0
2102
Газета Стиль жизни Печатная версия

01.07.2020 18:31:00

Прохвосты и брандахлысты. Формула темперамента по Гиппократу и Чехову

Геннадий Гутман

Об авторе: Геннадий Рафаилович Гутман – литератор, редактор альманаха «Весть».

Тэги: человеческие характеры, темераменты, антон чехов


Как всякого писателя, Чехова интересовали человеческие характеры и темпераменты. Фото Евгения Никитина

Шутка гения

В 1881 году Чехов сочинил рассказ-шутку «Темпераменты (По последним выводам науки)» и в том же году опубликовал в юмористическом журнале «Зритель». Чехов еще был не ЧЕХОВЫМ, а Антошей Чехонте, но уже в этой юмореске угадывался будущий автор «Скучной истории», «Человека в футляре» и «Палаты № 6».

Кровь, флегма и черная желчь

Антошу Ч*** (под таким псевдонимом был опубликован рассказ) интересовали человеческие характеры, которые еще за несколько столетий до нашей эры описал древний грек – целитель и исцелитель, врач и писатель Гиппократ.

Наблюдая за Элладой и эллинами, Гиппократ из множества характеров выделил основные. Мудрец утверждал, что «в людях течет четыре сока: красная кровь, желчь, флегма и черная желчь». И в зависимости от преобладания у того или иного грека одного из этих соков подразделил всех людей на четыре типа: сангвиников, холериков, флегматиков и меланхоликов. Если в одну строку, то жизнь для меланхоликов – тяжкое бремя. Флегматики стремятся взаимоотношения с окружающим миром и другими людьми упорядочить. Холерики часто пребывают в возбужденном и несдержанном состоянии, разумные и взвешенные решения людям этого типа принимать нелегко. Сангвиники же, напротив, хорошо владеют собой, умеют извлекать пользу из любой ситуации, легко переносят неудачи и неприятности.

Конечно же, в чистом виде такие типы встречаются крайне редко, в каждом есть что-то от другого: все в жизни смешано-перемешано, абсолютно чистой бывает только дистиллированная вода.

Со временем все характеры были описаны в литературе. В том числе наиболее обстоятельно, до мелочей – в великой русской. Пошутить на эту тему позволил себе Чехов, который и обрисовал темпераменты своих современников, в основном мужчин, в упоминаемом выше рассказе. Женщин, к которым Антон Павлович был весьма и весьма неравнодушен, он удостаивает всего лишь нескольких строк, и строки эти ироничны, смешны, а порой язвительны и даже злы. Что говорит больше о самом Чехове, чем о женщинах того или иного типа. Впрочем, писатель не щадил и представителей сильного пола.

Вот краткие чеховские характеристики с моими (еще более краткими комментариями).

Шалопаи, прохвосты и брандахлысты

Таковы, по Чехову, мужчины-сангвиники. Учатся они скверно, родителей не почитают. В богатстве – франтят; в бедности – живут по-свински. Если женятся, то нечаянно. Вечно воюют с тещей, с родней в ссоре. Врут напропалую и ужасно любят скандалы. Будучи легкомысленными, либеральны. Постоянны в своем непостоянстве. Все они, уверял автор, шалопаи, прохвосты и брандахлысты и, будучи доктором, ставил диагноз: все умирают от болезней органов пищеварения и преждевременного истощения.

Хотите – верьте, хотите – нет, добавлю я.

И перейду к слабому полу.

Самая сносная женщина

Если не глупа, считал наш классик, женщина-сангвиник – самая сносная женщина. И больше о ней ни слова. Краткость и емкость характеристики – всеобъемлюща. Но мы же знаем, кому принадлежит выражение «краткость – сестра таланта». Вот и соответствовал. С первых проб пера.

Лучший способ общения
с женщиной-меланхоликом, полагал Антон
Павлович, – это дать ей денег и спровадить
на богомолье. Илья Репин.
Богомолки-странницы. 1878. ГТГ
Запирает жену на замок

Мужчина-холерик желчен, раздражителен, лицом желтовато-сер. За укушение блохи или укол булавкой готов разорвать на клочки весь свет. Большей частью холостяк, а если женат, то запирает жену на замок. Газеты читает только для того, чтобы ругнуть газетчиков. Еще во чреве матери был убежден в том, что все газеты врут. Как муж и приятель – невозможен; как подчиненный – едва ли мыслим; как начальник – невыносим и весьма нежелателен. И, поскольку человеческий путь заканчивается известно чем, великий писатель, начинавший юмористом, резюмировал: холерики умирают, как правило, от чахотки или болезней печени. Очевидно, исходя из последних достижений науки.

