0
2150
Газета Экономика Интернет-версия

05.09.2021 20:43:00

Ценовая стабильность для ЦБ дороже всего

Негативный эффект от повышения ключевой ставки проявится к концу года

Тэги: цб, центробанк, финансы, деньги, ключевая ставка, набиуллина

On-Line версия

Зампред Центробанка Алексей Заботкин учитывает в своих прогнозах новые волны COVID-19. Фото агентства «Москва»

Накануне заседания совета директоров 10 сентября российский Центробанк представил ориентиры своей политики на ближайшие три года. ЦБ заявил о продолжении жесткой денежной политики, которая, собственно, и проводилась все последние годы. Проект основных направлений денежно-кредитной политики на 2022–2024 годы больше похож на консервацию существующих в России проблем, чем на их решение. ЦБ утверждает, что повышение кредитных ставок ради достижения четырехпроцентной инфляции идет на благо и бизнесу, и населению. Хотя реальность и статистика показывает другое – повышение кредитных ставок явно затормозило экономическую активность на фоне падающих доходов населения.

«Ценовая стабильность является основной целью денежно-кредитной политики Банка России и означает устойчиво низкую инфляцию вблизи 4%. Это важный элемент благоприятной среды для жизни людей и ведения бизнеса», – утверждается в трехлетних ориентирах денежно-кредитной политики ведомства Эльвиры Набиуллиной. Ценовая стабильность – это действительно позитивный фактор. Но благополучие финансовой системы и всей экономики страны определяется не только единственным показателем инфляции. А если ради низкой инфляции под нож идут и экономический рост и доходы населения, то абсолютизация «ценовой стабильности» становится контрпродуктивной.

Трехлетние ориентиры ЦБ публикует в рамках общего бюджетного процесса на ближайшие три года. И правительство при подготовке трехлетнего бюджета должно ориентироваться на декларации Центробанка.

«Очевидно, что российский ЦБ ориентирован на сохранение достаточно жесткой денежно-кредитной политики в среднесрочной перспективе и выстраивает сценарии таким образом, чтобы обосновать свою позицию. Одновременно с этим следует отметить, что ЦБ признает, что потенциал дальнейшего роста ключевой ставки близок к исчерпанию. Альтернативные сценарии в данном случае демонстрируют, что нужно быть готовыми к ухудшению ситуации в мировой экономики вплоть до глобального кризиса», – говорит директор Института народнохозяйственного прогнозирования РАН Александр Широв. Он обращает внимание на тот факт, что альтернативные сценарии, которыми дополнен базовый прогноз, являются только негативными.

Три альтернативных сценария действительно составлены по принципу один хуже другого: «Усиление пандемии», «Глобальная инфляция» и «Финансовый кризис». Но наиболее вероятным ЦБ считает базовый сценарий: улучшение эпидемической ситуации, продолжение восстановления мировой экономики, быстрая «расшивка» узких мест на стороне предложения, сворачивание стимулирующих мер в крупнейших экономиках со второй половины 2021 года и своевременная нормализация ими денежно-кредитной политики для предотвращения нарастания инфляции.

Для России этот базовый сценарий означает возврат к темпам роста ниже среднемировых показателей. На горизонте прогноза темпы роста ВВП должны вернуться к уровню 2–3% в год.

«Почему все альтернативные сценарии ЦБ негативные и нет ли возможности в среднесрочной перспективе (за счет мер экономической политики) иметь более благоприятные результаты», – задается вопросом Широв. В этом случае, по его словам, возникала бы возможность анализировать риски того или иного набора решений как в денежно-кредитной, так и, например, в бюджетной политике.

«Для населения важна не только стабильность финансовой системы, на которую так напирает ЦБ, но и перспективы роста доходов и уровня жизни», – напоминает Широв. «В связи с этим я бы отметил существенные «вилки» по ключевым показателям. Все-таки развитие российской экономики с темпами ВВП в 2 или 3% и доходов населения в 1,2 или 2,2 % даже на горизонте трех лет будет означать существенно другую экономическую ситуацию. В первом случае это почти стагнация. А во втором – пусть и медленный, но качественный рост экономики», – считает эксперт.

Многие экономисты задаются вопросом: почему ЦБ занимается таргетированием единственного экономического показателя – инфляции. Ведь большинство крупных центробанков таргетируют и иные показатели. Так, американская Федеральная резервная система при определении ставок учитывает еще и безработицу или уровень потенциальной загрузки экономики.

«Центробанк действительно акцентирует внимание на инфляции, инфляционных ожиданиях и большинство предложений сконцентрировано на том, что уровень инфляции должен быть снижен в 2022 году до уровня 4–4,5%», – отмечает Мария Ермилова, доцент кафедры финансового менеджмента РЭУ им. Г.В. Плеханова. Замедление восстановительного роста летом, по ее словам, связано с ужесточением требований кредитования для заемщиков. «На некоторых рынках уже наблюдается перегрев. И дальнейшая активная политика выдачи кредитов могла вызвать кризис на этих рынках, что подорвало бы восстановление экономики», – считает Ермилова.

«Сейчас мы наблюдаем эффект затухания отложенного спроса и мер антикризисной поддержки. Временной лаг между ростом ключевой ставки и замедлением масштабов кредитования сейчас удлинился. Основной эффект роста ключевой ставки придется на 4-й квартал этого года и 1-й квартал 2022 года», – прогнозирует Широв.

Многие эксперты высоко оценивают готовность ЦБ описывать свои планы. «Основные направления единой государственной денежно-кредитной политики на 2022 год и период 2023 и 2024 годов» – образец четкого и красивого, логичного оформления ясного концепта. Играть по плану, пусть даже не совершенному, лучше, чем плыть без руля и ветрил», – говорит замдиректора «Центра развития» ВШЭ Валерий Миронов. При этом он отмечает негативные последствия таргетирования потребительской инфляции в нефтяных экономиках, поскольку такое таргетировапние создает проциклическое воздействие на реальный сектор.

«При падении цен на нефть из-за уменьшения притока нефтедолларов сжимается спрос и появляется отрицательный разрыв выпуска, что требует снижения процентной ставки. Но с другой стороны, из-за высокой доли импорта в потребительской корзине инфляция оказывается выше цели, что требует повышения процентной ставки», – объясняет Миронов.

Чтобы устранить процикличность таргетирования потребительской инфляции в нефтяной экономике нужно пересмотреть целевой показатель. Вместо потребительской инфляции ЦБ должен будет таргетировать номинальный ВВП или индекс цен производителей, не содержащий импортной компоненты, считает Валерий Миронов.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также


Другие новости

Загрузка...