0
1357
Газета Концепции Интернет-версия

01.06.2007

Уроки шестидневной войны

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин - заведующий аналитическим отделом Института политического и военного анализа.

Тэги: шестидневная война, ближний восток


«Шестидневная война» (5–10 июня 1967 г.) на Ближнем Востоке стала в значительной степени именем нарицательным. Этим термином в широком смысле стали обозначать сокрушительный быстрый разгром формально более мощного противника. В узком смысле – успешную реализацию тактики первого обезоруживающего удара по аэродромам противника, обеспечивающего нападающей стороне превосходство в воздухе, ведущее к победе на земле.

Надо заметить, что массированный удар по аэродромам противника придумали не израильтяне. За 26 лет до событий на Ближнем Востоке мы сами испытали на себе такой удар со стороны Люфтваффе. Разгром советских ВВС на своих аэродромах 22 июня 1941 г. до сих пор преподносится официальной отечественной историографией в качестве одной из важнейших причин катастрофических неудач первого периода Великой Отечественной. Правда, некоторые современные исследования показывают, что масштаб потерь советской стороны был отнюдь не таким катастрофическим. Каноническая цифра «1200 самолетов», якобы потерянных нашими ВВС в первый день войны, никаких подтверждений не имеет, не исключено, что она преувеличена в 1,5, если не в 2 раза. С другой стороны, немцы 22 июня потеряли более 100 самолетов (это признано ими самими). Поскольку на момент начала боевых действий СССР имел в составе западных округов не менее 9 тыс. самолетов, а немцы и их союзники против нас – немногим более 3 тыс., по состоянию на 23 июня советские ВВС по-прежнему имели существенное количественное превосходство над Люфтваффе. Однако полный развал системы управления и серьезное отставание от противника в летной и технической подготовке привели к тому, что немцы захватили полное господство в воздухе.

Похожая ситуация сложилась к вечеру 5 июня 1967 г. на ближневосточном ТВД. Египет, Сирия, Ирак и Иордания к началу войны имели суммарно до 700 боевых самолетов, Израиль – около 300. В первый день войны арабы потеряли на аэродромах и в воздушных боях по различным данным от 360 до 420 самолетов, Израиль (в воздушных боях и от наземной ПВО) – от 18 до 26 самолетов. Разница, разумеется, колоссальная, но все же арабские ВВС не прекратили свое существование. Даже если взять худшие для них значения потерь, к утру второго дня войны в авиации у сторон сложилось примерное количественное равенство. Однако, хотя отдельные воздушные бои имели место до 9 июня, израильтяне завоевали полное господство в воздухе. Это объяснялось гораздо лучшей летной и боевой подготовкой еврейских пилотов, более совершенной системой управления израильской авиацией, а также сильнейшим психологическим шоком арабов от разгрома 5 июня.

Превосходство в воздухе, разумеется, очень сильно способствовало победе израильтян на земле, хотя никакой «легкой прогулки» не было. Египетская 6-я мотопехотная дивизия сумела в течение первых двух дней войны даже вклиниться на 10 км на территорию Израиля. Тем не менее господство в воздухе, более высокий уровень боевой подготовки и инициативы военнослужащих израильских ВС по сравнению с арабскими сделали свое дело. Кроме того, в панику впало египетское руководство, и утром 6 июня главнокомандующий генерал Амер отдал своим войскам на Синае приказ отступать. Естественно, что это отступление в условиях непрерывных атак израильтян с земли и воздуха очень быстро превратилось в бегство и в полную катастрофу. Бои на Синае завершились утром 9 июня, египтяне потеряли от 10 до 15 тыс. чел. убитыми и до 5 тыс. пленными, до 800 танков, огромное количество другой бронетехники. Причем значительную часть египетских танков и БТР евреи захватили совершенно исправными. Трофеев оказалось так много, что, несмотря на отсутствие советских запчастей, практичные израильтяне приняли их на вооружение, поменяв вооружение и двигатели на западные. Отдельные образцы той техники до сих пор служат Израилю. Сам Израиль потерял здесь 120 танков – меньше, чем захватил.

