерпит поражение, а если с его применением, то поражение потерпит нынешняя цивилизация.

В сентябре 2018 года мировые СМИ показывали картину страшных разрушений в Хиросиме и Нагасаки при взрыве американцами небольших атомных зарядов, в это же время эксперты напомнили о том, что взорванная американцами на атолле Бикини в 1954 году шестнадцатимегатонная водородная бомба была в тысячу раз разрушительнее сброшенных на японские города атомных бомб. А ведь в СССР в годы правления Хрущева была испытана и пятидесятимегатонная термоядерная бомба. Победа в ядерной войне невозможна. Это оружие устрашения, а не применения. Когда каждая из двух сверхдержав накопила столько ядерных зарядов, что при их взрыве можно было много раз уничтожить все живое на земле, советские аналитики выдвинули идею достаточности: достаточно иметь столько ядерных зарядов, чтобы потенциальный противник понимал, что он получит неприемлемые разрушения. И это работает.

Мы что, серьезно?

В ходе разговора с коллегами я спрашиваю: к чему этот милитаристский угар? Мне один из них отвечает, что это своеобразный пиар, направленный сразу на две стороны. Западу мы даем сигнал, что с нами шутить не стоит, а своим гражданам говорим, что пусть наши экономические показатели и не блещут, но мы сильны в военном отношении и нас потенциальные противники боятся. Другой коллега говорит: мы хотим доказать миру, что мы такая же глобальная держава, как и США, и без России нельзя решить ни одну крупную международную проблему. Но все согласились с тем, что ни к какой большой войне наши власти не готовятся, поскольку хорошо понимают возможные последствия. Санкции усиливаются и ощутимо бьют по нашей экономике, скорее всего они будут только ужесточаться, перекрывая нам доступ к инвестициям, технологиям, закрывая нам традиционные рынки, с целью затормозить наше развитие, если не обернуть его вспять. Усиливается информационная война между Россией и Западом, в которой используются и блеф, и дезинформация, и ложь, и отрицание содеянного.

Но что на деле мы можем противопоставить Западу? Зеркальный ответ на санкции Запада не только себя исчерпал, он изначально не давал нам желаемых результатов, а порой и работал против наших интересов. Он и не мог быть иным, поскольку объем ВВП России в мировой экономике – в зависимости от цены на нефть – составляет от 1,5–2 до 2,5%, а у США – 22% и примерно столько же у стран Евросоюза. Импортозамещение в некоторых отраслях дало положительный результат, но в целом ведет к еще большей примитивизации нашей экономики.

С коллегами обсуждался и вопрос: что власти могут предложить своему народу в случае дальнейшего ухудшения качества его жизни? Как они считают, предложить особо и нечего. За четверть века правления постсоветских властей не создано ничего такого, чем можно было бы гордиться. Поэтому высокие чиновники пытаются воспитывать в народе патриотизм на героических подвигах предыдущих поколений в Великой Отечественной войне, не говоря, разумеется, о наших страшных военных и гражданских потерях и бедствиях народа из-за преступных действий и грубых просчетов Сталина.

Куда нам плыть?

Я изложил мнение коллег на ситуацию в стране, но остался открытым вопрос: что надо и чего не надо делать, чтобы не оказаться в историческом тупике, что случалось уже не раз с нашей страной? Возьмем в качестве примера Китай, который, как и Россия в составе СССР, многие годы руководствовался идеей коммунизма. Перед началом инициированных Дэн Сяопином реформ китайская экономика была в три раза меньше российской, а ныне она в 8–10 раз ее больше. О составляющих китайских реформ говорилось уже много и многими. А мы поведем речь о том, каким образом Китаю удались индустриализация, создание мощного сектора высоких технологий и подготовки кадров специалистов при активном участии Запада, в первую очередь США. Не парадокс ли? Коммунистическому Китаю Запад всячески помогал, а развитию ставшей на капиталистический путь России он не только не помогал, но и всячески мешал. Это результат мудрой политики Дэн Сяопина и его последователей. Перво-наперво Пекин обратился к предпринимателям развитых стран с призывом вкладывать средства в китайскую экономику, получать высокие прибыли за счет дешевой рабочей силы и создавал максимально благоприятные условия для их деятельности. С тем же он обратился и к богатой китайской диаспоре. Но это только одна сторона проблемы.

Другая состоит в том, что Китай проводил хорошо продуманную внешнюю политику. Когда архитектор китайских реформ решил сложить с себя властные полномочия, он, по словам крупнейшего отечественного китаеведа академика РАН Михаила Титаренко (ушедшего из жизни в 2016 году), напутствовал своих коллег: «Не высовываться, ничего не возглавлять, проявлять скромность, осмотрительность, не вмешиваться в чужие дела, заниматься экономикой, собственным развитием, создавать впечатление активной деятельности и выжидать свое время». 

