0
3536
Газета Геополитика Интернет-версия

20.05.2016 00:01:00

Война с бескультурьем

Древняя Пальмира имеет сакральное значение для мировой цивилизации

Леонид Медведко

Сергей Медведко

Об авторе: Леонид Иванович Медведко – доктор исторических наук, профессор, член Союза писателей России, полковник в отставке, корреспондент ТАСС и «Правды» в Сирии в 1960-е годах. Сергей Леонидович Медведко – кандидат исторических наук, военный переводчик, затем собственный корреспондент «Литгазеты» в Сирии в 1980–1990-е годах.

Тэги: сирия, кремль, пальмира, афганистан, ирак, путин, нетаньяху, африка, рим, халифат, алеппо


Концерт в освобожденной от террористов Пальмире дал всей Сирии надежду на скорый мир. Фото Reuters

В преддверии майских праздников 27–28 апреля 2016 года в столице проходила уже пятая по счету Московская международная конференция по международной безопасности. И на этот раз на ней обсуждались вопросы положения в Азиатско-Тихоокеанском регионе, но в центре внимания находилась нынешняя ситуация в Сирии и на Ближнем Востоке, а также вопросы военного сотрудничества в борьбе с международным терроризмом. В ней участвовали представители военных ведомств более 80 стран, конечно, в том числе самой Сирии, Ирака и других стран Ближнего Востока. Но, как ни странно, среди участников представителей ни США, ни Турции никто не заметил.

В связи с этим нельзя не вспомнить, что незадолго до этого президент Владимир Путин встречался с главами ключевых ближневосточных государств: президентом Палестинской автономии Махмудом Аббасом и премьером Израиля Биньямином Нетаньяху. Там же, в Кремле, президент России традиционно принимал верительные грамоты от послов 16 стран. На этот раз в их числе не оказалось ни одного посла из арабского мира, но не было ничего удивительного в том, что в обращенном к ним выступлении президент большую часть посвятил опять же событиям в Сирии. Там не столько усилиями дипломатов, сколько действиями небольшой части наших Вооруженных сил (куда меньшего контингента советских войск, который воевал в Афганистане) на этот раз Москва сумела вместе с войсками законного правительства страны предотвратить распад сирийского государства. Чего, увы, не удалось сделать в Афганистане, где процесс распада затянулся на десятки лет. Нечто подобное после американского «Шока и трепета» уже более 12 лет наблюдается и в Ираке.

В Сирии за последнее время удалось осуществить ряд важных шагов, направленных на урегулирование сирийского кризиса. В своем выступлении перед дипломатами Владимир Путин напомнил, что поддержка законного правительства Сирии помогла предотвратить не только распад государства, но и, что более важно, сохранить жизнь многих тысяч людей, избежать новых больших жертв среди гражданского населения. Как отметил президент, благодаря успешным действиям российских Воздушно-космических сил (ВКС), а также сирийской армии удалось вовремя перехватить стратегическую инициативу в войне с иностранным вмешательством в Сирии. Среди уже освобожденных более 400 городов и населенных пунктов страны Владимир Путин решил особо упомянуть Пальмиру. До этого были ликвидированы тысячи террористов, в том числе выходцы из России и других стран СНГ. Наверное, у многих могли вызвать удивление объявленные на московской конференции по международной безопасности данные российской военной разведки о том, что говорить об окончании войны в Сирии еще преждевременно. Она может затянуться на годы.

