0
2
Газета Вооружения Интернет-версия

16.08.2019 00:01:00

Пентагон намерен пересмотреть приоритеты совершенствования системы ПРО

Некоторые генералы США считают необходимым развитие пассивных космических элементов ее структуры

Тэги: пентагон, сша, про, стратегия


Руководители американского военного ведомства, отвечающие за создание системы противоракетной обороны США (ПРО), намерены сосредоточить свои усилия на разработке пассивных компонентов этой системы. Об этом заявил заместитель главы Стратегического командования Вооруженных сил США генерал‑майор Рик Эванс, выступивший на симпозиуме по космической и ракетной обороне (Space and Missile Defense Symposium 2019), проходившем в Центре фон Брауна в городе Хантсвилль (штат Алабама) 6–8 августа.

Он подчеркнул, что для развития активных средств защиты от ракетного нападения у США сегодня просто нет «денег, научных возможностей и соответствующих производственных мощностей». Поэтому, по словам генерала, проблему обеспечения безопасности США в этом секторе обороны необходимо искать путем создания пассивных средств защиты, делать упор не на разработку кинетического оружия, а направить основные усилия для совершенствования архитектуры систем управления, связи, информации, автоматизации и разведки (C4I), а также укреплять противоракетную безопасность путем развития тактических форм и методов к решению задач обеспечения сети ПРО. Все перечисленные компоненты системы должны базироваться не только на земле, но и в космосе.

НОВАЯ СТРАТЕГИЯ ПРО

В начале этого года Министерство обороны США опубликовало «Обзор политики в области противоракетной обороны» (2019 Missile Defense Review). Этот довольно объемный документ, который очень подробно изучили специалисты Русского отдела BBC, по сути является стратегией Соединенных Штатов в этой области и содержит указания по развитию ПРО в ближайшей и отдаленной перспективе.

В Обзоре говорится о необходимости развития новейших технологий, которые должны будут обеспечить оборону США в течение нескольких десятков лет. Сюда входят боевые лазеры, космическая система предупреждения о ракетном нападении, истребители‑перехватчики баллистических ракет и многое другое.

«Наша задача проста: мы должны быть уверены, что сможем отследить и уничтожить любую ракету, запущенную в США, где угодно, когда угодно, откуда угодно», – сказал президент США Дональд Трамп, представляя документ в Пентагоне.

В обзоре предлагается ввести ряд радикальных изменений в структуру системы ПРО Америки. Так, в космосе предлагается создать не только сеть сенсоров – своего рода систему предупреждения о ракетных пусках, но также и разместить системы уничтожения космических аппаратов. Кроме того, планируется разработка соответствующих вооружений для поражения баллистических ракет на начальных траекториях полета.

При этом США не собираются отказываться от ядерного сдерживания как основного средства противодействия оружию массового уничтожения (ОМУ). Противоракетные системы, какими бы совершенными они ни были, в любом случае не смогут предотвратить массированный удар со стороны стран, обладающих совершенными системами стратегических ядерных вооружений. 

ПРО США будет всегда оставаться только частью системы ядерного сдерживания и, конечно же, будет в определенной мере усиливать ее.

Разработанный обзор не является набором окончательных установок по строительству американской глобальной системы противоракетной обороны. Это своего рода аналитическая записка, в которой специалисты американского Министерства обороны рассматривают угрозы национальной безопасности США в сфере предотвращения ракетных атак и предлагают наиболее эффективные пути их отражения. Говорить об окончательном принятии тех или иных программ можно будет только после утверждения бюджетов их Конгрессом.

Многие из технологий, которые упоминаются в обзоре, начали разрабатываться еще в 80‑х годах прошлого столетия в рамках «Стратегической оборонной инициативы» (СОИ), инициированной президентом Рональдом Рейганом, и впоследствии были закрыты или сокращены по технологическим либо финансовым причинам. Но в настоящее время, как отмечают многие эксперты, в силу научно‑технического прогресса значительная часть из них стала не только вполне реализуема, но и достижима в целесообразных пределах при менее масштабных, чем это предполагалось ранее, затратах. И то, что казалось неосуществимым в конце прошлого века, сегодня вполне может быть реализовано.

В докладе отмечается, что угрозы ракетного удара по территории США могут исходить со стороны России, Китая, Северной Кореи и Ирана.

