0
6067
Газета КАРТ-БЛАНШ Печатная версия

15.08.2021 19:43:00

Крым как частный случай передела границ в СССР

Вернуть полуостров в состав РСФСР могли бы еще в конце шестидесятых

Максим Артемьев

Об авторе: Максим Анатольевич Артемьев – историк, журналист.

Тэги: крым, принадлеженость, возвращение, история, ссср, украина


Фото Reuters

О проблеме принадлежности Крыма, о законности-незаконности его передачи из состава РСФСР в Украинскую ССР было написано сотни статей, сломано множество копий. Выдвигались различные версии о причинах такого решения Никиты Хрущева. Однако все известные нам гипотезы и объяснения страдают одним серьезным недостатком – они рассматривают проблему саму по себе, вне временного контекста, в отрыве от тогдашней политики и схожих решений.

После смерти Сталина в марте 1953 года в СССР наступило лихорадочное реформирование органов власти и системы управления. Кардинально сократили число министерств, ликвидировали Бюро Президиума ЦК КПСС, а сам Президиум резко сократили в численности. Но изменения затронули не только вертикаль. Разжигаемые реформаторским зудом наследники вождя решили поменять и привычные административные границы.

Так, в апреле 1953 года распустили сразу пять областей – Стерлитамакскую, Уфимскую, Казанскую, Чистопольскую, Бугульминскую. В декабре была образована Магаданская область путем выделения из Хабаровского края. В январе 1954 года в один день в РСФСР возникло сразу пять новых областей – Белгородская, Липецкая, Каменская, Балашовская, Арзамасская. В Белоруссии, напротив, в том же январе 1954-го ликвидировали Пинскую, Бобруйскую, Полоцкую и Полесскую области.

На Украине в феврале 1954-го не стало Измаильской области. Одновременно в феврале 1954 года было принято решение о передаче Крымской области Украине.

Таким образом, судьбу полуострова надо рассматривать в более широком контексте хрущевско-маленковских новаций. Никто специально о Крыме не заботился. Его судьба – лишь частный случай административного переустройства того времени. Никто же не знал, что когда-то СССР распадется, и теперь уже отделение Крыма от России будет не формальным, а реальным.

Уже после отставки главы с 1953 по 1955 год советского правительства Георгия Маленкова переделки продолжились. В июле 1956-го ликвидировали целую союзную республику – Карело-Финскую. Несколько ранее, в феврале 1956-го, от Казахстана Узбекистану передали несколько районов, а в 1963-м – еще. Всего Узбекистан прирос за счет северного соседа на 36 тыс. кв. км – в 1,5 раза больше по площади, чем Крым. Причем постановление звучало слово в слово как и решение о полуострове: «Учитывая общность экономики, территориальную близость, тесные хозяйственные и культурные связи между Бостандыкским районом Южно-Казахстанской области Казахской ССР и Узбекской ССР… войти с…» Правда, в 1971-м первому секретарю ЦК Компартии Казахстана Динмухамеду Кунаеву удалось частично отыграть те решения, и он вернул своей республике небольшой процент территории, на котором проживала значительная часть населения.

Решения по умалению Казахстана принимались с вполне понятными целями. Во-первых, передача пастбищ, на которых узбеки пасли свой скот (эти 36 тыс. кв. км представляли собой в подавляющем большинстве засушливые и незаселенные земли); во-вторых, удобство управления сельским хозяйством в связи с прокладкой канала в Голодной степи. Москва и Ташкент хотели, чтобы руководство хлопководством было сосредоточено в одних руках. Одновременно в Казахстане нарезали в 1962 году три края, каждый из нескольких областей.

Про Крым также часто говорят, что в основе лежало строительство Северо-Крымского канала, подававшего днепровскую воду на полуостров. Однако надо понимать, что строительство канала реально началось лишь в 1961 году, спустя семь лет после передачи Крыма Украине. Правда, само решение о канале было принято еще в 1951 году, так что можно сказать, что передел территорий произошел «про запас», не для текущих нужд, а с прицелом на будущее.

Хрущев принимал решения легко и легко от них отказывался. Из пяти новых областей 1954 года, уже через три года три области ликвидировали – Арзамасскую, Балашовскую и Каменскую, а заодно – Великолукскую. В 1959-м такая же судьба постигла Дрогобычскую область в УССР, а в 1960-м – Молодечненскую в Белорусской ССР. От решения по Крыму он не отказался. Но при всей своей любви к Украине вряд ли Хрущев как-то особо выделял полуостров. Для него передача Крыма Украине была лишь одним из многих случаев административного передела, который ему вменили в вину в октябре 1964-го под ярлыком «субъективизм и волюнтаризм».

В отличие от Казахстана в РСФСР не имелось своей Компартии, и лоббировать возвращение Крыма было некому. Аппаратный вес Михаила Соломенцева, председателя Совмина РСФСР (1971–1983), был невелик по сравнению с украинскими коллегами – на 1971 год он был всего лишь кандидатом в члены Политбюро, тогда как первые секретари ЦК Компартии Украины Петр Шелест, а затем Владимир Щербицкий – оба были полными членами Политбюро ЦК КПСС. Поэтому каких-то обратных действий при генеральном секретаре КПСС Леониде Брежневе, которые бы позволили загладить моральную травму от передачи Крыма Украине, не произошло.

Если Кунаев (также член Политбюро и старый друг Брежнева) мог позиционировать себя как пострадавший за сопротивление идее передать Узбекистану казахские земли (его в 1962-м сняли с должности и вернули уже после отставки Хрущева), но после пусть часть земель, но вернувший, то в РСФСР таких «героев» не нашлось. Слияние в общественном сознании России и СССР сыграло в этом случае плохую роль – не было побудительной причины проявлять активность. 



статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также