Параллельно шли бои между Израилем и Иорданией за Иерусалим и Западный берег реки Иордан, причем эти бои отличались исключительным упорством. Так, 6 июня иорданцы даже окружили израильский танковый батальон, но уничтожить его не сумели. Снова взяли верх более высокий уровень подготовки и инициативы израильтян и господство в воздухе. Кроме того, ВС Иордании были самыми маленькими из всех арабских армий, участвовавших в этой войне, поэтому им было наиболее сложно противостоять евреям. Потери сторон в бронетехнике оказались довольно близкими (около 200 танков у Иордании, немногим более 100 у Израиля). Здесь боевые действия закончились 7 июня, арабы были отброшены за Иордан.

Сирия философски, т.е. ничего не предпринимая, наблюдала за тем, как евреи громят ее союзников, и, разумеется, дождалась своего часа, который настал 9 июня. В полдень израильские войска начали штурм Голанских высот. Для них эта часть войны стала самой тяжелой, поскольку рельеф местности был на стороне арабов. Даже по собственным данным израильтяне потеряли здесь вдвое больше танков, чем сирийцы, – 160 против 80. Однако евреи шли на штурм высот, уже зная, что победят, сирийцы оборонялись, уже зная, что проиграют. В 18.30 10 июня произошло официальное прекращение огня.

Арабы потеряли не менее 1100 танков, до 450 боевых самолетов, до 40 тыс. чел. убитыми и пленными. Потери Израиля составили около 400 танков, 45 самолетов, до 1 тыс. чел. убитыми.

За 6 дней Израиль сумел радикально изменить расстановку сил на Ближнем Востоке. Он разгромил армии всех трех граничивших с ним арабских стран (четвертую – Ливан – из-за его слабости принимать во внимание не приходилось), особенно тяжелые потери понес его главный противник – Египет. Еще важнее было то, что теперь очень благоприятным стало географическое положение Израиля. По состоянию на утро 5 июня, арабы имели теоретическую возможность разрезать его пополам меньше, чем за час (в самом узком месте от границы с Иорданией до побережья Средиземного моря было всего 15 км израильской территории). Вечером 10 июня еврейское государство с севера было надежно защищено Голанскими высотами, с востока – рекой Иордан, с юго-запада – Суэцким каналом, а также пространством Синайского полуострова и пустыни Негев. Израильское руководство было уверено, что обеспечило безопасность своей стране как минимум на 20–25 лет. В 1970 г. геополитическая ситуация для него стала еще благоприятнее после того, как из-за конфликта с палестинцами и стоявшей за ними Сирией из антиизраильского фронта де-факто вышла Иордания.

Шестидневная война стала триумфом Армии обороны Израиля (ЦАХАЛ в еврейской аббревиатуре). До сего дня ЦАХАЛ остается самым лучшим живым опровержением англосаксонского тезиса (который с недавних пор очень полюбился и россиянам) о преимуществах профессиональной, т.е. наемной, армии. Израильская армия – это, можно сказать, самая призывная армия в мире, в нее призывают даже женщин, никакая альтернативная служба не предусмотрена (ее «проходят» в тюрьме). При этом она отличается высочайшим уровнем боевой подготовки, великолепными условиями жизни военнослужащих и, разумеется, полным отсутствием неуставных взаимоотношений. Почему евреи способны сделать такую армию, а мы – нет, отечественные ревнители профессиональной армии ответить не в состоянии. Единственный относительно внятный ответ – «но ведь Израиль окружен врагами». Ответ этот эквивалентен известному выражению «в огороде бузина, а в Киеве дядька». Факт окруженности врагами, безусловно, требует наличия призывной армии (вообще, принцип комплектования ВС любой страны определяется тем, какие задачи перед ними стоят и ничем больше), но он не имеет никакого отношения к внутреннему устройству армии. Каким образом враждебное окружение влияет на отличные бытовые условия в израильских казармах? Почему отсутствие вражеских танков за ближайшей околицей мешает нашей армии «учиться военному делу настоящим образом»? Это особенности нашего национального характера? А при чем тут тогда принцип комплектования? Ведь точно так же можно ничему не учить и «профессионалов».