В отношениях с КНДР, как указывается в обзоре, в настоящее время существует вполне реальная «дорога к миру». Однако Пхеньян в течение многих лет весьма серьезно угрожал Вашингтону и его союзникам и, кроме того, предпринимал значительные усилия по созданию ядерных боеголовок и ракетоносителей, способных достичь территории США.

Иран, как говорится в тексте документа, рассматривает влияние США на Ближнем Востоке как препятствие своим геополитическим планам в этом регионе. Тегеран хочет безраздельно доминировать в этой части планеты, и он располагает довольно мощным арсеналом баллистических ракет, качество и количество которых лидеры Исламской Республики продолжают наращивать. При этом Белым домом особо отмечается тот факт, что Тегеран всеми силами стремится создать мощные и совершенные межконтинентальные баллистические ракеты (МБР).

Россия, указывается в докладе, рассматривает США и НАТО как угрозу своим «ревизионистским геополитическим амбициям». Его составители отмечают, что новый договор по СНВ позволяет Москве иметь внушительный арсенал из 700 развернутых МБР, баллистических ракет морского базирования (баллистические ракеты подводных лодок – БРПЛ) и бомбардировщиков, а также 1550 развернутых стратегических ядерных боеголовок. При этом Россия продолжает развивать и модернизировать свои Ракетные войска стратегического назначения (РВСН), а также создает и новые классы стратегических вооружений, таких как гиперзвуковые планирующие боеприпасы.

В адрес КНР Вашингтон выдвигает обвинения в стремлении вытеснить США из стран регионов Индийского и Тихого океанов и занять доминирующие позиции в этой обширной зоне. Авторы доклада подчеркивают, что Пекин уже развернул от 75 до 100 МБР, включая мобильные и шахтные пусковые установки, и что на вооружении Народно‑освободительной армии Китая (НОАК) уже стоят стратегические подводные лодки, каждая из которых способна нести по 12 БРПЛ. Потенциально Китай может угрожать США 125 ядерными ракетами, и этот арсенал будет только расти в ближайшее время.

В той части обзора, где говорится о новых технологиях перехвата баллистических ракет, выделяется два новых направления строительства национальной системы противоракетной обороны. Во‑первых, США собираются уделять много внимания космическим комплексам, а во‑вторых, американские военные заявляют, что приложат значительные усилия для разработки технологий перехвата ракет противника на начальном этапе (восходящем, после страта) их траекторий полета.

Говоря о космическом секторе ПРО, составители документа имеют в виду прежде всего систему предупреждения о ракетном нападении, состоящую из орбитальных аппаратов обнаружения различного назначения. Размещение систем слежения на орбитах позволяет расширить зоны контроля и отслеживать пуски ракет практически из любых регионов земли. Это позволяет весьма эффективно следить как за массированными пусками баллистических ракет с мобильных или стационарных установок, так и за одиночными пусками с территорий «стран-изгоев».

В обзоре также говорится и о возможности создания систем перехвата объектов в космосе. Разработка таких систем пока находится в зачаточном состоянии, но Пентагон намеревается бросить все силы на исследования, в ходе которых планируется изучить возможности создания таких технологий в кратчайшие сроки. В частности, командование ВС США и политическое руководство Пентагона интересует, насколько строительство орбитальных перехватчиков будет выгоднее размещения их аналогов на земле, в море или в воздухе. Исследование, как говорится в документе, может включать в себя также эксперименты и испытания на орбите.

Еще одним преимуществом космических систем, отмечается в обзоре, является то, что для их развертывания не требуется проведения дипломатических переговоров и заключения специальных договоров, как это было бы необходимо при размещении таких средств на территории других государств.

Орбитальные системы перехвата баллистических ракет, как считают авторы доклада, могут оказаться выгодны прежде всего для поражения МБР на ранней стадии полета. На начальном этапе траектории при наборе высоты баллистические ракеты наиболее уязвимы, поскольку их скорость еще достаточно мала, а различные бортовые системы преодоления ПРО еще не включены. Напротив, в высшей точке полета и на нисходящей траектории современные боеголовки, двигаясь к цели на гиперзвуковых скоростях, совершают резкие, широкоамплитудные маневры по тангажу и по рысканью, что крайне осложняет задачу их перехвата, проще говоря – делают ее невыполнимой.

Поражение ракет противника на начальных стадиях полета ведет также к тому, что разрушенные элементы их конструкции, включая радиоактивные материалы, с большей вероятностью упадут на территории стран, осуществивших их запуски.

