0
6583
Газета Интернет-версия

30.11.2021 16:49:00

Что стоит за словами патриарха Кирилла о примирении с «раскольниками»

Главы РПЦ и ПЦУ обменялись предварительными условиями диалога

Тэги: рпц, пцу, украина, россия, москва, киев, раскол, патриарх кирилл, патриарх варфоломей, стамбул, константинопольская церковь, ересь, политика, петр порошенко, сша


Оба митрополита Киевских и всея Украины мирно встретились 27 ноября на панихиде по жертвам Голодомора. Фото с сайта www.pomisna.info

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл неожиданно обмолвился, что украинский «раскол» может быть «в какой-то момент» преодолен. «Расколы всегда, конечно, в какой-то момент преодолеваются. Если под этими расколами нет вероучительных расхождений. Вот сохрани Бог, чтобы не помрачилось догматическое богословское сознание той части православных Украины, которая отделилась от матери-церкви и вошла в раскол. Вот тогда надежды будут потеряны. Но пока этого нет, остается надежда на то, что и по милости Божьей, и усилиями церковных служителей можно будет и в диалог вступить в какой-то момент, и о чем-то договариваться», – сказал патриарх Кирилл, отвечая на вопрос корреспондента телеканала «Россия 1». Правда, осталось непонятным, имел ли глава РПЦ в виду примирение с Вселенским (Константинопольским) патриархом Варфоломеем или он ждет покаяния непосредственно от Православной церкви Украины (ПЦУ).

Заявление кажется неожиданным, потому что начиная с осени 2018 года в РПЦ принято регулярно шельмовать как ПЦУ, так и Варфоломея. 20 ноября в интервью патриарх Кирилл утверждал, что у патриарха Варфоломея «ложное самопонимание» и он напрасно «считает себя лидером православного мира». «Он соблазняется той же идеей, реализация которой привела к разделению христианства на восточное и западное. И сейчас, не побоюсь сказать, по личной инициативе патриарха Варфоломея эта же тема власти разделила уже православную церковь», – заметил глава РПЦ. С другой стороны, Московский патриархат обеспокоен прежде всего политическим фактором: «Константинопольский патриархат находился и до сих пор находится под контролем неправославных политических сил. Нынешняя политика, направленная на разделение православной церкви, очень привязана к политической конъюнктуре, потому что никакими богословскими соображениями невозможно объяснить попытки разделить церковь православную, ослабить ее. Цель только одна – увести как можно дальше от России и от Русской православной церкви».

Тему «отступления» Варфоломея от «канонической традиции» при создании ПЦУ планировалось обсудить на Архиерейском соборе РПЦ, который должен был состояться 15–18 ноября. 15 октября на заседании Синода РПЦ стало известно, что совещание иерархов «в связи со сложной эпидемической обстановкой» перенесено на конец мая 2022 года. Синод еще 24 сентября назвал «грубым нарушением канонов» визит Варфоломея в Киев, который состоялся в конце августа. А в октябре 2018 года, сразу после объявления о создании ПЦУ, архиереи РПЦ постановили, что «вступление в общение с уклонившимися в раскол, а тем паче отлученными от церкви равносильно уклонению в раскол и сурово осуждается канонами святой церкви».

«Я бы не спешил с утверждением, что позиция патриарха Кирилла изменилась, – прокомментировал слова главы РПЦ в беседе с «НГР» первый вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. – Диалог с раскольниками подразумевает присоединение их к церкви на каких-то условиях. Фактически, если брать православную традицию, то речь идет больше не о диалоге, а об обсуждении условий. Например, когда ликвидировался обновленческий раскол (в 1930-е годы. – «НГР»), то принимали через покаяние.

При этом покаяние было не публичным, а частным, то есть оно не носило какого-то неудобного характера. Принцип, что расколы преодолеваются через покаяние, условия которого обсуждаются, действует и сейчас. Поэтому ничего того, что выходило бы за рамки этого принципа, патриарх не сказал».

Другой вопрос, продолжает политолог, почему патриарх сказал это именно сейчас. «Занимать однозначную позицию и говорить только о негативной роли патриарха Варфоломея, углублении раскола сейчас уже не очень результативно, – отметил Макаркин. – Если рассматривать внутриукраинскую ситуацию, то ПЦУ сохранилась и после того, как Петр Порошенко перестал быть главой государства. Другое дело, что она не увеличивается и не расширяется, но она существует и остается приоритетной конфессией для украинского государства. Если же мы говорим о международном факторе, то ни одна православная церковь не присоединилась к бойкоту, который Московский патриархат объявил Константинопольскому. Никто не стал рвать с ним евхаристическое и молитвенное общение, хоть и по-разному относятся к тому, что сделал Варфоломей в отношении Украины. Тот же архиепископ Афинский и всея Эллады Иероним, с которым несколько дней сослужил патриарх Варфоломей, назвал последнего патриархом всего православного мира. Даже те, кто поддерживает Москву, настаивают, что надо искать какой-то выход из создавшегося положения. Поэтому патриарх Кирилл и сказал, что он не против искать этот выход». «Однако переговоры вряд ли будут продуктивными, – считает эксперт. – Если раньше главным аргументом было то, что ПЦУ не канонические и никем не признаны, сейчас уже это утверждать невозможно, так как они частично признаны как минимум четырьмя православными церквами – Константинопольской, Элладской, Александрийской и Кипрской. То есть сейчас ПЦУ примерно в таком же положении, что и Православная церковь в Америке, которая признана Русской, Грузинской, Болгарской, Польской православными церквами, а также церковью Чешских земель и Словакии».

