0
7708
Газета Дипкурьер Интернет-версия

05.09.2021 17:15:00

Идеология мстителей. Почему повторение терактов 11 сентября 2001 года вполне возможно

Алексей Малашенко

Об авторе: Алексей Всеволодович Малашенко – член научного совета Московского центра Карнеги.

Тэги: терроризм, экстремизм, исламизм, месть, идеология, мусульманский мир, ковид, пандемия, мнение


Теракты 11 сентября в Нью-Йорке создали нового врага в лице международного терроризма. Фото Reuters

Что страшнее: терроризм или ковид? Терроризм – следствие деятельности человека. Ковид изваяла природа. «Волны» пандемии предсказать нельзя. Террористические акты просчитать все-таки можно.

Почему было неизбежно 11 сентября, почему неизбежен терроризм? Да потому, что он – следствие эволюции человеческого общества, сложных отношений между цивилизациями. Они сосуществуют, трутся, зачастую болезненно, друг о друга. Согласно академической и дипломатической лексике, это именуется межцивилизационным конфликтом, который принято отрицать на международных симпозиумах, но который живо признается в неформальной обстановке (сам не раз участвовал).

Крайнее проявление такого трения – терроризм. «Изучая терроризм, нельзя исходить только лишь из самого терроризма, смотря на него через краешек лорнета», – писали французы Алэн Бауэр и Ксавье в книге «Чудо аль-Каиды» («Аль-Каида» – организация, запрещенная в РФ). Тогда из чего исходить?

Теракт 11 сентября совершили исламистские террористы. Однако сам по себе исламизм, политический ислам необязательно агрессивен – он не девиация, но естественный тренд, который вопреки мнению многих экспертов будет существовать всегда. Его адепты решительнее большинства мусульманских богословов и политиков доказывают превосходство ислама, призывая к исламизации общества и государства, и порой достигают внушительных успехов. Нынешняя победа афганских талибов («Талибан» – организация, запрещенная в РФ) – тому свидетельство.

Исламисты бывают разные: умеренные, которые соблюдают законы своих стран и считают, что вопрос неизбежной победы ислама лишь дело времени, потому нужно действовать осторожно; радикалы, которые, стремясь ускорить свою победу, выводят людей на улицы, но избегают применять оружие; экстремисты, желающие добиться своей цели завтра, любой ценой, не считаясь ни с каким жертвами.

Несмотря на немалые различия, стратегическая цель исламистов одна – построить исламское государство. Они – созидатели. Даже экстремисты (прямо как большевики) верят в построение чего-то абсолютно идеального, за что готовы сражаться, в том числе «некорректными» террористическими приемами. Этих людей можно не то чтобы понять, но хотя бы войти в их логику.

Исламисты не отрицают успешность западной (евро-христианской) цивилизации, приобщаются к ее достижениям, разумеется, соблюдая свою исконную идентичность. В мировоззрении и общественном сознании исламской уммы утвердились такие понятия, как демократия (исламская), права человека (на исламский манер). Свидетельство тому – хотя бы «Братья-мусульмане» (организация запрещена в РФ), тунисская «ан-Нахда» и другие аналогичные партии и движения. Исламисты готовы к общению с инакомыслящими и инаковерующими,

Перечислив три версии исламизма – умеренную, радикальную и экстремистскую, остановимся подробнее на последней. Здесь обнаруживается любопытное обстоятельство: экстремисты тоже неоднородны. Одни хотят на свой манер жестко строить исламское государство, другие прежде всего хотят мстить. Эти «мстители» и представляют самую главную угрозу. Я бы назвал их честными террористами. C ними никакие компромиссы невозможны.

Ситуация складывается непростая: с одной стороны, идеология мстителей лежит в русле «обычного» исламизма. Но вместе с тем они ощущают, во всяком случае их лидеры, тот же бен Ладен, недостижимость своей главной цели. Почти как Сталин, разочаровавшийся в успехе мировой революции.

Они чувствуют свою беспомощность, испытывают острый комплекс неполноценности. В них кипит зависть к чужому, западному успеху. «Кипит их разум возмущенный...» А вам не кажется, что «Интернационал» вполне сойдет как гимн для террористов: «Весь мир насилья мы разрушим до основанья, а затем мы наш, мы новый мир построим…»? Стоит добавить лишь слово «исламский». «Догнать и перегнать» Запад мусульманский мир не способен. Преодолеть отставание невозможно.

