0
1869
Газета Стиль жизни Печатная версия

03.09.2018 12:36:00

"Ах, Александр Сергеевич, милый!"

После всех реконструкций и переделок пушкинский дух в лицее все же остался

Виктория Синдюкова

Об авторе: Виктория Олеговна Синдюкова – журналист.

Тэги: санктпетербург, лицей, пушкин, культура, музей, царское село


Поражает скромность классной комнаты, в которой учились наследники лучших российских фамилий. Фото с сайта www.museumpushkin.ru

Каждое лето мы семьей обязательно ездим в Питер. Там друзья, их дом на Ладоге, ночные посиделки-разговоры, прогулки-поездки по округе, питерским красотам и памятным местам. Вот и этим летом у нас был Питер. И Александр Сергеевич. Вернее, место, где все начиналось. Царскосельский лицей.

Я не была там больше тридцати лет, притом что несколько раз приезжала в Пушкин (Царское Село). Но особое настроение именно для лицея все никак не приходило.  Это место, как мне представляется, не терпит суеты, скорости, оно для отдохновения, осмысления, какой-то особой восприимчивости... Поэтому, наверное, мы регулярно обходили его стороной во время своих приездов-набегов на Царское Село, где дворец, парк, бальный зал, зеркала и позолота в таком количестве, что ничего, кроме праздной жизни, во всем этом великолепии и представить себе нельзя. И о том, что совсем рядом, за поворотом, зарождалось «солнце русской поэзии» и «наше все», думалось как о чем-то далеком, нездешнем.  

Наконец настроение случилось. Пришло после невеселых, печальных даже событий. Захотелось дороги, тишины и спокойствия. Подумалось, что лицей – как раз такое место. Выбранный для поездки день выдался по-питерски дождливым и пасмурным. В лицее было на удивление (мое) малолюдно. Мы сначала думали, что сами побродим по этажам бывшей пушкинской школы, но, увидев четверых  детей, дамы – кассир и администратор – посоветовали все же взять экскурсовода, пообещав замечательную барышню в этой роли. Мы согласились и не пожалели. Молодая (но не юная) экскурсовод так завороженно рассказывала о предмете своего обожания, восхищения и исследований, что глаза ее буквально светились, а голос звенел. Она практически парила от одного чего-то пушкинского к другому (притом что реальных пушкинских  артефактов, сохранившихся с тех времен, много, мы специально уточнили). Но дух!.. После всех реконструкций, ремонтов, переделок он все же есть. Может, благодаря таким вот энтузиастам, как эта барышня.  

 Дети вышли из лицея обескураженными (в хорошем смысле), какими-то просветленными и вдохновленными. И совсем не от почерпнутых на экскурсии сведений о том, что можно быть по нескольким предметам троечником, шалуном и балагуром и все-таки превратиться в «солнце русской поэзии» (хотя теперь эти новые знания, безусловно, козырь в их подростковом рукаве, но надеюсь, что вынимать по любому поводу они его все-таки не будут). Нет, они преобразились от чего-то другого. Что именно их поразило – нарочитая ли скромность и аскетизм комнатушек-келий, где   по несколько лет жили наследники лучших российских фамилий, или то, что можно взрастить в себе много талантов, помимо данных природой, путем многолетнего изнуряющего труда вдали от родительской ласки и покровительства, – не знаю. Но что-то их все-таки пробрало. Это было заметно. И меня это радовало – не зря, значит, столько лет туда собирались.