К такому же выводу пришли участники передачи «Наблюдатель» на телеканале «Культура» – арабист-журналист, советник директора Российского института стратегических исследований Елена Супонина и профессор Института стран Азии и Африки МГУ Владимир Исаев. В эту передачу был приглашен участвовать и один из авторов статьи, который в качестве собственного корреспондента «Литературной газеты» проработал в Сирии более десятка лет. А до него старший из нас возглавлял отделение ТАСС в Сирии и Ливане и тоже неоднократно посещал Пальмиру. Прилагаемое к статье фото сделано нами (даже уже не верится!) более полувека назад перед входом единственной в то время гостиницы в Пальмире «Зинобия». Нам удалось тогда заехать в Пальмиру на один день вместе с оказавшимися проездом в Дамаске тремя маститыми писателями – бывшими фронтовиками: Константином Симоновым, Мустаем Каримом и Радием Фишема. Четвертого, обнявшего Симонова старшего из авторов этой статьи с трудом теперь узнаем.

Мы не смогли тогда заночевать в той гостинице не потому, что в ней не было свободных мест, а просто потому, что нашим гостям надо было спешно возвращаться в Дамаск. И все же за световой день мы смогли тогда осмотреть главные достопримечательности Пальмиры – разрушенные недавно варварами ХХI века из ДАИШ: величественные руины комплекса храма Бэла, Триумфальную арку, изысканный храм Баалшамина, а также многоэтажные башни-усыпальницы. Посетили мы и амфитеатр Пальмиры, которым сирийцы всегда гордились, так как в отличие от большинства театров и цирков Древнего Рима, на нем никогда не проливалась кровь. Там выступали чтецы, актеры, поэты – он служил только искусству и культуре. Но за последний год он стал лобным местом, где террористы казнили пленных сирийцев…

ПОРУШЕННОЕ ИЛИ ИСЧЕЗНУВШЕЕ НАВСЕГДА «ЧУДО В ПУСТЫНЕ»

Ведущий программы «Наблюдатель» канала «Культуры» Андрей Максимов поставил вопрос: «Что такое Пальмира и что она значит для нас, россиян?» Пришлось сделать небольшой экскурс в ее историю: «О древней Пальмире говорили еще тысячелетия назад. Но до конца XII века в Европе не знали, где она находится. Это было сравнимо с Атлантидой. Только Пальмиру поглотили не морские пучины, а пески пустыни и открыли ее для мира в 1678 году два английских купца, шедших куда-то с торговым караваном через Сирийскую пустыню. Они восприняли это как сказочный мираж, который оказался на самом деле настоящим городом, известным еще как Тадмор. Открытие Пальмиры стало сенсацией того времени. Другой сенсацией той же эпохи для Европы стало появление построенного Петром Великим среди болот и лесов Санкт-Петербурга. Один из иностранных дипломатов, сказал тогда царю, что построенный им град не меньшее чудо, чем затерянная в песках южная Пальмира в Сирии. Петру такое сравнение понравилось. В Европе появились пьесы, посвященные пальмирской царице Зенобии. Придворные льстецы в России сравнивали с ней Екатерину Великую, а за Санкт-Петербургом закрепилось с тех пор второе его название «Северная Пальмира».

Рукотворный взрыв уничтожил уникальный храм Баалшамина, который до того несколько веков выдерживал натиск природы и многочисленных захватчиков. Фото Reuters

Оригинал – Пальмира сирийская – оазис, окруженный пальмовыми рощами, поражает любого, кто въезжает в город. Великолепие, красоту и обаяние этого города не могут передать ни фотографии, ни фильмы, ни даже самые лучшие экспонаты из Пальмиры, которые можно увидеть не только в Сирии, но и в Лувре, Ватикане, Берлине, Лондоне, в Капитолийском музее Рима и в наших Эрмитаже и Музее изобразительных искусств им. Пушкина. Но чтобы оценить и почувствовать Пальмиру, надо провести в ней как минимум сутки, чтобы увидеть ее красоту наяву. Лучше утром или днем, но можно также в вечерних сумерках и даже лунной ночью…

Еще раньше – в глубокой древности – оазис, где стоит Пальмира, населяли семитские племена: в ассирийской табличке начала II тыс. до н.э., содержащей текст контракта, одним из свидетелей сделки упоминается некий Иштар-тадмореянин. Значит, в то далекое время город уже существовал и даже назывался так же, как сегодня он звучит по-арабски: Тадмор. В глиняных документах ассирийского царя Тиглатпаласара I в XI–XII веках до н.э., касающихся похода против арамеев, надпись гласит: «Тадмор в стране Амурру». Именно так ассирийцы продолжали называть Сирию даже после падения аморейских государств и прихода туда арамеев. Вместе с арабами арамеи образовали основное население Сирии, говорившее на арамейском языке, который вплоть до VI века был языком общения на огромной территории – от Ирана до Палестины и Израиля, где говорят теперь на арабском и иврите.

