0
18726
Газета Политика Интернет-версия

29.01.2000 00:00:00

Доктрина национальной безопасности России

Рамазан Абдулатипов

Об авторе: Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов - министр РФ, председатель Совета Ассамблеи народов России.


ПОНИМАНИЕ места и роли народов России в устойчивом и безопасном развитии Российского государства исторически недооценивается. Судьбу самобытного развития народов страны, их всестороннего сотрудничества, как правило, сводят к изначально негативно воспринимаемому в России национальному вопросу. Он до сих пор занимает место "инородческого", а не родного, близкого и важного вопроса, решение которого обеспечивает благополучное и спокойное развитие уникальных народов, собирание и реализацию их потенциала на благо каждого народа и всего отечества. Самобытное, свободное развитие и всестороннее сотрудничество народов и есть содержание национального вопроса в нынешних условиях.

Кроме того, надо сказать, что национальный вопрос по своей сути проявляется как отражение состояния всех сфер общественных отношений, результат воздействия всей государственной политики и управленческой деятельности органов власти, характеристики гражданского общества с точки зрения возможностей самобытного развития и всестороннего сотрудничества народов, стран, их самочувствия и обустроенности. Таким образом, состояние наций и национальных отношений - это наиболее чувствительный индикатор состояния общества, власти, социально-политической и духовно-нравственной обстановки в стране. Соответственно сфера жизнедеятельности наций и национальных отношений охватывает все уровни безопасного и устойчивого развития российского общества и Российского государства - от конкретной личности и до народа, государства в целом. Именно таково и понимание сути Концепции национальной безопасности Российской Федерации, утвержденной указом президента Российской Федерации от 17 декабря 1997 года.

При этом, видимо, не очень правильно проблему безопасности рассматривать только как защиту от внешних и внутренних угроз. К сожалению, именно в этом ракурсе систематически рассматривают нации, национальный вопрос, политические режимы России, что не отражает состояния, интересов и воли традиционно многонационального российского общества. Первичны тут все же точки обеспечения мер по устойчивому развитию - в нашем случае - наций и национальных отношений. Следует обратить внимание на то, что под национальной безопасностью Российской Федерации по концепции понимается "безопасность ее многонационального народа как носителя суверенитета и единственного источника власти в Российской Федерации". При этом ничего не говорится о безопасности развития составляющих многонационального народа - этнонациональных общностей. То есть фактически концепция выстроена по навязанной нам западной традиции восприятия нации как народа-государства, в попытке в очередной раз не заметить реальности существующих и весьма взбудораженных ныне наций-этносов, актуальнейших проблем их обустройства и развития в Российском государстве.

При таком подходе, повторяю, нации-этносы будут восприниматься не как факторы устойчивого и безопасного развития государства, российского общества, а как факторы "внутренних угроз". Политические режимы в России на различных этапах именно так рассматривали нации-этносы, хотя в российском отечестве и государстве они занимали совершенно иной статус. Нации и национальные отношения - это мощный рычаг многообразных форм самобытного и устойчивого развития Российской Федерации во всех сферах общества. В понятии "национальных интересов России" учитывается "совокупность сбалансированных интересов личности, отечества и государства" в разных сферах общественной и государственной жизни. Соответственно в "национальных интересах России" нет места этнонациональным, этнокультурным интересам. Не определен и механизм институционального обеспечения этих интересов в функционировании органов власти в Центре и на местах. "Интересы личности" истолковываются исключительно на индивидуальном уровне, без учета всей гаммы коллективных интересов личности. Не нашлось места для этнонациональных интересов в "поддержании общественного согласия, в духовном обновлении России", как и в мерах по обеспечению "незыблемости конституционного строя, суверенитета и территориальной целостности России". И даже в "обеспечении гражданского мира и национального согласия". Но как только речь идет о факторах конфликтонесущих, тут же вспоминают об этносах-нациях как источниках "этносепаратизма", "межэтнических" конфликтов и терроризма. Выстраивать концепцию национальной безопасности страны на таких основах опасно и бесперспективно. В лучшем случае такие подходы фиксируют нынешнюю ситуацию, где действительно этнонациональные моменты используются для окрашивания, оформления самого различного рода социально-политических и прочих конфликтов. Даже в защите национальных интересов России в духовной сфере не нашлось места для учета и использования огромного самобытного потенциала многонационального, многокультурного общества, государства. Не учтены этнонациональные, этнокультурные моменты в международном сотрудничестве, в информационной политике. Концепция национальной безопасности написана людьми, которые не знают, что они живут в многонациональной стране. В ней в лучшем случае отражены общие интересы, без учета целой гаммы местных, этнонациональных и прочих составляющих. Налицо господство "единства" без учета "многообразия". Такое понимание "единства" обернется концентрацией факторов многообразия угроз безопасности для Российского государства и общества. Под прикрытием декларирующего "единства" Россия была развалена таким образом дважды только в XX веке.