Вездесущие китайские туристы: уж не они ли и придумали селфи?
 Фото PhotoXPress.ru

Царское Село давно уже город Пушкин. Но о прежней, царской жизни там напоминает все. И парадные ворота при въезде в город, и причудливая городская архитектура, милые закуточки, фонтанчики. Но в первую очередь, конечно, сам Екатерининский дворец и парк, вернее, парковый комплекс. Увы, ни с одним, ни с другим нам в этот раз не повезло. Нет, мы туда попали, но вот погулять вдоволь и посмотреть толком ничего не смогли. Сказать, что во дворце были толпы, – ничего не сказать. Там были настоящие заторы, пробки, парализующие движение и блокирующие посетителей, начиная с лестниц. О том, чтобы что-то увидеть, вернее, рассмотреть, не могло быть и речи. Людской поток из бесконечных туристических групп выносил туристов-одиночек вроде нас, как сель, захватывающий и поглощающий все на своем пути. Невозможно вернуться и осмотреть подробно все неувиденное: движение строго в одну сторону, к выходу. Какая уж там Кавалерская столовая с ее специальными (под ордена) сервизами и столами, покрытыми скатертями, драпированными орденскими лентами, при виде одной из которых современные дети, как правило, тычут пальцем со словами: «Георгиевская ленточка!»

 Мне хотелось показать и рассказать детям, откуда она, георгиевская ленточка, равно, как и несколько других, менее известных нынешним детям, да и взрослым, орденских лент. Хотелось поговорить о том, что именно в Царском Селе, вот конкретно здесь, был арестован после отречения последний русский император (тем более что стукнуло столетие расстрела не только главы российского престола, но и ни в чем не повинных его детей, близких и даже животных: великая княжна Анастасия в подвале Ипатьевского дома держала на руках  свою собачку Джимми). А еще хотелось рассказать, как все мое детство нам обещали найти, да так и не нашли Янтарную комнату... 

Но уж какие тут рассказы! Я боялась, чтобы на самого маленького из нашей скромной группы не наступили идущие толпой (первыми попасть и сфотографироваться) туристы из Китая. Единственное, что нам удалось увидеть – Большой зал: там случилась короткая передышка (во дворце странная логистика – то поток «все в одни двери», то вдруг мы оказались совершенно одни на 800 квадратных метрах позолоты, зеркал, огромных окон и сотен свечей в нарядных люстрах и канделябрах). Длилось это одиночество минут пять-семь, но наши юные девицы успели сфотографироваться в самых причудливых позах и подробно разглядеть все потолочные аллегории. А потом вдруг опять (так же неожиданно, как исчезли) набежали толпы и вынесли нас подальше от расписного потолка и прочих красот. Что же касается парка – пасмурность и промозглость сменились ливнем, под которым гулять по парку (даже царскому, даже такому красивому) было просто невозможно.

Кстати, стоила вся эта затея совсем недешево. Придумано хитро:  сначала вы заплатите за вход в парк, а потом, уже в самом дворце, купите билет для посещения царских палат. А лучше бы был какой-нибудь комбо-билет типа «парк–дворец» – и отдельно билет для тех, кому, к примеру, хочется только побродить-погулять по парку. И конечно, комбо-билет должен предполагать некий дисконт, а не сложение без скидок двух-трех цен. Не мне учить коммерции тех, кто решил, как и что должно стоить в Царском Селе, но то, с чем мы столкнулись, выглядело не иначе как погоня за длинным рублем. Люди ведь должны не только поставить галочку «был» в своем воображаемом дневнике путешествий, но и галочку «увидел». И конечно, составлять расписание экскурсий стоит более вдумчиво и осмысленно, чтобы группы туристов не врезались друг в друга, а плавно перетекали из зала в зал.

Недовольство от неосмотра дворца с лихвой компенсировалось неожиданным и приятным знакомством в музейном магазине, который грамотно расположен при выходе из дворца, что очень современно (так устроены все ведущие мировые музеи). Он притянул к себе нашего старшего сына выставленными в витрине оловянными солдатиками –  предметом его собирательства. Там же оказался другой любитель этих необычных сейчас игрушек, некий пожилой француз, веселый, разговорчивый, энергичный. Сначала разговорились между собой собиратели солдатиков, обсудив только им известные нюансы, а уж потом включилось и все прочие – мы и члены семьи с той стороны. Так завязалась наша дружба с семьей  Пьера-Эмманюэля Теттенже, владельца   винодельческого дома шампанских вин Taittinger (уж лет пять как имеющего статус официального шампанского спортивной федерации ФИФА). Но это уже другая история.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также