В Ветхом Завете утверждается, что Тадмор (Фадмор) был отстроен еще во времена царя Соломона. А арабский гассанидский поэт Набига ад-Дубьяни донес до нас романтичную легенду, по которой город для Соломона построили джинны – таким чудом казался он людям.

В I веке до н.э. город был формально самостоятельным. Тогда для двух крупнейших империй той эпохи Пальмира выступала своеобразным гарантом мира. Пересечение караванных путей сделало город богатым торговым центром. Купцы везли жемчуг из Персидского залива, шелк из Китая, ковры из Персии, украшения из Финикии, вино и пшеницу из Сирии.

Получивший в управление восточные области Римской державы римский триумвир Марк Антоний в 40 году до н.э. послал в Пальмиру конный отряд, дабы пополнить за счет ее казны свой бюджет. При императоре Тиберии, правившем в 14–37 годах, город Тадмор получил название «Пальмира» – «Город пальм».

Город Пальмира служит образцом оригинального греко-римского городского строительства – со второй половины I века н.э. Тогда выдвигаются здесь фигуры талантливых местных строителей и зодчих. Один из них, архитектор Аполлодор ад-Димашки, то есть по фамилии Дамасский, много работал как в провинциях Римской империи, так и в самом Риме, где построил, например, одно из самых величественных сооружений Рима – форум Траяна. Многие исследователи предполагают, что римский Пантеон – также творение его рук и таланта. Не случайно римский поэт-сатирик той эпохи Ювенал жаловался, что «сирийский Оронт несет с собой язык, традиции и искусство, словно он начал уже впадать в римский Тибр».

Пик славы Пальмиры приходится на времена правления царицы Зенобии Септимии, по-пальмирски Зубайдат Бат Заббаи в 6–70 годы III века. Тогда Римская империя переживала уже тяжелый кризис, с трудом отражая набеги готтов. Властная, образованная царица Зенобия, воспользовавшись моментом, вторглась в Египет. Разбив там римские войска, она получила богатую долину Нила с ее богатыми запасами хлеба, а затем в упоении от успехов проникла в Малую Азию, дойдя до Босфора. Зенобия слыла не только образованнейшей красавицей того времени, но и прекрасным политиком и наездницей, которая могла без отдыха совершать многодневные переходы вместе с солдатами.

Зенобия объявила Пальмиру независимой и стала даже чеканить монету со своим изображением. Тогда Аврелиан вошел в Египет, одержав быструю победу над ее отрядами. Вскоре во главе большого войска император дошел до Сирии. Царица с главными силами ждала его в Антиохии (нынешняя Антакья в Турции). Заклятый враг Рима – персидский царь Шапур I не поспешил ей на помощь. Пытаясь поднять дух подданных, Зенобия и ее сын Вахбаллат присвоили себе титулы римских императоров «август» и «августа», чем привели в бешенство Аврелиана. В сражении под Эмессой в 272 году войска Зенобии были разбиты. Пальмира и ее царица сдались.

Террористы, пытающиеся отбросить человечество в темные века, оставили свою «подпись» и на руинах храма Баала. Фото Reuters

Закованная в золотые цепи Зенобия осенним днем 274 года проследовала по улицам Рима в процессии триумфа вслед за его колесницей императора. Бывшую царицу пощадили. До конца своей жизни она жила на одной из вилл в Тиволи под Римом. Часть добычи от разграбленной римлянами Пальмиры пошла на храм Непобедимого Солнца, возведенный потом Аврелианом в Риме.