Специалисты МО США рассматривают возможность создания нескольких технологий перехвата ракет на начальных этапах их траекторий. Например, предлагается размещение боевого лазера на стратегическом беспилотном летательном аппарате. Другая технология предусматривает разработку систем для отслеживания и перехвата баллистических ракет истребителями пятого поколения F‑35. В настоящее время этот самолет уже способен отслеживать ракетные пуски и перехватывать крылатые ракеты, но в перспективе, вполне вероятно, что будет способен сбивать баллистические ракеты сразу же после их старта.

В докладе уделено значительное внимание вопросам модернизации состоящих на вооружении ВС США противоракетных комплексов подвижного наземного базирования для высотного заатмосферного перехвата ракет средней дальности THAAD, корабельных многофункциональных боевых информационно‑управляющих систем Aegis и ЗРК Patriot. В настоящее время США и их союзники работают над созданием противоракеты SM‑3 Block IIA для системы Aegis, которая, как планируется, будет способна перехватывать все современные МБР.

Авторы документа также упоминают перспективную систему Multiple Kill Vehicle (MKV), в рамках которой создается ракета‑перехватчик сразу с несколькими кинетическими боеголовками (то есть такими, которые уничтожают цель не подрывом боевой части в непосредственной близости, а врезаясь в нее на огромной скорости). Ранее выполнение этой программы по ряду объективных причин было приостановлено.

В обзоре рассматривается возможность расширения уже существующей системы ПРО США. Речь идет о системе перехвата боевых частей МБР за пределами атмосферы на основном участке траектории. Для решения этой сложной задачи в США была создана ракета‑перехватчик тяжелого класса Ground‑Based Interceptor (GBI). В настоящее время на базе «Ванденберг» в Калифорнии размещены четыре таких перехватчика и 40 установлены на базе «Форт Грили» на Аляске. К 2023 году число противоракет GBI в США планируется увеличить до 64 единиц. Предлагается в обзоре и вариант увеличения числа противоракет GBI на ракетной базе «Форт Грили» еще на 40 пусковых установок. Таким образом, число тяжелых перехватчиков может возрасти до 104 единиц. При этом сама противоракета GBI также в настоящее время проходит процесс модернизации, в ходе которой будут улучшены двигательная установка и боеголовка.

Еще одним направлением увеличения боеспособности существующей системы ПРО, которое рассматривается в докладе, является создание третьей базы ракет‑перехватчиков системы ПРО в Восточной Европе.

Американский противоракетный комплекс
Patriot. Фото с сайта www.army.mil
СОМНЕНИЯ ЭКСПЕРТОВ

Однако некоторые американские аналитики указывают на то, что новая противоракетная политика Вашингтона не позволит обеспечить полную безопасность США и риск поражения Америки в возможном обмене ядерными ударами совсем не исчезнет. Наоборот, эта политика только поощряет государства‑изгои к нанесению превентивных ядерных ударов в случае возникновения опасности их уничтожения и повышает риск эскалации конфликтов между крупными державами.

Так долго ожидавшееся появление стратегии противоракетной обороны администрации Трампа, которая, по задумкам ее авторов, должна была бы заложить фундаментальные основы для значительного расширения возможностей ПРО Америки и в разы повысить ее безопасность, не очень эффективно может сработать в заданном направлении, говорят специалисты. Они отмечают, что, как это ни парадоксально, более высокая защита вполне может не привести к росту безопасности ее населения. Все дело в том, что предлагаемые новые подходы и системы будут существовать не в вакууме, а взаимодействовать с существующими и новыми технологиями и ядерными стратегиями противников Америки, имеющими как раз противоположный вектор своего назначения. А это будет только увеличивать опасность для существующего мира.

По утверждениям экспертов, опубликованный обзор является очень амбициозным документом. Он начинается с призывов к созданию большего количества систем перехвата МБР и других средств защиты от ракетного нападения и призывает к расширению возможностей по уничтожению большего количества различных типов ракет противника на всех этапах траекторий их полета. К предлагаемым системам борьбы с МБР относятся беспилотные летательные аппараты (БЛА) с лазерным вооружением, которые будут способны уничтожать МБР до момента их выхода в безвоздушное пространство, космические датчики, повышающие эффективность раннего обнаружения ракетных пусков и истребители F‑35, оснащенные средствами слежения за мобильными ракетными комплексами и уничтожения их до запуска ракет.