По мнению заместителя директора Института Европы РАН Романа Лункина, слова патриарха свидетельствуют о том, что «для Московской патриархии совершенно очевидно, что Украина не потеряна». «С одной стороны, Украинская православная церковь Московского патриархата (УПЦ МП) сохранила свою целостность и продолжает оставаться главной национальной церковью страны, которая объединяет большинство православных верующих, – пояснил религиовед «НГР». – Она стала силой, в которой присутствуют представители самых разных политических взглядов. С этой точки зрения церковный раскол не произвел раскола в украинском обществе. С другой стороны, есть православные верующие, которые еще с начала 1990-х годов находятся вне Московского патриархата, и представители разных церквей продолжают общаться друг с другом. То есть межцерковный диалог хоть и происходил волнами, но присутствовал и до 2014 года постоянно поддерживался. Поэтому я думаю, что патриарх Кирилл имел в виду именно этот диалог между разными религиозными юрисдикциями Украины, который активизируется, когда утихают эмоции».

Религиовед считает, что главное условие для примирения – «смена политических и церковных лидеров». «Здесь большое значение имеет как поддержка Варфоломея и его позиций со стороны Запада, так и поддержка националистических настроений украинскими властями. Эта политическая составляющая не только углубляет раскол, но и не дает сформироваться площадке межцерковного диалога. При этом мы знаем, что Константинополь и Москва раньше умели договариваться. Пример тому – ситуация в Эстонии. Поэтому сейчас необходимо изменение политического подхода на глобальном уровне», – подытожил Лункин.

«Для патриарха Кирилла преодоление раскола в Украине – большая опасность», – заметила в разговоре с «НГР» завотделом философии и религии Института философии НАН Украины Людмила Филиппович. «С одной стороны, у него самого достаточно сложная ситуация, – считает религиовед. – В Московском патриархате есть много недовольных его политикой и стратегией, а потому миротворчество могут использовать против него. С другой стороны, сейчас происходит раскол вселенского православия с абсолютно явными лидерами – Московский патриархат со своими сателлитами и Константинопольский патриарх, чей авторитет только возрастает, и к нему присоединяются те, кто не поддерживает Москву. Вероятно, думая о том, что Украина – очень серьезный ресурс, потерять который РПЦ не хотелось бы, патриарх Кирилл рассчитывает на то, что ему удастся как-то договориться, основываясь на исторических корнях, общем богословском и историческом наследии. Однако можно иметь сколько угодно намерений, но самое главное – не слова, а дела. Интересно, что последует после этих слов патриарха Кирилла. Раньше у нас существовали комиссии по межправославному диалогу, но со смертью бывшего предстоятеля УПЦ МП митрополита Владимира (Сабодана) в 2014 году они прекратили работу. Важно и то, улучшатся ли отношения с Вселенским патриархом и теми церквами, что признали ПЦУ. Иными словами, если за заявлением патриарха Кирилла последуют реальные действия, то ПЦУ открыта для диалога».

Филиппович обратила внимание, что и в самой ПЦУ не все спокойно. «У нас остался осколок Киевского патриархата, – напомнила она. – Филарет (Денисенко) до сих пор не успокоился, активно назначает новых епископов. По последним сведениям, он сейчас собирается регистрировать новую церковную организацию – Украинскую православную церковь теперь уже не Киевского, а Украинского патриархата. Несмотря на то что ПЦУ вошла в диптих и стала 15-й церковью в нем, особых подвижек во взаимоотношении между основными игроками межправославного диалога у нас не происходит».

Пока патриарх Кирилл размышлял о вероятности диалога с ПЦУ, ее глава митрополит Киевский и всей Украины Епифаний (Думенко) в кафедральном Свято-Михайловском Златоверхом соборе Киева выступил с проповедью о «соблазнах законничества» Московского патриархата. «Когда мы слышим «канонический» или «неканонический», то это означает «законный, правильный», или «незаконный, неправильный». Современные ревнители закона теперь присваивают себе определение «канонической церкви», то есть «законной», а всех, кто не соглашается следовать их предписаниям, называют «неканоническими». Десятилетиями эти законники говорили нам, что украинскую церковь никто не признает и никто с ней не общается, и этим оправдывали свое отступление от единения с нами, они упрекали нас в том, что мы якобы нарушаем каноны. Но мы никогда не отступали от учения православной церкви, от определенного канонами строя церковной жизни. А вся наша, так сказать, «вина» заключалась только в том, что мы не желали подчиняться их произволу». Патриарх Варфоломей, признав украинскую автокефалию, «громко и однозначно подтвердил то, что было известно с самого начала: Московский престол покорил Церковь Украины не по предписаниям правил, но произвольно и насилием».

Думенко предположил, что «искушение пройдет, и единение в общении полноты церкви Христовой возобновится в наше время так же, как оно восстановилось и во времена апостолов». Однако на особых условиях: «Новейшие законники либо осознают свою ошибку и исправятся, вернувшись к полноте единения со всей церковью, от которой они произвольно удалились, односторонне разорвав евхаристическое общение, либо окончательно отпадут от церкви».

Получается, что обе стороны заочного разговора поманили друг друга возможным миром, но дали понять, что каждый из них дорого возьмет даже за малейшие уступки.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также