Михаил Титаренко продолжал: «Хотя мы считаемся капиталистической страной с элементами недозрелого социализма, все негативные аспекты отношения к Советскому Союзу Запад полностью перенес на новую Россию, фактически рассматривая ее как официально враждебное государство. А вот коммунистическому Китаю ни в чем отказа нет, в том числе в миллиардных кредитах. Китайцы не критикуют американцев, не учат, как надо жить, а скромно сами учатся, заимствуют открыто и тайно все, что им нужно».

Время, о котором говорил Дэн Сяопин, наступило, Китай с помощью Запада осуществил промышленную и научно-техническую революцию, стал важнейшим для США торгово-экономическим партнером, в том числе держателем американских ценных бумаг и инвестором в высокие технологии. В 2012 году пришел к власти Си Цзиньпин, вскоре после этого он посетил выставку «Путь к возрождению». Там он впервые выдвинул идею «китайской мечты», которую он охарактеризовал как «квинтэссенцию многовековых мыслей и чаяний китайского народа о построении справедливого общества, общества, в котором граждане страны будут жить в достатке, а также о месте Китая на мировой арене, которое соответствовало бы достигнутым этим государством успехам в экономике и политике и отражало бы существенно возросшую военную мощь». Тем не менее КНР не бряцает оружием, никому не угрожает, ни одну страну или группу стран не называет своими противниками. К слову сказать, за период с 2000 по 2017 год Китай имел профицит в торговле с Америкой в размере 4,3 трлн долл., и Вашингтон это терпел. Президент США Дональд Трамп решил изменить эту ситуацию путем введения заградительных пошлин на многие китайские товары. Только удастся ли ему это осуществить, учитывая сильную взаимозависимость двух экономик, – большой вопрос.

Мы идем своим путем?

Если Китай стратегической целью поставил промышленно-инновационное развитие, то постсоветская Россия решила сделать ставку на сырье, прежде всего на энергоносители. Когда цена на нефть резко пошла в гору и рост ВВП составил порядка 7% в год, во властных кругах появилась иллюзия, что это и есть наш стратегический выбор. При этом капитаны нефтегазового бизнеса утверждали, что цены на минеральное топливо и впредь будут расти – это всерьез и надолго. Охочие до лести наши высоколобые назвали Россию энергетической сверхдержавой, а президента Владимира Путина – национальным лидером. Но вот грянул кризис в 2008 году, потом – в 2014-м, Россия оказалась в ловушке. С одной стороны, сырьевая ориентация экономики сужает возможности для притока извне инвестиционного капитала, даже отечественный капитал стал уходить из страны, не находя для себя выгодных сфер приложения. С другой стороны, поняв цикличность подъемов и падений цены на нефть, наши чиновники с легкой руки министра финансов Алексея Кудрина стали копить нефтедоллары на черный день, резко ограничивая их поступление в экономику. Но если мизерны инвестиции, то мизерным будет и рост экономики. Была еще надежда на иностранные инвестиции, но с наступлением санкций она стала таять. Пока мы получаем солидные доходы от экспорта минеральных энергоресурсов, стратегия кубышки худо-бедно срабатывает, но если по каким-то причинам кончится приток в страну нефтегазодолларов, то никакая кубышка нас не спасет. И еще. Китай на первый план поставил внутреннее развитие, мы же, еще не диверсифицировав экономику, стали активизировать внешнеполитическую деятельность.

Как оглянуться назад?

Василий Ключевский говорил, что история никого и ничему не учит, но она наказывает за невыученные уроки. Мы должны были бы извлечь урок из печальной истории Советского Союза. Вступив в противоборство с более мощным в экономическом и технологическом плане Западом и готовясь к большой войне, СССР в течение нескольких десятилетий огромные средства тратил на военные цели в ущерб гражданским отраслям и жизненному уровню граждан. Тысячи ядерных зарядов, стратегических ракет, горы химического оружия, несть числа танков, а беда пришла не извне – изнутри: народ не захотел защищать ни социалистический строй, ни советское государство. А СССР был куда мощнее нынешней России, он имел военных союзников в лице участников Организации Варшавского договора, в мире было восемь социалистических стран, не считая Китая и Албании, около десятка стран социалистической ориентации, Кремль поддерживали зарубежные компартии. А еще в мире было немало тех, кто разделял идеи марксизма-ленинизма и ориентировался на СССР. Это не говоря уже о том, что три поколения советских людей воспитывались в духе советского патриотизма, преданности делу социализма и коммунизма, любви к социалистической родине и ненависти к капитализму-империализму. Но если кто-то скажет, что фатальной причины для распада СССР не было, то я оспаривать не стану: общественное развитие многовариантно. Только, увы, история реализует тот вариант, который в данный момент имеет для этого наибольшие шансы.