Сторонники повышения потенциала и возможностей систем ПРО США утверждают, что это позволит более эффективно сдерживать антагонистов Америки, поскольку снизит их уверенность в способности нанесения успешных ударов по Соединенным Штатам, их войскам и союзникам. Этот аргумент имеет некоторый вес, но он не учитывает негативного влияния ПРО на ядерную стабильность при рассмотрении других факторов.

Новая противоракетная стратегия США не только не способна обеспечить сдерживание КНДР, но и может подтолкнуть ее руководство к моментальному принятию решения о нанесении ядерного удара по территории Америки. Тем более что Пхеньян уже продемонстрировал наличие МБР с ядерными боеголовками, способных достичь территории США. Хотя армия КНДР очень слаба, не оснащена эффективными средствами ПРО и ПВО и может быть уничтожена ВС США в кратчайшие сроки, а ее города превратятся в руины, лидеры Северной Кореи, прекрасно понимая очень большую вероятность столь печального исхода событий, могут первыми запустить свои ядерные ракеты.

Лидер КНДР Ким Чен Ын отлично понимает, что чем больше он будет тянуть с использованием своего ядерного оружия, тем более становится вероятным, что у него вообще не останется никакого оружия. И возможность отчаянной ядерной реакции главы КНДР, утверждают специалисты, не просто предположение. Когда напряженность между США и Северной Кореей достигла максимума в 2017 году, ее руководитель вполне серьезно неоднократно заявлял о том, что нанесет ядерный удар по США, если почувствует, что его страну собираются атаковать. Политика сдерживания в подобных ситуациях становится полностью неработоспособной, и Соединенные Штаты подвергаются большему риску.

Противоракетная стратегия США не поможет и в сдерживании противников, обладающих значительными ядерными потенциалами. Хотя в обзоре утверждается, развитие американской ПРО направлено только на защиту страны от возможных ядерных ударов со стороны Пхеньяна и Тегерана, Россия и Китай никогда не верили провозглашаемым гарантиям Вашингтона. Они считают американскую систему ПРО значительной угрозой своим ядерным силам и безопасности в целом, поскольку повышение противоракетной защищенности США развязывает им руки и увеличивает вероятность применения ядерного оружия. Большие опасения Москвы и Пекина вызывают и планы Пентагона по созданию ядерных зарядов малой мощности, сформулированные в «Обзоре ядерной политики» (Nuclear Posture Review) 2018 года, и заявление о росте конкуренции великих держав, прозвучавшее в последней редакции «Стратегии национальной безопасности» (National Security Strategy).

Следствием сочетания более совершенной и всеобъемлющей архитектуры противоракетной обороны США с ростом мощи наступательного ударного потенциала ВС Америки, как обычных, так и ядерных, по всей вероятности, как утверждают эксперты, будет ускорение и рост усилий России и Китая по разработке и развертыванию новых видов ядерных вооружений, что, в свою очередь, приведет к ответной реакции США и т.д. Усиление гонки вооружений, полагают специалисты, вряд ли приведет к масштабному увеличению арсеналов ядерных вооружений, сопоставимому с ростом его объемов во времена холодной войны, но рост и без того повышенной военной напряженности на мировой арене не сделает положение Соединенных Штатов более безопасным.

И, наконец, рекомендации, изложенные в обзоре политики ПРО, повышают риск возникновения непреднамеренной ядерной эскалации в ходе протекания обычного конфликта между ядерными державами. Непреднамеренная эскалация происходит тогда, когда противостоящие стороны используют в конфликте обычные вооружения, однако в случае неизбежного поражения одного из противников или возможного нанесения ему невосполнимого ущерба он может принять решение об использовании ядерного оружия. Аналогичное решение неизбежно последует с другой стороны, и этот процесс становится неуправляемым.