ЦАХАЛ к тому же нашла золотую середину между полным презрением к собственным потерям и гипертрофированной их боязнью. Наша традиционная готовность завалить врага своими трупами уже, похоже, нанесла непоправимый ущерб генофонду нации. Противоположный вариант демонстрируют многие западные страны: они так боятся потерять хотя бы одного солдата, что армия в результате просто перестает быть армией, превращаясь в совершенно небоеспособного паразита, пожирающего деньги налогоплательщиков (ярким примером этой ситуации является недавняя эпопея 15 британских моряков и морпехов в иранском плену). Для израильтян жизнь своих военнослужащих – это святое, но и выполнение боевой задачи – тоже святое. Они сделают все для того, чтобы потери были как можно ниже, но, если они неизбежны, – на войне, как на войне.

С политической точки зрения поведение Израиля в июне 67-го, безусловно, было агрессией. При этом нельзя не отметить, что перед началом войны антиизраильская риторика в арабских странах перешла в стадию откровенной истерии и Тель-Авив мог интерпретировать ее как подготовку к агрессии против него. В условиях значительного военного и географического преимущества арабов она поставила бы Израиль в чрезвычайно тяжелое положение, поэтому ему оставалось только нанести превентивный удар и напомнить, что победителей не судят. Разумеется, истерическая риторика очень часто предназначается только для внутреннего потребления. Например, антиукраинская, антибелорусская, антигрузинская, антиэстонская, антизападная риторика Кремля, воздействию которой мы перманентно подвергаемся в последнее время посредством отечественных СМИ, отнюдь не означает, что Россия собирается на кого-нибудь напасть. Возможно, что и арабы в 67-м ни на кого нападать не собирались. Однако внешние объекты истерической риторики совершенно не обязаны понимать, что это все «понарошку». Вот и Израиль не понял.

Как показали прошедшие 4 десятилетия, Шестидневная война стала высшей точкой израильских успехов. После нее начались отступления. Отчасти их неизбежность была заложена самой этой войной. Арабы, потеряв территории, получили легальное оправдание своего антисемитизма. Израильтяне, захватив Западный берег Иордана, получили внутри страны абсолютно враждебное палестинское население, которое, как сейчас выясняется, благодаря несравненно более высокой рождаемости очень скоро может по численности обойти еврейское население.

«Первый звонок» для Израиля прозвучал в октябре 1973 г., когда он был наказан за самоуспокоенность. Оказалось, что никаких 20 и даже 10 лет спокойствия Шестидневная война Израилю не обеспечила. Благодаря колоссальной помощи СССР ВС Египта и Сирии стремительно возродились и продемонстрировали факт своего возрождения 6 октября. «Октябрьская война» (она же «Война Судного дня») стала для Израиля самой тяжелой с момента обретения страной независимости, впервые за 25 лет под угрозу было поставлено само существование еврейского государства. Египтяне провели выдающуюся операцию по форсированию Суэцкого канала, сирийцы не умением, но числом при явно возросшем за 6 лет боевом мастерстве были в шаге от того, чтобы сбросить израильтян с Голанских высот. По-прежнему очень высокий уровень боевой подготовки и инициативы военнослужащих, отлично отлаженная мобилизационная система, возможность быстрого маневра силами по внутренним коммуникациям, а также политическая разобщенность арабов и на этот раз обеспечили Израилю победу – как никогда дорогой ценой.

