0
5850
Газета Печатная версия

26.06.2018 00:01:00

Где у Интернета партком

В этом восхитительном космосе не стоит искать властную вертикаль

Роман Вологодский

Об авторе: Роман Кириллович Вологодский – кандидат технических наук, доцент. Полная версия статьи размещена на сайте «НГ».

Тэги: интернет, власть, политика, общество, цензура


Фото Gettyimages

Ровно 20 лет назад американский еженедельник Network World попросил корпорацию International Data Group, выпускающую это издание, провести исследование о том, как обстоят дела с сетевой цензурой в разных странах мира.

Из этого следует, что тема свободы Интернета появилась уже вскоре после создания самой Всемирной паутины. А международная корпорация Data Group располагала корреспондентами по всему миру. Но больше всего их было в развитых странах Европы и Азии. Поэтому результаты анализа, которые привожу с сокращениями, мне кажется, представляют интерес – как в сравнении России с другими странами, так и во временном измерении, позволяющем подумать не только о развитии технологий, но о состоянии свободы или несвободы Интернета в разных странах и, можно уже сказать, в разные эпохи.

Китай

Всякий, кто в Поднебесной хотел получить доступ к Сети, должен был зарегистрироваться в Бюро общественной безопасности – одном из полицейских органов страны. «Уровень цензуры был довольно низок, и можно найти способы обойти ее», – пояснял Джаред Петерсон, аналитик исследовательской компании IDC China. В качестве примера он упоминал технологию Anonymizer, позволяющую пользователям регистрироваться в Сети таким образом, чтобы было невозможно проследить, к какой информации они обращаются.

Однако в связи с отношениями Китая и Тайваня правительство блокировало доступ к web-узлам, содержащим соответствующие материалы, как и доступ к узлам, которые ведут китайские диссиденты из-за границы.

Петерсон считал, что уровень цензуры в Китае не отличается от присущего другим китайским СМИ: «Здесь не было прецедентов, связанных с предоставлением свободы слова, поэтому люди воспринимают ее иначе – только когда она касается их повседневных забот».

Япония

Здесь громкую огласку получил арест полицией двух пользователей (один из них был несовершеннолетним), опубликовавших порнографические изображения детей. Эта история побудила исследовательскую группу японского Министерства почты и телекоммуникаций выпустить ряд руководств по «полуоткрытой связи».

Руководства призывали провайдеров оговаривать в своих контрактах с пользователями правила, удерживающие от пересылки по Сети информации «незаконного или вредного содержания». Если пользователи нарушают эти правила, провайдеры должны разорвать контракты с ними.

Сингапур

В Сингапуре действует чрезвычайно подробный и исчерпывающий набор правил, регламентирующих использование Интернета. Материалы, считающиеся неприемлемыми, были разделены на три категории, связанные с политическими, социальными и моральными аспектами. Первая категория охватывает сведения, угрожающие национальной безопасности и возбуждающие неуважение или ненависть к правительству. Вторая включает призывы к расовому неравенству, пропаганду сектантства или оккультной практики. К третьей относятся порнография, реклама случайных связей и описания сексуальных извращений, таких как педофилия и гомосексуализм (последний объявлен в Сингапуре незаконным).

Позже Национальный консультативный комитет, занимающийся Интернетом, призвал к отмене запрета на антиправительственную пропаганду в Сети, заявив, что принятые правила препятствуют свободе высказываний.

Франция

В июле 1996 года, когда бывшее французское правительство разработало проекты законов о регламентации телекоммуникаций, в разделе, относящемся к Интернету, была предусмотрена возможность цензуры. Однако этот раздел был встречен в штыки тогдашней социалистической оппозицией, ссылавшейся на его неконституционность. Скандальный раздел тогда так и не стал законом.

Доклад, одобренный правительством Франции в том же году, рекомендовал применять к Интернету уже существующие французские законы, а не вводить новые, а регламентация должна осуществляться самим интернет-сообществом.

Дания

Датский министр исследований и информационной технологии Джитте Хильден была решительно настроена против любой формы цензуры. Она призывала к соблюдению свободы слова и прав человека, критиковала западных политиков за ту панику, которую вызывает у них Интернет.

«Сеть стала средством массовой информации, впервые в истории позволившим обычному человеку получить доступ к информации, ранее принадлежавшей исключительно элите. Теперь все могут общаться друг с другом по всему миру, высказывать собственное мнение и реализовывать собственное право на свободу слова».

Политики же сразу потребовали поставить Интернет под контроль. Однако Хильден заявила, что к Интернету должны применяться те же законы, которые используются в реальном мире.

Швеция

Здесь несколько комиссий рассматривали проблему, но они не выработали никаких правил. «В Швеции есть давние традиции свободы информации, – объясняла тогда Йан Фриз, генеральный директор шведского Национального агентства почт и телекоммуникаций. – Многие хотели бы контролировать порнографию в Сети. Однако об этом лишь говорить просто. Регламентировать это в Интернете почти невозможно».