При Диоклетиане к IV веку стены Пальмиры были восстановлены. Античные храмы были перестроены под церкви, а после прихода арабов – под мечети. Такая участь постигла и самый грандиозный и самый древний храм Бэла, который отождествлялся с греческим Зевсом. Этот памятник гармонично вобрал в себя элементы античности и искусства Востока. На одной из его стен можно было прочесть надпись на арабском, датируемую XII веком, с призывом не ломать то, что «построено с помощью Аллаха».

НЕВОСПОЛНИМЫЕ ЖЕРТВЫ И ПОТЕРИ

Но на «воинов Аллаха» из самопровозглашенного запрещенного в РФ «Исламского государства» (ИГИЛ или ДАИШ) этот призыв не возымел воздействия, хотя на словах они провозглашали целью «возрождение славной эпохи предков и Арабского халифата». Храм Бэла был ими взорван. Участь древнейшего памятника разделили и другие шедевры древней архитектуры, как символ Пальмиры – Триумфальная арка, храм Баалшамина (Бога неба и дождя), а также многоэтажные башни-усыпальницы. Все эти памятники пережили тысячелетия и повидали за это время много разных завоевателей. Но никто из них не был столь воинственно бескультурен, как халифатчики. Это и побудило нас назвать статью «Война с  бескультурьем».

Халифатчикам неведомы используемые военными историками понятия «культура войны» и «культура мира». Свидетельством тому могут служить обезглавливание пленных, включая женщин, отказывающихся быть рабынями. Они убили даже смотрителя Пальмиры, сирийского археолога с мировым именем, 82-летнего Халеда аль-Асъада, автора 20 книг и отца 12 детей.

Именно его археологические исследования, проведенные сообща с французскими, немецкими и швейцарскими экспертами, позволили включить Пальмиру в список Всемирного наследия ЮНЕСКО. Ученый отказался раскрыть бандитам места, где хранились сокровища Пальмиры. За это халифатчики после пыток обезглавили его на городской площади, выставив его тело напоказ.

Сейчас искалеченная Пальмира возвращается к мирной жизни. Российские саперы обезвредили все части античного города от мин.

ПОРОДНЕННЫЕ ВО ХРИСТЕ

Скандируемые в последнее время в освобожденных селениях и городах Сирии лозунги «Русия–Сурия–братья» на арабском и русском языках стали наиболее часто произносимыми слоганами страны. Но до сих пор среди освобождаемых оказываются также ближайшие пригороды и окрестности Дамаска и значительная часть северной столицы Сирии – города Алеппо, по-арабски – Халеб.

Чем дольше в Сирии продолжается война, тем больше она напоминает бескультурную мятежевойну. В нее лишь по просьбе президента Башара Асада России пришлось включиться в самый критический момент, чтобы переломить опасный ход событий и сохранить целостность страны. Это позволило избежать еще больших жертв и разрушений. Тем не менее довольно часто приходится нам слышать недоуменные вопросы собеседников: «Сколько такая война может еще продолжаться? Что мы в Сирии забыли? Сколько уже потеряли и еще можем потерять вместе с обретаемым политическим и военным авторитетом России?» При ответах на такие вопросы нам прежде всего хотелось бы напомнить. Для нас, русских, Сирия еще роднее и ближе, чем кому бы то ни было в Европе. Византийский монах Михаил Сирин (выходец из Сирии) во времена князя Владимира крестил Русь и стал ее самым первым митрополитом. В Дамаске, прозрев в прямом и переносном смысле, проповедовал апостол Павел и оттуда он понес новое христианское учение по миру.