Где, выражаясь фигурально, та соломинка, которая сломала спину верблюда, то бишь второй в мире сверхдержавы? Это война СССР в Афганистане, которую навязали стране силовики в окружении Брежнева, но которая нам абсолютно была не нужна ни с какой точки зрения. Это и попытка последовать за американцами, объявившими о намерении размещать ядерное оружие в космосе. Об этом на весь мир 23 марта 1983 года заявил президент США Рональд Рейган, так возникла «Стратегическая оборонная инициатива» (СОИ). Программа «звездных войн» широко рекламировалась в США. На деле это был блеф с целью заставить Кремль бросить крупные средства на реализацию фиктивной идеи, истощить экономику страны, тем самым обострить социальную ситуацию и вызвать недовольство народа существующей системой. Об этом уже после распада СССР сказал помощник президента Рейгана по национальной безопасности Роберт Макфарлейн.

Но если американцам понадобился обман, чтобы втянуть СССР в новый виток гонки вооружений, то зачем было нам давать повод для гонки вооружений, безудержно похваляясь нашим новым оружием и проводя частые, в том числе крупномасштабные военные учения? Объективно этим мы помогаем ВПК США, который добился увеличения оборонного бюджета на 2019-й финансовый год до 716 млрд долл., что на 20 млрд больше, чем в 2018 году. И в то же время даем пищу тем в США и некоторых других странах, которые трубят о росте агрессивности путинской России. Зачем было нам объявлять страны НАТО и поддерживающие эту организацию страны противниками России? Чего мы этим добились? До этого США основным своим соперником считали Китай, а нашим общим врагом был терроризм. Теперь мы стали врагом США. 

Обучаемы ли мы? 

Надо трезво смотреть на вещи. Серьезные аналитики говорят, что, если надолго сохранится конфронтация России с Западом, то это неизбежно будет истощать нашу страну. Ведь силы неравны. Так, доля России в мировых военных расходах, по их оценкам, составляет около 4%, США – 40–50%, а всех стран НАТО – 70%. При этом у нас нет серьезных союзников. Есть партнеры по БРИКС и ШОС, только не стоит заблуждаться: некоторые из них могут подыгрывать нам в своих целях, но не станут на нашу сторону в случае вооруженного конфликта, поскольку в их стратегии входит сохранение существующих связей с Западом.

В стане оппозиции говорят, что наше развитие идет через пень-колоду потому, что нарушен принцип разделения властей. Наши депутаты нескольких созывов реальную власть в стране передали президенту. Только это вряд ли является случайностью, в нас не изжиты царистские настроения, мы все время ищем доброго царя, называйся он хоть генеральным секретарем, хоть президентом. Гибель по вине вождя (Сталина) миллионов невинных людей нас ничему не научила: тиран до сих пор остается популярным в общественном сознании. Как сказал один уважаемый артист и писатель, мы не обучаемы. Возможно, он переборщил, но то, что говорят в кругах оппозиции, заслуживает внимания: как в СССР, так и в постсоветской России судьбоносные для страны решения принимаются очень узким кругом людей, которые не всегда просчитывают их последствия.

Что касается санкций, на мой взгляд, их можно было бы избежать, если бы у нас на высоте была дипломатия. Запад, как известно, наложил на нас санкции из-за нашей политики по отношению к Украине. Но на этом направлении надо было давно и серьезно работать. Если мне как политологу было известно, что Запад будет делать все возможное, чтобы не допустить сближения Украины с Россией, дабы не возник новый Советский Союз, то это, надо полагать, было известно и нашим властям. Следовательно, надо было работать не только с киевскими властями, но и с гражданским обществом, как это делали американцы, немцы и др. А еще надо было не сидеть на нефтяной трубе, а развивать страну, чтобы она была привлекательной для амбициозной молодежи стран СНГ.

Но идем дальше. При подписании Беловежских соглашений в 1991 году российская сторона согласилась с тем, что бывшие советские союзные республики становятся независимыми странами в существующих границах, а 5 декабря 1994 года в ходе встречи в Будапеште в обмен на отказ Украины от ядерного оружия Великобритания, Россия и США обязались «уважать независимость, суверенитет и существующие границы Украины».

Допустим, в лихие 90-е много чего было наворочено. Но перед вынесением вопроса о Крыме на рассмотрение Генеральной Ассамблеи ООН 27 марта 2014 года наши дипломаты и наши СМИ должны были настойчиво разъяснять нейтральным и дружественным странам, что входивший в состав РСФСР Крым был передан Украинской ССР под административное управление, не более того. Но этого явно не делалось, поскольку 100 стран признали Крым украинским, многие страны воздержались при голосовании и только 11 стран высказались против.

Что, на мой взгляд, надо делать в создавшихся условиях? Убавлять наши геополитические амбиции и больше думать о внутреннем развитии. А еще не усугублять российско-американские отношения. Правительства приходят и уходят, но если в общественном мнении той же Америки утвердится убеждение, что Россия агрессивная страна, это может надолго затормозить установление конструктивных российско-американских отношений.


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также