Финляндия

В 1996 году апелляционный суд Хельсинки отменил решение, в соответствии с которым закрывалась служба анонимной переадресации почты в Интернете. Ее владельцу, Йохану Хелсингиусу, ранее было предъявлено обвинение (наряду с другими) в защите распространителей детской порнографии; ему же было предписано предоставлять полиции возможность проверки адресов электронной почты, хранящихся на сервере его службы. «Общее мнение законодателей Финляндии состоит в том, что законное на улице должно быть законно и в Сети, и наоборот, – заявил Хелсингиус. – Нужно просто применить существующие законы к новому СМИ».

Великобритания

Позиции Великобритании и Финляндии во многом сходны. «Мы считаем, что уже существующие законы о непристойности применимы также и к Сети», – заявил представитель Департамента торговли и промышленности, правительственного органа, регулирующего вопросы конфиденциальности и защиты информации в Интернете.

В стране существовали два закона, касающиеся правил владения порнографическими и другими непристойными материалами и их распространения.

Один из них – Protection of Children Act (PCA) от 1978 года – объявляет незаконным изображения детей моложе 16 лет в сексуально компрометирующих позах. В конце 80-х этот закон был обновлен включением в него пункта об ответственности и за электронные неприличные изображения.

В соответствии с другим законом, Obscene Publications Act (OPA), принятым в начале 50-х, преступлением является публикация фотографий или печатного материала, который полиция считает непристойным. При трактовке этого закона основной проблемой была задача определить, что является непристойным, а что – нет.

Ирландия

В Ирландии ситуация во многом сходна с Великобританией, полагает Дэйв Уолш, член группы по обеспечению свободы в киберпространстве общества Elec-tronic Frontier Ireland (EFI). Ирландия имеет собственный свод законов о непристойности, которые распространяются и на Интернет. Кроме того, в Министерстве юстиции была создана рабочая группа по новым СМИ, которая попросила представителей промышленности и частных лиц предоставить свои соображения относительно проблем, с которыми сталкиваются при использовании новых коммуникаций.

Соображений было высказано много. Но нигде не было предложений закрывать провайдеров. Всюду ответственность возлагалась на нарушителя законов и пропагандистов того, что неприемлемо для общества.

Германия

В законе, принятом в июне 1997 года, утверждается, что интернет-провайдеры ответственны за создаваемое ими содержание Сети, утверждает Кристофер Кунер, американский юрист, работавший во Франкфурте и изучавший местное законодательство.

В законе также говорится, что провайдеры должны предпринимать соответствующие действия, чтобы блокировать известные им предосудительные материалы, созданные другими, если это технически возможно.

Закон не определяет, какие типы изображений или текстов заведомо являются незаконными. Скорее он констатирует: то, что является незаконным в реальной жизни, то нелегитимно и в Cети. Соответственно сюда входят детская порнография и пропаганда нацизма. Германия также имеет строгие законы, защищающие личные данные, что делает незаконным, например, распространение списков подписчиков на журналы или любых медицинских сведений о конкретных людях.

Италия

В Италии не принято никаких специальных законов для регламентации Интернета. Ее можно считать страной, где осуществляется преимущественно либеральная политика по отношению к работе в Сети. В мае 1997 года министр коммуникаций Италии издал проект закона о поведении, написанный в сотрудничестве с итальянской Ассоциацией интернет-провайдеров и другими заинтересованными сторонами. Частично из-за правительственного кризиса в Италии осенью 1997 года окончательная версия закона тогда не была принята.

Закон призывал провайдеров и авторов содержания сайтов самостоятельно регламентировать свою деятельность. Закон обязывал провайдеров услуг сигнализировать о содержании, которое может рассматриваться как оскорбительное. Однако его положения гласят и о необходимости уважать право на конфиденциальность и позволяют пользователю отказываться от предоставления личных данных.

Россия

По словам Михаила Новикова, специалиста по интернет-технологиям и инвестициям петербургского центра недвижимости Chance Real Estate Center, в России немного или совсем нет государственной цензуры в Интернете. Однако в свое время российская Дума организовала конференцию на данную тему с участием провайдеров, активных пользователей и пр.

«На них произвело неизгладимое впечатление отсутствие границ в этом сообществе, – говорил Новиков о Думе, нижней палате российского парламента. – Однако конференция дала официальным представителям Интернета возможность показать государственным мужам, что происходит в этой области и почему над содержанием нельзя установить контроль. В результате они решили отложить реализацию своих намерений по регламентации Интернета, но такой вопрос, несомненно, встанет позже».

Так оно, собственно, и вышло. Вопрос встал 20 лет назад и, как мне кажется, стоит до сих пор. Потому что современный, цивилизованный подход к развитию Интернета люди, облаченные властью, пока еще понимают на уровне парткома. Но у Интернета нет властной вертикали. Он бесконечен, как космос. И с этим депутатам всех времен придется считаться…         


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также