0
1205
Газета Концепции Интернет-версия

14.11.2003

Танкостроение - кризис производственный и концептуальный

Тэги: танкостроение, кризис, концепция


ПОХОРОНЫ ТАНКА ПОКА ОТЛОЖЕНЫ

В ЯНВАРЕ прошлого года было объявлено, что сухопутные силы США снимают с вооружения танки М-1А1 "Абрамс". Их передадут национальной гвардии, а взамен примут некие "промежуточные" машины - более легкие и мобильные. Дескать, тяжелые и неповоротливые "Абрамсы" создавались в годы холодной войны для борьбы с советскими танковыми армадами, а сейчас надо готовиться к локальным конфликтам низкой интенсивности, где требуется иная техника. Ссылались при этом на опыт Афганистана, куда не ступали гусеницы "Абрамсов".

Однако год спустя "снятые с вооружения" танки начали перебрасывать в район Персидского залива. Оказалось, что в наземной операции без них не обойтись, и в Ирак американцы вошли на гусеницах, а не на "промежуточных" колесах. Именно танки, как им и положено, стали главным средством прорыва и подавления обороны, порвали Ирак на изолированные зоны и позволили обойтись без многодневных бомбежек. Если же вспомнить операцию в Афганистане осенью 2001 г., то Кабул брали танковые колонны Северного альянса, а не американские аэромобильные части. Опыт Чечни тоже показал, что в локальных конфликтах без тяжелой техники не обойтись. Переданные внутренним войскам "бэушные" Т-62 оказались незаменимы при штурме горных аулов. Их пушки с короткого расстояния эффективно подавляли огневые точки мятежников, что позволяло пехоте успешно продвигаться вперед.

Но в современной войне упор делается на авиацию и высокоточное оружие. Средства истребления наземной техники достигли небывалого совершенства, "грозная броня" становится все дороже и с трудом поспевает за прогрессом. Вроде защищен "Абрамс" от российских противотанковых средств, но появляется "Корнет-Э", и все насмарку. В таких условиях танк действительно выглядит архаичным, уязвимым и почти бесполезным. Впрочем, давно идет разговор о танке нового поколения, способном успешно бороться с аналогичными машинами противника, прорывать укрепленную оборону и защищать себя от современных противотанковых средств. Но будет ли он востребован и смогут ли его построить в России?

ГИГАНТЫ УМИРАЮТ ДОЛГО

В советской армии танков хватало. Обычно их численность оценивалась в 20 тыс. единиц. Часть осталась в бывших республиках СССР и Афганистане, немало порезано на металлолом, некоторое количество ушло за рубеж, но осталось явно с избытком. Во всяком случае, потери чеченских кампаний не привели к возобновлению производства, остановленного в начале 1990-х.

Индийский контракт на поставку Т-90С ненадолго оживил Уралвагонзавод в Нижнем Тагиле, но какой ценой это далось! Пришлось разыскать всех ушедших на пенсию начальников цехов и участков, квалифицированных рабочих. Пенсионеры несколько месяцев помогали налаживать конвейер руководителям, которые, по сути, не имели производственного опыта. Еще больших трудов стоило подключить всех прежних смежников. Сейчас основной контракт выполнен, заканчивается поставка отдельных узлов в Индию, где развивают собственное танкостроение. Есть надежда, что удастся получить контракт на модернизацию индийских Т-72, но их ведь на Урал перегонять не будут. Все ограничится поставкой некоторых узлов и командировкой бригады рабочих. Прочие окажутся не у дел. Равно как и смежники.

Раньше 2006-08 гг. на серьезный гособоронзаказ танкостроителям, видимо, рассчитывать не стоит. Но он уже не будет иметь смысла, поскольку второй раз смежников и квалифицированных работников не собрать. Все уже поняли, что танковый бизнес в России - дело ненадежное. Гораздо перспективней производство железнодорожных цистерн. Объем гражданской продукции на Тагильской "вагонке" превышает 90%, а сохранение простаивающих танковых мощностей превращается в обузу.

