0
32
Газета Я так вижу Печатная версия

12.09.2018 20:14:00

Школьникам должно быть немножко страшно

Чиновники срочно восстанавливают нарушенный баланс кнута и пряника

Антон Зверев

Об авторе: Антон Олегович Зверев – кандидат педагогических наук.

Тэги: школа, образование, дисциплина, кнут, пряник, впр


Фото агентства городских новостей "Москва"

Похоже, в педагогическом арсенале у государства остались одни поощрения, «подарки в студию», сертификаты, бонусы. И это, с одной стороны, прогресс. 98% молодежи уверенно получают аттестаты о среднем образовании, двоечники (на бумаге) ликвидированы.

Но, с другой стороны, как говорит очень хороший советский учитель труда Михаил Иванович Изотов, у нас воцарилась пряничная педагогика. Страх перед наказанием исчез. Пряников в виде «пятерок», льгот для юных (одаренных и не очень) патриотов, рейтингов, разноцветных корочек не счесть, а кнуты – в дефиците. Культ дисциплины свергнут с пьедестала, дети избаловались, не видят границ. На урок идут, как будто одолжение педагогу делают, и быстро разбредаются после последнего звонка по репетиторским углам.

Хотели ввести для них после школы 18-месячную обязательную трудовую армию (идея экс-министра образования РФ Андрея Фурсенко) в 2004 году, но не прижилось.

А тема не ушла, взывает. Новой России нужен новый страх, какой-то небывалый, для самого нежного возраста, класса с четвертого. Вызова ли на ковер, исключения из рядов, публичной проработки, выдворения из класса… «Но где его взять, страх этот?» – озаботились чиновники. Они зафиксировали аномальный всплеск безделья – дети годами не знают, чем себя занять в ожидании пленительного ужаса ЕГЭ или хотя бы ГИА-9.

Так родилась идея ежегодных итоговых Всероссийских проверочных работ (ВПР) по отдельным покамест учебным предметам. Если, допустим, школа хочет в рабочем режиме провести очередную самодиагностику, изучить свои слабые стороны и достижения, но почему-то не решается – пожалуйста. Тут ей на помощь и приходит вездесущий федеральный управленец.

Не натурально, а скорее виртуально, неназойливо. Скажем, на почту директора школы приходит информация о предстоящих измерительных мероприятиях, но только (NB!) для добровольцев. Директор еще думает, а копия полученного им уведомления уже висит на городском портале: «Рособрнадзор напоминает даты ВПР...» И хотя единые контрольные работы обязательны пока лишь для 4–5-х классов, еще ни одна школа не рискнула от них увильнуть. Видимо, это тот случай, когда легче согласиться.

Стены свои – это не пункт сдачи ЕГЭ, а именно школа. Мать родная, alma mater. Продолжительность от силы полтора часа. Задания разработаны лучшими специалистами, а проверяют... сами проверяемые. После уроков учителей сажают за парты, вооружают едиными критериями и вперед. Вот чьими безотказными руками ведомство зарабатывает премии и похвалы начальства. Гениальная придумка!

«Ни тебе видеокамер, ни «глушилок», вольная волюшка. По телику инициаторы проекта так и объясняют: можете типа выдохнуть, ВПР – это не ЕГЭ», – рассказывают о таинствах процедуры очевидцы. Ну а дальше – дело техники. Со скоростью клика мышки результаты добровольной акции, которые в культурном обществе остаются конфиденциальными, здесь поступают в полное распоряжение надзорной службы. Это прописано и в инструкции для участников эксперимента.

Таким образом, в 2017 году ведомство смогло отчитаться о 30% учеников, написавших работы на «неуды» и «тройки», в 40 тыс. школ. Все это вызывает споры и неоднозначные эмоции в педагогическом сообществе. Даже министр образования РФ Ольга Васильева публично предположила: может быть, не надо строить все школы по одной линейке, а сделать акцент на аутсайдерах?

«В день проведения этих контрольных школа замирает, все остальные предметы «летят», – делится наблюдениями руководитель Всероссийского общества защиты прав потребителей образовательных услуг Виктор Панин. По его мнению, детские нервы дороже корректировок в политике, ради которых якобы замышлялись ВПР.

«Нервы? Из-за одной контрольной по итогам года? Не смешно!» – парируют сторонники новации. Но откроем документы. Как следует из ведомственной справки, «ВПР являются самой массовой оценочной процедурой в системе образования: с момента их введения в 2015 году школьники написали около 17 млн проверочных работ».

Для сравнения. Через единый госэкзамен за его десятилетнюю историю прошло чуть более 10 млн учеников. То есть новинка превзошла по части популярности все прочие и будет продолжать превосходить, если не остудить чиновников, наращивать экспансию на базе 16 еще не «овэпээренных» учебных дисциплин.

«Кнут или пряник, кара или бонус. Неужели, – спросят, – техника управления школой так проста?» Если бы только школой! Перед нами очень хитрый и масштабный социальный кнут тройного назначения – для ученика, учителя, родителя. А теперь еще и для репетитора. Всех погоняет, потому что обладает соответствующим всероссийским статусом. Все правильно: страх должен быть а) всеобщим и б) обязательным. Как и само образование.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также