0
4
Газета В мире Печатная версия

06.09.2018 19:25:00

Россию и ее партнеров ждет последнее испытание в Сирии

Судьба провинции Идлиб находится в руках Москвы, Анкары и Тегерана

Тэги: сирийский кризис, идлиб, россия, иран, турция


Ожидание химической атаки заставляет жителей Идлиба готовить средства защиты. Фото Reuters

Лидеры России, Турции и Ирана соберутся 7 сентября в Тегеране, чтобы обсудить ход вооруженного конфликта в Сирии. В администрации президента Владимира Путина подтвердили, что главной темой станет Идлиб – последняя крупная провинция, не сдавшаяся сирийскому режиму. Формальным поводом для зачистки района могут стать остатки радикальных формирований. Впрочем, террористы – не единственное, что волнует гарантов астанинских договоренностей. Каждый преследует свою цель.

Помощник президента России Юрий Ушаков подтвердил, что на саммите в Тегеране будет обсуждаться в первую очередь Идлиб. Впрочем, иранская столица – не единственное место, где 7 сентября будет рассматриваться судьба сирийской провинции, ставшей пристанищем как для умеренных формирований, так и для радикалов. Последствия возможной операции правительственных сил обсудят и на очередном заседании Совета Безопасности ООН.

Однако в международном сообществе осознают, что ключ к разрешению «ситуации на земле» находится в руках «астанинской тройки». Так, спецпредставитель ООН по Сирии Стаффан де Мистура недавно отметил, что кризис в Идлибе могут предотвратить только Россия и Турция. «Встреча Эрдогана и Путина в Тегеране может изменить ситуацию», – отметил дипломат. По его оценкам, там остаются 10 тыс. боевиков из «Хайят Тахрир аш-Шама», куда входят экс-члены «Ан-Нусры», и «Аль-Каида» (группировки запрещены в России).

Западные страны, в свою очередь, хотели бы предотвратить негативные сценарии. Один из них – поток беженцев, от которого, как очевидно, «достанется» не только Турции, но и Европе. «Мы должны не допустить гуманитарной катастрофы в Идлибе, это будет важной задачей», – заявила канцлер Германии Ангела Меркель. Другие опасения связаны с возможным применением в Идлибе химического оружия. Так, французское военное руководство заявило о готовности нанести удары по Сирии в случае использования запрещенных веществ. Такое заявление сделал начальник Главного штаба Вооруженных сил Франции генерал Франсуа Лекуэнтр. В Минобороны России, однако, полагают, что в Идлибе готовят «химическую» провокацию, чтобы обеспечить западным странам повод для нанесения ударов. Причем российские военные винят в заговоре не только боевиков, но и британские спецслужбы.

Турция находится в неоднозначном положении: долгое время Анкара была гарантом безопасности умеренной оппозиции, которая находится в Идлибе. Однако сейчас позиции турецкого руководства не так устойчивы, чтобы настаивать на чем-то. Причина – похолодание в ее отношениях с Западом. Бомбардировки Идлиба не устраивают турецкую сторону, но она делает по этому поводу осторожные заявления. Министр иностранных дел Турции Мевлют Чавушоглу на пресс-конференции в Анкаре по итогам переговоров с главой МИД ФРГ Хайко Маасом заявил: «С тех пор как пошли разговоры о возможном нападении на Идлиб, мы прилагаем серьезные усилия, чтобы предотвратить это». Он пояснил, что Анкара считает неправильными удары по Идлибу в преддверии саммита в Тегеране. «После ударов наши компетентные службы провели переговоры. Мы сообщили России, что считаем их неправильными», – отметил Чавушоглу.

В экспертной среде отмечают, что наступление правительственных сил спровоцирует новый поток беженцев в Турцию. «Турция хотела бы вернуть всех беженцев на сирийские территории, а любая операция только провоцирует их поток, – заявил «НГ» эксперт Российского совета по международным делам Антон Мардасов. – Тезис о том, что Турция является защитницей суннитского населения, является во многом популистским, но, учитывая то количество беженцев, которое приняла турецкая сторона, он имеет право на существование. Турция хотела бы отправить всех бежавших назад, на суннитские территории, чтобы не было этнических чисток. Долгосрочный интерес Анкары – сохранять присутствие в Сирии, потому что это – и рычаг давления на Дамаск, и способ сдерживать курдский сепаратизм. Но Турции нельзя открыто демонстрировать свой протекторат суннитских территорий, потому что это только подхлестнет курдов».

Россия, как отмечает аналитик, при любом сценарии хочет продемонстрировать, что она может выполнять роль миротворца. «Но в масштабной операции в Идлибе она не заинтересована, потому что это потребует привлечения ее собственных сил, – пояснил Мардасов. – Если разношерстные отряды под контролем правительства втянутся в борьбу не только с радикальными группировками, но и с оппозицией, то это чревато ослаблением правительственных сил. Конечно, Башар Асад туда стягивает все что можно. Но там непростая местность: есть и горный серпантин, и сельские районы, которые тяжело штурмовать. Все это потребует затрат в случае наступления. Пока речь идет о том, чтобы взять главную трассу (которая связывает Алеппо с Хамой и Латакией. – «НГ»), провести операции против «Хайят Тахрир аш-Шама» и договариваться о замирении. Это самый реальный вариант – он удовлетворит и Турцию, и Россию. Конечно, это потребует точечных бомбардировок».

Пока очевидно, что решение по поводу Идлиба не принято, говорит эксперт. «Вероятно, идет процесс переговоров с Турцией о занятии некоторых автотрасс, – считает Мардасов. – И тут Турция способна показать свой характер – например, послать подкрепление оппозиции. Дамаск, в свою очередь, преподносит себя как борца с терроризмом. В то же время ему невыгодно принимать беженцев из Идлиба. В Дамаске, конечно, играют сейчас в «хорошего полицейского», но силы, которые представляют протестный потенциал, ему не нужны. Их будут подавлять любыми способами – как делается сейчас на юге Сирии, где по указанию спецслужб гражданское население пишет доносы на оппозицию, которая согласилась примириться с режимом. Под таким предлогом и заводятся судебные дела. Иран только поддерживает линию официального Дамаска. В будущем он будет настаивать на том, чтобы те отряды, которые примут участие в наступлении, вошли в состав армии».

Бывший спецпредставитель Госдепартамента США по политическому переходу в Сирии Фредерик Хоф в разговоре с «НГ» заявил, что главной целью официального Дамаска является разрушение оппозиционной инфраструктуры. «Надеюсь, что анонсированная встреча в Тегеране поможет избежать гуманитарной катастрофы в Идлибе, – сказал Хоф. – Больше всего я опасаюсь, что города, деревни и пригороды, которые выступали как против «Хайят Тахрир аш-Шама», так и против Асада, окажутся в фокусе военного наступления сирийского режима. Главная задача Асада – уничтожить гражданское общество и эффективное местное самоуправление там, где оно существует. «Террористы» являются вторичной целью. Я подозреваю, что Москва и Тегеран попытаются убедить Анкару осуществить гражданскую эвакуацию из густонаселенных районов, чтобы интенсивные бомбардировки происходили с минимальными жертвами. Главным образом Турцию беспокоит то, что к 3,5 млн беженцев в стране добавятся еще. Проблема в том, что мирным жителям, возможно, негде спрятаться на сирийской территории». 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также