После этого ЦАХАЛ обрела репутацию непобедимой и больших «классических» (армия против армии) арабо-израильских войн больше не было. Точнее, был короткий сирийско-израильский конфликт летом 1982 г., который стороны по взаимному согласию провели на нейтральной территории (в Ливане). С военно-технической точки зрения этот конфликт был на редкость поучителен. Разгром израильскими ВВС сирийской системы ПВО (построенной по лучшим советским образцам) в долине Бекаа стал одной из причин тех фундаментальных изменений в СССР, которые известны под названием «перестройка». Советским руководителям стало ясно, что мы начинаем отставать от Запада всерьез и надо что-то делать. Однако для Израиля тот конфликт на фоне предыдущих войн считался не очень значительным. Правда, израильтяне отметили, что сирийцы стали очень сильным и серьезным противником. Однако и эта проблема вскоре почти отпала, поскольку Дамаск лишился спонсора и покровителя в лице Советского Союза, что постепенно привело к существенному снижению боевого потенциала сирийских ВС.

Победив всех, Израиль постепенно начал хотеть мира. Тем более что в стране резко вырос уровень жизни, а это, как показывает мировая практика, всегда ведет к снижению желания воевать. В итоге завоевания Шестидневной войны стали полезным ресурсом для реализации принципа «мир в обмен на территории». Впервые подобный опыт был достигнут в отношениях с Египтом. Каир еще перед Октябрьской войной порвал с Москвой, триумфальное форсирование Суэцкого канала стало для него больше политическим, чем военным мероприятием. Египет, показав свою силу и перейдя из советской в американскую сферу влияния, достаточно быстро договорился с «сионистским врагом». Это, правда, стоило жизни президенту Садату, зато Египет получил назад Синайский полуостров и, соответственно, Суэцкий канал, являющийся одним из важнейших источников пополнения бюджета страны. Израиль отдал свое самое большое по территории завоевание, но получил мир с самым сильным противником и спокойную (по крайней мере – пока) юго-западную границу.

От второго по размерам завоевания – Западного берега – его бывшая владелица – Иордания – отказалась сама. Однако именно эта территория стала самой большой проблемой для Израиля, своеобразным «чемоданом без ручки». Начавшаяся в конце 80-х палестинская интифада оказалась для Израиля хуже, чем все «нормальные» войны с армиями арабских стран. В очередной раз был подтвержден тот факт, что против партизан воевать гораздо тяжелее, чем против регулярной армии. Применительно к конкретной ситуации проблема усугубилась тем, что противопартизанскую войну евреям пришлось вести в условиях сплошной застройки (городской и сельской), а нет ничего хуже, чем городской бой. Кроме того, очень маленькая территория Израиля автоматически сделала всю страну фронтовой зоной, каждый мирный житель мог стать жертвой палестинских партизан. Мы испытали это в ходе двух чеченских войн, однако понятно, что в гигантской России жертвами террористов могли стать только москвичи и жители Северного Кавказа, на остальное у боевиков просто не хватало ресурсов. А в Израиле погибнуть мог каждый и в любой момент. Благодаря своей высокой квалификации силовые структуры Израиля относительно быстро минимизировали проблему терроризма на территории собственно Израиля, однако снять ее полностью уже вряд ли возможно. В результате израильское общество захотело мира еще сильнее. Отсюда возникли договоренности в Осло, которые тоже стоили жизни подписавшему их лидеру. Судьбу египтянина Садата разделил израильтянин Рабин. Правда, если Кэмп-Дэвид принес Египту совершенно конкретную пользу в виде возвращения территорий и канала, то Осло не принесло Израилю ничего, кроме дальнейшего отступления. Израиль признал право на существование палестинского государства и пути назад у него теперь нет.

Вполне очевидно, что сегодня у Израиля есть только два варианта решения палестинского вопроса. Первый – геноцид в мягкой (депортация) или жесткой (уничтожение) форме палестинцев с Западного берега (сектор Газа изолировать достаточно просто, поэтому он представляет для еврейского государства гораздо меньшую угрозу). Вторая – собственный уход с захваченных территорий и самоизоляция. Совершенно очевидно, что первый путь в сегодняшних условиях невозможен. Поэтому Израиль выбирает второй путь, отдавая палестинцам почти весь Западный берег и отгораживаясь от них «Великой еврейской стеной», которая облегчает задачу борьбы с терроризмом, но совершенно бесполезна в случае войны. Причем, отдав Западный берег, Израиль очень существенно осложняет для себя возможность маневра силами по внутренним коммуникациям в случае войны на несколько фронтов. А ведь именно такие маневры обеспечили ему победы в 1967 и 1973 годах.