Сирия подарила миру самые первые в истории христианства монастыри и храмы и первых христианских мучеников. Один из них – Святой Сергий из города Расафа. Он жил во II веке и, служа офицером у римского наместника, стал исповедовать христианство. Отказавшись поклоняться римским богам, он принял мученическую смерть и после пыток был обезглавлен. Именно его имя и принял игумен земли русской святой Сергий Радонежский…

У Сирии и России было много общего. В том числе были и общие враги: татаро-монгольские завоеватели, крестоносцы, турки, английские и французские колонизаторы.

Сегодня сирийцы и россияне снова оказались в одном окопе – они вместе воюют против самопровозглашенного халифата ИГИЛ или ДАИШ, за сохранение цивилизации и мировой культуры. Войну против халифатчиков можно назвать антикультурной войной. Это борьба за сохранение культуры мира и, как принято говорить военными юристами, самой «культуры войны».

Сирию и Россию издавна можно считать «побратимами во Христе». Это выражение мы впервые услышали от работавшего в 60-х годах в Сирии представителя РПЦ владыки Леонтия и сменившего его в 80-х годах епископа Никандра. До того как получить новое назначение, Никандр несколько лет представлял нашу церковь в Ватикане. Он в совершенстве владел несколькими языками. Из русских классиков больше всех любил Гоголя. Наверное, потому что Гоголь после паломничества в Иерусалим тоже много лет жил в Италии и, возможно, вместе с русскими паломниками прошел Сирию.

После посещения древнего арамейского селения Маалюля и византийского города Расафа, на севере Сирии, нам по-новому раскрылись слова, сказанные патриархом Кириллом. Он напомнил, что византийский след Святой Руси вписывается в историю Сирии и других стран Леванта. «Россия и Сирия борются вместе за весь христианский мир… Бог предоставляет нашему народу возможность полнее раскрывать свои дарования, не утрачивая национального лица».

Военные обозреватели, подводя итоги первых ста дней после начала операции «Возмездие», отмечали, что начатая там операция против терроризма далека еще до завершения. Она уже вылилась в вялотекущую квазимировую войну, которую в век глобализации можно назвать глобальной, гибридной и войной бескультурья. Она ведется против общего врага человечества и находится, возможно, только в дебюте одновременного сеанса игры на нескольких шахматных досках. Подобные метафоры довольно точно отражают действительность, учитывая, что разыгрывается она одновременно не только в Сирии и по соседству в Ираке, Турции, Египте, но и в Западной Европе и в Средней Азии. Ее волны ощущаются в том же Афганистане, где халифатчики уже объявили свой вилайет.

Леонид Медведко вместе с писателями Константином Симоновым, Мустаем Каримом и Радием Фишема на фоне гостиницы «Зинобия» в Пальмире. Фото из архива Л. Медведко

Об общих потерях самой операции и войны «Возмездие» судить еще рано. Против правительственных войск участвуют ДАИШ, фронт «Ан-Нусра» (запрещен в России), много других разных формирований. Опыт войны в том же Афганистане показывает, что даже после овладения столицей мятежевойна может продолжаться не один еще год.

Столицей самозваного халифата ДАИШ объявлен небольшой сирийский город на Евфрате – Ар-Ракка. Теперь появились еще две столицы – одна во втором по величине городе Ирака – Мосуле, другая – на родине Каддафи в городе Сирт, на ливийском побережье.

К войне против ДАИШ все шире стали привлекаться в последнее время вместе с отрядами курдов ополченцы самообороны, состоящие из суннитов, шиитов, друзов, христиан. После вступления в силу договоренности о прекращении боевых действий уже стала намечаться и большая координация действий в созданном в столице Иордании Аммане центре управления другой коалиции, возглавляемой США.

Российские саперы после разминирования исторической части приступили к той же работе и в жилой части города Пальмиры. Названия России и Сирии по-арабски – Русия и Сурия. Сирийцы не случайно считают, что они не просто созвучны, но и состоят из одних и тех же букв. Значит, это судьба. Ведь недаром, как говорится в Библии, сначала было слово.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также