0
2021
Газета Культура Интернет-версия

19.10.2021 18:28:00

Уральский музыкальный Давос

В Свердловской филармонии прошел Шестой симфонический форум России, на котором выступили восемь оркестров страны

Тэги: свердловская филармония, шестой симфонический форум


Национальный симфонический оркестр Республики Башкортостан в Екатеринбурге. Фото предоставлено пресс-службой Свердловской филармонии

Можно удивляться, почему этот стратегически и культурно-политически важный для страны, да и для большого мира форум нашел себе место и время не в Москве или Санкт-Петербурге, а в Екатеринбурге. Москва слишком велика, в ней уже никто никого не слышит, с трудом замечает, она избалована, ей, как говорят, «уже ничего не надо». Петербург – город трех дирижеров: Гергиева, Темирканова и теперь Курентзиса – кто им еще нужен? Оба города пресыщены культурой, даже как будто уже устали от нее, переставая ценить то, что имеют. А вот Екатеринбург – идеальное место симфонической силы, незамутненная витрина для «выставки» оркестров, для поиска национальной идентичности, там еще кому-то что-то надо. Форум симфонических оркестров России прошел здесь в шестой раз.

Симфоничности этому городу не занимать, в ней не приходится сомневаться ни на секунду, этот город имеет свой фирменный звук, в чем несложно убедиться, совершив променад по его центральной части. Здесь вы без труда услышите и симфоническое аллегро в ежедневном темпоритме горожан, и медленные части – на выбор в виде изящной дореволюционной застройки каменной и особенно узорчато-деревянной, и скерцо уловите в метких уральских шуточках, и финальное престо – в уносящей в поднебесье архитектонике небоскребов. О чем говорить, если город готовится принять грандиозный проект нового зала филармонии архитектора Захи Хадид. Симфонический форум здесь получил идеальное измерение. Проведенный по всем правилам новой реальности, он не избежал потерь. На финальный концерт не отважился прилететь маэстро Александр Лазарев, которого заменял Алексей Богорад, продирижировавший тем же оркестром – Уральским академическим филармоническим, но с совершенно другой программой: вместо Четвертой симфонии Глазунова и Первой сюиты для оркестра Чайковского прозвучали «Неоконченная симфония» Шуберта и Третья Брамса. Тем, кто мечтал услышать легендарного Лазарева, конечно, пришлось немного погоревать, однако Богорад не только не остался в тени, но выдал две любопытнейшие интерпретации, заставившие задуматься о самом разном от первой ноты Шуберта до последней – Брамса.

За девять дней в столице Урала побывало восемь оркестров из Москвы, Ульяновска, Томска, Красноярска, Уфы, Якутска. Кроме екатеринбуржцев, услышать живую симфоническую музыку на выездных концертах в рамках фестиваля смогли жители Каменска-Уральского, Ирбита и Асбеста. Помимо основной программы, были подготовлены выставки в разных частях города, а в дискуссионной трибуне «Оркестр. Куда движемся…» были подвергнуты дискуссии злободневные темы цифровизации в образовании, о котором говорили как топ-менеджеры концертных организаций, так и представители медиаресурсов. Форум открылся сочинениями двух современников – «Весной священной» Стравинского и Второй симфонией Рахманинова в исполнении хозяев проекта – Уральского академического филармонического оркестра под управлением Дмитрия Лисса. Программы российских коллективов в целом держали в фокусе музыку симфонического XIX века с легким заходом в XX со стандартным набором имен, радуя и приободряя исключениями в виде сочинений Арво Пярта и Гии Канчели. А оркестр ARTica и вовсе не побоялся щегольнуть музыкой современников, представив «Фантазию на якутские темы» Юрия Степанова и симфоническую фантазию «Arctica» Николая Михеева.

Два завершающих концерта форума очень красноречиво показали, что даже самый хороший оркестр не сможет сказать ничего при посредственном дирижере, как скрипка не сможет явить всю свою красоту в руках плохого скрипача. Национальный симфонический оркестр Республики Башкортостан привез пышную русскую программу из «Испанского каприччио» и увертюры «Светлый праздник» Римского-Корсакова и «Симфонических танцев» Рахманинова. Оркестр радовал своей слаженностью, сбалансированностью звука, его плотностью и ровностью, чуткостью к дирижерскому жесту. Вопрос исполнения заключался в качестве этого жеста. Дирижер Дмитрий Крюков не оставил сомнений, что доставшиеся ему партитуры он мыслит в русле большой русской симфонической традиции, демонстрируя желание предъявить слушателю этот масштаб и размах. Однако с каждым новым тактом не оставалось сомнений, что за этим масштабом было мало места мысли. И если в «Испанском каприччио» за счет перманентной танцевальности удалось выехать на этом крупнопомольном штрихе, забивавшем и отвлекавшем слух яркостью тембрально-гармонических красок, сюитным переключением ритмов, то уже в «Светлом празднике» требовалось иное распределение сил. Интенсивность жестикуляции приближала эту музыку к модели «Сечи при Керженце», «битве тронов». В этой увертюре речь идет, конечно, о противостоянии света и тьмы, христианского и языческого, заполошности и смиренности, но отнюдь не в плоскости военной баталии. Музыке ужасно недоставало нюансов, градаций, контрастности, она получилась чересчур крикливой. Суетливо и совсем не отрефлексированно «станцованы» были и «Симфонические танцы», одно из важнейших сочинений американского Рахманинова, которое можно считать неким духовным завещанием композитора. В нем есть столько всего, что способно пролить свет на философию творчества автора всемирно известного «Вокализа» и пушкинского романса «Не пой, красавица, при мне...» – вплоть до реминисценций мотивов штраусовской «Саломеи». Но музыка в руках дирижера Дмитрия Крюкова скользила по поверхности, как на празднично украшенном массовом катке на Красной площади.

Алексей Богорад, вынужденный заменить маэстро Александра Лазарева, выбрал очень осторожную тактику, за счет которой и выиграл. Нам всегда предпочтительнее вдумчивое и неторопливое чтение любой книги в тишине, дающее возможность расслышать очень многое. Именно так прозвучали и «Неоконченная» Шуберта, и Третья Брамса. Осторожность, вкрадчивость, интравертное вслушивание в подголоски и контрапункты, уход во внутреннюю эмиграцию, собирание тишины характеризовали исполнение обеих симфоний, оглушительно срезонировавших настроениям времени, когда возникает все больше вопросов, на которые все труднее найти ответы. В симфонии Шуберта на первый план вышла вторая часть с ее скрыто молитвенным настроением и ритмом шага, в данном случае вполне осеннего пути, подарившего слушателям в тот солнечный день благодать настоящей золотой осени и возможность медитации в концертном зале. Так же и в Третьей Брамса сердца слушателей всласть навздыхались за время любимейшей третьей части Poco allegretto с мотивами щемящей ностальгии и прощания, а мудрый открытый финал, рифмой отозвавшийся на финал симфонии Шуберта, стал идеальной точкой всего Шестого симфонического форума, давшего шанс думать и созидать. 

Санкт-Петербург–Екатеринбург


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также