Чем проще всего компенсировать такой провал? Местью. Повторяю, речь не о мусульманах, не об исламистах, но о мстителях-террористах, совершающих поступки, которые идут во вред не только самой умме, но и тем же исламистам, поскольку дискредитируют исламизм как идеологию и практику, создавая о нем превратное мнение.

Как мстить, кому мстить? Тому, кто наиболее заметен. В конце 1990-х – начале 2000-х более всего раздражали Соединенные Штаты. Им-то и отомстил бен Ладен со товарищи. Лучшую мишень невозможно и выбрать. Показательно, что удар был нанесен не просто по Америке, но по ее символу – башням-близнецам. Эффект от самолетной атаки, наверное, останется историческим событием, пусть и со знаком минус.

Кстати, не все сочли его однозначно антигуманным. В некоторых мусульманских кругах Бейрута, Каира, Багдада, Стамбула, Триполи, кое-где на российском Кавказе его отмечали. Рассказывают, что в Бостоне некоторые мусульмане выносили на улицу столы, чтобы отпраздновать «день отмщения». В чем-то этих людей даже можно понять: была наказана самая антиисламская держава.

Мстительность терроризма не столько политика, это состояние души, особый психологический настрой. Мститель искренне жаждет славы, а заодно надеется, что после свершенного им «подвига» попадет в рай. Таких людей невозможно переубедить.

Почти четверть века тому назад французский ученый Антуан Сфейр придумал выражение «ваххабитский крестовый поход». Всякое сравнение уязвимо. Но вот 11 сентября на самом деле чем-то ассоциируется с «крестовым» походом, беспощадным и бессмысленным. Как и разрушение в 2001 году статуи Будды талибами. Прежними талибами. Талибы 2021 года издания обещают больше ничего такого не взрывать. Мстить они никому не собираются.

Отдельная тема – терроризм в мусульманском мире, когда мусульмане убивают мусульман. Там терроризм вписан в гражданские войны, а когда они закончатся, к сожалению, никому не ведомо. К этой категории терактов относятся и взрывы 26 августа с.г. в кабульском аэропорту.

Невозможно избежать упоминания терроризма в годы чеченских войн. Изначально он не был исламистским (известно высказывание Джохара Дудаева «Россия втолкнула нас в ислам»), являлся одним из методов борьбы за независимость. Безусловно, и здесь присутствовал элемент мести. Но чеченский терроризм был скорее прагматичен и начинался как, так сказать, светский терроризм. Сепаратисты преследовали цель – добиться признания их Москвой воюющей стороной. Кстати, в Буденновске в 1995 году эта цель была в каком-то смысле достигнута, но после захвата в 2004 году школы в Беслане и гибели 314 человек, среди них 186 детей, в чеченском сопротивлении окончательно поняли, что никакие компромиссы невозможны, и организованный террор в силу своей бесполезности был прекращен. Мстителей типа бен Ладена в Чечне не оказалось. Да и российские спецслужбы набрались достаточно опыта, чтобы предотвращать теракты.

Может ли повториться нечто подобное 11 сентября? Да, может. Кто, как и когда способен совершить подобное, не знает никто. Мстители – народ скрытый, подпольный. Но предпосылки к этому сохраняются.

Соотношение успешности мусульманского мира с евро-христианским остается в пользу последнего. Остаются сложности в диалоге между ними. А где сложности, непонимание, там и зависть, пробуждающая – не у всех конечно, но у некоторых месть, которая может быть привычно реализована через террористические акции. Не исключено, что вновь будут атакованы символы, а таковые есть везде – что в Европе, (например, башни в Париже, в Лондоне, да и не только там), что в Америке. От этого никто не застрахован.

Считать терроризм «славным прошлым» не приходится. Потенциальный контингент у мстителей велик. Это они кидаются с ножами на пассажиров в автобусе, убивают школьных учителей, направляют грузовики на толпу прохожих, взрывают метро. По всему миру разбросаны загадочные спящие ячейки, большинство из которых ни шатко ни валко занимаются исламистской пропагандой. Но есть между ними непредсказуемое агрессивное меньшинство.

Мстители свой боевой и технологический арсенал использовали еще не до конца. В частности, нельзя полностью исключать применения химического, биологического да и иного оружия.

Американский эксперт, работавший в ЦРУ, Роберт Баер уверен: «Война против террора бессмысленна. Эта война никогда не закончится, военная интервенция за рубежом, внутренние репрессии могут длиться бесконечно». С Баером соглашаться не хочется. Но, отмечая юбилей 11 сентября, с его мнением, увы, приходится считаться.

Хотя ковид все-таки страшнее. 


статьи по теме


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также