Подчеркиваю, что этнонациональный, этнокультурный факторы присутствуют только в разделе "угрозы национальной безопасности" в различных вариантах: "обострение межнациональных отношений", "сепаратистских устремлений ряда субъектов Российской Федерации", "угроза федеративному устройству", "этноэгоизма", "этноцентризма и шовинизма", "усиление национализма, политического и религиозного экстремизма, этносепаратизма". Важнейшая для страны доктрина национальной безопасности государства и общества выстраивается на исторически не оправдывающих себя предрассудках и стереотипах. Такие подходы сами по себе стимулируют угрозы национальной безопасности. И как можно писать и утверждать такую доктрину в ситуации острейших конфликтов в различных регионах страны, особенно в условиях крайней этнополитизации многих сфер общественной жизни, все большего смыкания этнического и религиозного экстремизма.

И в мерах по обеспечению национальной безопасности Российской Федерации опять-таки этнонациональные факторы не вошли в эту систему. При этом не учитывается даже утвержденная президентом России 16 июля 1996 года "Концепция государственной национальной политики Российской Федерации". Соответственно, если срочно не ввести соответствующие коррективы в "Концепцию национальной безопасности Российской Федерации" с учетом всего многообразия этнонациональных и местных интересов, она не позволит своевременно выявить, оценить и предотвратить угрозы национальной безопасности России. Просматривается старая логика развала Сначала полное пренебрежение этнонациональным фактором, а там опять очередные трагедии, и опять модными и массовыми будут обвинения в адрес этносов-наций. Именно так происходило после развала Советского Союза, когда вместо осознания социально-экономических и политических угроз, которые и привели к развалу Советского Союза, сопровождающемуся глубочайшими кризисными тенденциями во всех сферах общественной и государственной жизни, в конечном итоге "новые патриоты" все свели к нациям, национализму, национал-сепаратизму, национал-шовинизму. Политики, которые развалили Советский Союз, чувствуют себя прекрасно, а народы оказались вовлеченными в кровавые конфликты. Если мы выстраиваем доктрину национальной безопасности государства и общества без учета указанных факторов развития, угроз и уроков, значит, данная "Концепция национальной безопасности Российской Федерации" будет в лучшем случае прикрытием для практического проявления реальных угроз под старыми лозунгами "единой и неделимой". Главным фактором безопасности и единства общества, государства является уровень самочувствия безопасности и перспектив каждого гражданина, каждого этноса-нации, каждой культуры внутри страны, всего многонационального российского народа.

Многие сегодня рассуждают над тем, какой будет Россия в XXI веке. Но ясно одно, что она будет многонациональной, многокультурной, многоконфессионной страной. Важно, чтобы Россия стала еще и единым многонациональным российским народом-государством. Но для этого надо убрать из-под ног "грабли национального вопроса" и выстраивать меры, способные обеспечить устойчивое и безопасное развитие каждого гражданина, каждого этноса-нации, каждой культуры и религии. Самой лучшей и перспективной формулой безопасности Российской Федерации является не просто "единство", а "единство многообразия". Еще мудрый Аристотель отмечал, что не единство - благо, а только единство, выстроенное на гармонии множества. Иначе "чрезмерное единство" (Аристотель) может привести государство к уничтожению. Устойчивое развитие и безопасность России зависят от умения государства обеспечить равноправное и благополучное обустройство всех ее народов, земель, граждан. От нашей способности жить в самобытной, многонациональной, многокультурной стране.


Читайте также