Крокодил

А каковы женщины-холерики? Здесь наш классик тоже был немногословен, но весьма и весьма выразителен: женщина-холерик, утверждал он, это сам черт в юбке, ну просто крокодил.

Если не англичанин…

Продолжим наши, вернее, чеховские филиппики и перейдем к флегматическому типу.

Мужчина-флегматик, писал Антон Павлович, милый человек, но при этом уточнял: если он русский, а не англичанин. Вечно серьезен, потому что лень смеяться. Непременный член всевозможных комиссий, заседаний и экстренных собраний, на которых ничего не понимает. Жену величает душенькой. Любит поросеночка с хреном, певчих, все кисленькое и холодок. Завидев толстую бабу, кряхтит, шевелит пальцами и старается улыбнуться. Пишущих считает людьми умнейшими и в то же время вреднейшими. Жалеет, что его детей не секут в гимназии, и сам иногда не прочь посечь. Болеет, как и все мы, и умирает от паралича или водянки.

Родится, чтобы стать тещей

К женщине, наделенной флегматическими чертами, Чехов был весьма язвителен и суров. Женщина-флегматик, по его мнению, пучеглазая тучная немка, похожая на куль с мукой. Родится, чтобы со временем стать тещей. Быть тещей – ее идеал.

Покончив с идеалом тучной и пучеглазой немки, наш исследователь человеческих темпераментов переходил к последнему типу, описанному Гиппократом, а именно – к меланхолическому.

Пьет декокт

Мужчина-меланхолик склонен к ипохондрии: вечно жалуется на боль под ложечкой, колотье в боку и плохое пищеварение. Думает, что слаб грудью и нервен, а потому ежедневно пьет вместо чая декокт (отвар из лекарственных растений. – Г. Г.) и вместо водки – жизненный эликсир. Доктора меланхолика не понимают, и тогда он идет к знахаркам, пьяным фельдшерам и прочим шарлатанам. Если не помогают и они, составляет духовное завещание. Как правило, женится на сиротке. Газет предпочитает не читать. Предчувствует потопы, землетрясение, войну, конечное падение нравственности и собственную смерть от какой-нибудь ужасной болезни, а умирает от пороков сердца, лечения знахарей и зачастую ипохондрии.

Дайте денег и спровадьте на богомолье

Но особенно автор был суров к женщине-меланхолику. Ее наш классик почитал самым невыносимейшим и беспокойнейшим существом в жизни. Как жена, утверждал он, женщина-меланхолик доводит до отупения, до отчаяния и самоубийства. Видел в ней только одну хорошую сторону, а именно – избавиться от нее нетрудно. И давал своим читателям совет (который, добавлю я, и в наши дни весьма действенен): дайте ей денег и спровадьте на богомолье.

Девяносто девять процентов славянофилов – холерико-меланхолики

В этой шутке Чехов описал еще один тип – холерика-сангвиника. Поскольку описание укладывается всего в несколько по-чеховски выразительных строк, процитирую почти целиком.

Во дни юности он был сангвиником. Черная кошка перебежала дорогу, черт ударил по затылку, и сделался он холерико-меланхоликом (девяносто девять процентов славянофилов – холерико-меланхолики, замечал Чехов).

Непризнанный поэт, непризнанный pater palriae (отец отечества. – лат.), непризнанный Юпитер и Демосфен и т.д. Рогатый муж (прототипом этого типа был известный публицист-консерватор Михаил Катков).

А что сегодня?

В наши дни классификация человеческих темпераментов достаточно сильно различается у многих ученых, придерживающихся разных научных теорий и воззрений. Не буду вдаваться в тонкости научных споров и дискуссий, замечу только, что со времен Чехова и даже Гиппократа, несмотря на новые термины («торможение», «возбуждение» еt cetera, которыми оперируют современные психологи), мало что изменилось.

Ну разве что шалопаев и прохвостов стало больше. Не говоря уже о брандахлыстах. 


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Другие новости

Загрузка...