При этом нельзя не видеть, что Стена является временным решением. Для целого ряда арабских режимов Палестина – плацдарм для борьбы с Израилем. Поэтому они совершенно не заинтересованы в том, чтобы здесь возникла хоть какая-нибудь мирная экономика, им нужен только инкубатор террористов. Соответственно, изолированный Стеной палестинский «котел» перегреется и взорвется в очень короткий срок. Высочайшая, причем продолжающая расти, плотность населения, почти полное отсутствие возможностей для мирного легального труда в сочетании с радикальной экстремистской пропагандой создают поистине адскую смесь, которую никакая Стена сдержать не сможет. В данном случае не имеет принципиального значения, как будет решен вопрос с возвращением палестинских беженцев. Их возвращение на Западный берег значительно ускорит и усилит взрыв, но их невозвращение отнюдь не предотвратит его.

Достаточно существенно ухудшилась в последние годы для Израиля общая геополитическая ситуация. Европа, где стремительно растет доля арабского населения, уже давно занимает в арабо-израильском противостоянии откровенно проарабскую позицию. Это Израиль еще пережил бы, но меняется и позиция его главного спонсора и покровителя – США. Несмотря на мощнейшее еврейское лобби в США и идеологические симпатии американских неоконсерваторов к Израилю, Вашингтон сегодня настолько испортил отношения с исламским миром, что просто не может портить их еще дальше. Поэтому он вынужден демонстрировать сбалансированность подхода к арабо-израильскому конфликту, регулярно подталкивая Израиль к уступкам. Сильнейшая зависимость еврейского государства от США в вопросах военных поставок не позволяет ему возражать всерьез.

Чрезвычайно неприятным событием для Израиля стало создание Пакистаном ядерного оружия и средств его доставки. Непосредственно между Тель-Авивом и Исламабадом особых проблем нет хотя бы в силу географической удаленности. Однако Пакистан является исламской страной. Наличие у Израиля ядерного оружия (оно формально до сих пор не подтверждено, но никто в этом факте не сомневается) и баллистических ракет наряду с непобедимостью обычных ВС гарантировало его от любой новой крупномасштабной агрессии. Теперь «ядерный козырь» побит. Вряд ли Пакистан захочет воевать с Израилем, но если такую войну развяжут арабы и Израиль нанесет по ним ядерный удар, пакистанское руководство просто не сможет отказать арабским правительствам и собственному населению в том, чтобы нанести ответный удар. Учитывая микроскопические размеры Израиля, даже очень ограниченный ядерный удар уничтожит его полностью и навсегда.

Еще более серьезной проблемой для Израиля становится возможность появления ядерного оружия и средств его доставки у Ирана. Если Пакистан относится к Израилю достаточно индифферентно, иранское руководство уже не раз заявляло о том, что Израиль не имеет права на существование. Появись у Ирана ракеты средней дальности с ядерными зарядами – Израиль может каждый день ждать первого удара, который заведомо станет последним (в силу вышеупомянутой микроскопичности размеров страны). Данная ситуация многократно усугубляется тем, что поражение США в Ираке – уже свершившийся факт, вопрос только в том, когда и каким образом оно будет оформлено. И понятно, что, проиграв войну, Америка как минимум пару десятилетий сюда уже не вернется в качестве военной силы, оставляя Израиль один на один со всем исламским миром, ощущающим себя победителем и желающим новых побед.