Гораздо хуже ситуация на "Омсктрансмаше". Пиарить макет "Черного орла" и преимущества газотурбинного двигателя можно бесконечно, но денег это не прибавляет. Попытка создания в Омске Западно-Сибирского бронетанкового холдинга с целью сохранить производство может привести к возникновению двух холдингов вместо одного по плану, продолжению нездоровой конкуренции, региональному лоббированию и моральным потерям, но один из заводов все равно окажется лишним, а второй мертвым.

МРАК В КОНЦЕ ТУННЕЛЯ

"Бронированный гроб на самоходном лафете" - так прозвали немцы бронетранспортеры, которые сами же и придумали. "Братской могилой" стали именовать БМП еще в Афганистане. Почти четверть века минуло, но в Чечне по-прежнему солдаты предпочитают ездить на броне, а не под ней. Закрытая боевая машина, предназначенная для защиты от оружия массового поражения, оказалась мало пригодна для локальной войны с фугасами и засадами. Ограниченный обзор и узкие бойницы делают ее почти бесполезной на лесных и горных дорогах. Бойцы не могут применять подствольники и реактивные гранаты, остается только поскорей спешиться и прижаться к земле.

Ясно, что полувековой давности концепция бронированной транспортно-боевой машины морально устарела. В условиях новых вызовов давно требуется принципиально иной бронетранспортер. Но для этого необходимо осознать, что обученный солдат-профессионал стоит очень дорого и его следует беречь. После этого станет понятно, что такой БТР должен обладать активной броней и комплексом постановки дымовой завесы, а танковые гусеницы позволят ему вломиться в "зеленку", а не торчать в колее под обстрелом. Раскрывающийся корпус позволит применить по партизанской засаде все наличное вооружение, включая ручные гранаты.

А пока мы имеем дешевый вариант - зенитную установку в бортовом "Урале" и солдатиков на броне и в кузовах под брезентом. Если такую колонну не сопровождает пара вертолетов, шансы уцелеть у нее невелики. Но на смену одним суррогатам приходят другие. На УралАЗе собирают первые пять "Уралов" с бронированными кабинами. Кузов по-прежнему будет простреливаться. Явно требуются бронезащищенные транспортные машины высокой проходимости для доставки грузов и людей в зонах локальных конфликтов. Это в любом случае дешевле и эффективней, чем вертолеты.

Между тем в Израиле на базе трофейных Т-54/55 давно создан тяжелый БТР "Ахзарит", неплохо показавший себя в городских условиях. В Омске в 1999 году из того же Т-55 сделали БТР-Т. Впрочем, тяжелый БТР следовало бы унифицировать с основным танком и прочей гусеничной техникой, чтобы иметь меньше проблем с запчастями и ремонтом. Только заказчиков на него нет.

Экспортных контрактов не ожидается, танков у всех в избытке. Конкуренты из разных стран бьются за право модернизации Т-72. Похоже, единственный шанс сохранить отечественное танкостроение - это хотя бы частично загрузить его производством тяжелых БТР, машин поддержки танков и т. д. Тем более что без подобной техники трудно говорить о профессиональной армии: контрактник поверх брони БМП - это всего лишь пушечное мясо.

Впрочем, в недавно озвученной новой военной доктрине упор делается на стратегические МБР и превентивные удары, что подразумевает дорогостоящие и наукоемкие авиакомплексы, высокоточное оружие, океанский флот и что-то аэромобильное. Серьезных концепций локальных и антитеррористических войн, похоже, не предвидится, сухопутные операции станет проводить пеший спецназ - пехота в чистом виде. Может, уже пора обосновать теоретически ненужность танков и прочей бронетехники да и закрыть заводы? Потом, если припрет, современные танки в Индии можно будет закупить - с французской пушкой, израильской электроникой...


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также