Подобным образом возрастают и риски других категорий. Так, например, развертывание сети спутников ПРО может вынудить противников США и, в частности, Россию к принятию мер по их уничтожению, чтобы обеспечить беспрепятственный пролет своих МБР в космическом пространстве. Однако значительная часть спутников предназначена для решения задач не непосредственного обеспечения противоракетной обороны, а только для предупреждения о начале ядерной атаки со стороны противника. Поэтому для начальников войсковых подразделений будет трудно понять, наносит ли противник удар по их космической группировке с целью ликвидации систем раннего предупреждения о ракетном нападении или уже непосредственно приступил к ликвидации элементов системы ПРО, предназначенных для уничтожения МБР. Более того, если ВС США будут иметь мощную систему противоракетной обороны, то противник будет принимать более активные меры по ее ликвидации, чтобы сохранить свои атакующие ракеты. Такое положение вещей ведет к снижению порога применения ядерного оружия. Противник начнет наносить ответные удары, но уже ядерными средствами, при нападении на его ядерные силы и пункты управления ими с использованием обычных вооружений.

Таким образом укрепление Трампом системы ПРО не приведет к повышению безопасности США. Обеспечение защиты подразделений ВС США, развернутых в передовых районах, от ударов тактическими ракетами со стратегической точки зрения будет более оправдано и технически более целесообразно. А вот расширение всех сегментов системы ПРО является практически бесполезным и ведет к серьезной дестабилизации международной обстановки, заключают свои оценки специалисты.

Пост управления элементом системы Aegis
на борту ракетного крейсера Normandy.
Фото с сайта www.navy.mil
ВЧЕРА И СЕГОДНЯ

Еще до занятия Овального кабинета Дональдом Трампом эксперты независимого американского фонда «Наследие» (Heritage Foundation), являющегося одним из мозговых трестов Пентагона и разрабатывающего рекомендации по вопросам военного строительства, оценили планы Белого дома по созданию системы ПРО США в Восточной Европе и заявили, что подходы военно‑политического руководства Америки к развертыванию этой системы требуют основательного, кардинального пересмотра.

В настоящее время, по оценкам американских экспертов, МБР РВСН РФ установлено более 1400 боеголовок. Каждая из них может быть доставлена на территорию США за 33 минуты. Минобороны России также продолжает проводить и мероприятия по модернизации баллистических ракет среднего радиуса действия, и эти действия, по убеждению американских экспертов, представляют весьма значительную угрозу для безопасности союзников и партнеров Соединенных Штатов на территории Европы.

Планы развертывания американской ПРО в Европе подвергались различным корректировкам. Но сегодня их реализация продолжается и ее системы продолжают появляться вдоль границ России. Антиракеты уже есть на Аляске, в Румынии и Прибалтике. Системы перехвата разворачиваются в Польше, Корее и Японии. По словам представителей МО России, всего Соединенные Штаты намерены разместить поблизости от ее границ около 400 антиракет, что значительно снижает потенциал ядерного сдерживания России. При этом отмечается, что американская сторона продолжает игнорировать все инициативы Москвы по налаживанию политического диалога в этой области.

Некоторые американские эксперты и сегодня продолжают настаивать на проведении новых оценок планов строительства европейской системы ПРО, исследования вопросов по ее дальнейшему совершенствованию и изучения расширения ее функциональных возможностей. По мнению ряда военных и гражданских специалистов США, развитие этой системы обеспечит более высокий уровень защиты США от ракетных ударов, которые могут быть нанесены по их континентальной части.

Действия Кремля на современном этапе, подчеркивают отдельные американские аналитики, также указывают на крайнюю важность поддержания необходимого финансирования программ развития систем и средств национальной системы ПРО. По их мнению, Соединенным Штатам прежде всего необходимо создать многоуровневую, эффективную и действенную систему противоракетной обороны, способную поражать все летящие в сторону США баллистические ракеты, включая отражение залповых ракетно‑ядерных ударов, которые способна нанести по американской территории Россия. По мнению этих специалистов, Вашингтон должен официально объявить Москве, что «стратегическая стабильность» больше не является основным фактором в развитии российско‑американских отношений, поскольку Россия весьма активно интенсифицирует процессы модернизации своих ядерных вооружений и увеличивает финансирование программ развития технологий противоракетной обороны. При этом руководство Белого дома, считают те же эксперты, должно официально указать Кремлю на исключительно оборонительный характер своих стратегических ядерных сил, а также отметить ту важнейшую роль, которую играет система противоракетной обороны в реализации такого подхода.

Они особо подчеркивают тот факт, что если Белый дом не обратит должного внимания на рост угрозы со стороны Российской Федерации, то Америка может в будущем заплатить непомерную цену за неадекватное отношение федерального правительства и законодателей к происходящим сегодня процессам роста российского военного потенциала и повышения агрессивности кремлевских лидеров.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также