Очень сильно подорвала позиции Тель-Авива прошлогодняя ливанская кампания, ставшая, по сути, первым поражением Израиля в войнах с арабами. Хотя Израиль не признал поражения, оно очевидно. ЦАХАЛ не решила ни одной задачи – не вернула пленных, не разгромила «Хезболлах» и даже не лишила ее возможности наносить по Израилю ракетные удары. Более того, некогда лихо громившие многократно превосходящие их количественно регулярные арабские армии, израильтяне в 2006 г. в бою с небольшой по численности партизанской группировкой, не имеющей никакого тяжелого вооружения, умудрились понести потери, сравнимые с потерями противника. Танк «Меркава» всего за месяц утратил репутацию самого защищенного в мире. Полным позором для Израиля стало поражение противокорабельной ракетой китайского производства новейшего и очень мощного корвета «Ханит». Хваленая израильская разведка «Моссад» не сумела выявить наличие у «Хезболлах» таких ракет, а моряки «Ханита» проявили недопустимую беспечность, не подготовившись к отражению ракетных ударов (ПВО корвета, в принципе, имела все возможности сбить ракету, но она просто не была задействована).

Причинами поражения, видимо, стали слишком долгий мирный период, за который военное и политическое руководство страны слишком расслабились (в стране впервые за всю ее историю выросло поколение никогда не воевавших военных), слишком большое увлечение американскими концепциями «бесконтактной войны», а также гораздо более высокая, чем в предыдущих войнах, мотивация противника. Кроме военного Израиль потерпел и психологическое поражение. Если в ходе прежних войн с арабами он (по крайней мере в западном общественном мнении) воспринимался в качестве Давида, то сегодня он превратился в Голиафа. За месяц войны не только «Меркава» лишилась репутации самого защищенного танка, но и вся ЦАХАЛ утратила репутацию непобедимой. Это может очень сильно стимулировать их противников. После неизбежного ухода американцев с Ближнего Востока исламские радикалы справедливо будут чувствовать себя победителями, им захочется продолжить свое победное шествие. Израиль становится естественной его целью. Более того, атака на Израиль будет очень полезна его исламским соседям по их внутренним соображениям. Разогреваемая радикалами исламская «улица» будет очень активно требовать от властей своих стран крови «сионистов», если власти будут препятствовать этому порыву, то гнев «улицы» может обратиться уже на них. Поэтому даже у умеренных арабских режимов может не остаться выхода. Тем более они будут не без основания рассчитывать на то, что сионисты отправят очень значительную часть радикалов на встречу с гуриями, резко снизив, таким образом, давление на них самих.

На роль руководителя антиизраильской коалиции, безусловно, будет претендовать Иран. Именно он стоит за «Хезболлах», т.е. уже провел успешную репетицию такой войны. Правда, именно иранский фактор может стать спасительным для Израиля. Факт крайней активности иранцев (персов и шиитов) стал все более явно беспокоить большинство их соседей (арабов-суннитов), которые даже стали говорить, что персы не должны вмешиваться в арабо-израильский конфликт. Исключение, пожалуй, составляет лишь Сирия, давний близкий союзник Ирана. Поэтому вполне возможно общее сплочение арабов против Ирана. Если он будет активно пытаться аннексировать шиитский юг Ирака, то это станет прямой угрозой для Саудовской Аравии, на северо-востоке которой живет угнетаемое ваххабитами шиитское меньшинство (а именно этот район наиболее богат нефтью). В антииранский фронт кроме Саудовской Аравии могут войти Иордания, Египет, Пакистан, Турция. Сирия может поддержать Иран, но скорее всего сохранит нейтралитет. Для Израиля такой вариант, безусловно, был бы наиболее благоприятен, не ввязываясь в войну, он бы решил проблему внешней угрозы очень надолго.

В торге с арабами израильтянам может пригодиться последнее завоевание Шестидневной войны – Голанские высоты. Тель-Авив вполне может сдать их Дамаску в обмен на подписание мирного договора, отказ от союза с Тегераном и от поддержки «Хезболлах» и палестинских вооруженных группировок.

В целом можно констатировать, что по прошествии четырех десятилетий Израиль в значительной степени вернулся к той ситуации, в которой он начал Шестидневную войну. В чем-то ситуация для него лучше, чем тогда (мир с Египтом), но в основном – хуже (положение на Западном берегу Иордана, ослабление США, усиление Ирана, ливанское поражение ЦАХАЛ). И это само по себе создает почву для новой войны, на которую могут пойти как Израиль, так и его противники. Как и в июне 67-го.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также