0
945
Газета Политика Интернет-версия

18.03.2004 00:00:00

Забытый Дагестан

Рамазан Абдулатипов

Об авторе: Рамазан Гаджимурадович Абдулатипов - член Совета Федерации, председатель Ассамблеи народов России.

Тэги: дагестан, власть


За несколько последних лет в Дагестане убиты десятки высокопоставленных чиновников, политиков, сотрудников правоохранительных органов. В марте нынешнего года преступные элементы буквально открыли охоту на милиционеров: за две минувшие недели совершено полдюжины покушений, имеются жертвы. Появилась опасная «привычка к убийствам».

К сожалению, это не «весеннее обострение». Подобная ситуация в Дагестане сложилась не сегодня, она складывается последние десять лет. И постоянно об этом идут тревожные сигналы изнутри. Но каждый старается побыстрее эту ситуацию даже не успокоить, а упокоить, «упаковать» проблему, подальше спрятать. Эти сигналы шли и в 1993 году, когда убили двух моих напарников на выборах в Совет Федерации, и в 1998 году, когда в республике была попытка переворота, и в 1999 году, когда против Дагестана была совершена агрессия. Сигналов, словом, много, но эти сигналы не слышат власти ни в Дагестане, ни в Махачкале, ни в федеральном округе, ни в Москве. Реакция на ситуацию в Дагестане пока одна – помощь военными силами и финансовыми ресурсами. Но в корне исправить ситуацию никто не берется. И народ спрятался, не реагирует.

Беда республики в том, что фактически Дагестан так и не получил за эти годы легитимной власти. Легитимной с точки зрения доверия народа. Власть и народ в республике чрезмерно далеки друг от друга, каждый живет самостоятельной жизнью. И встречаются народ и власть только во время трагедий, похорон и, может быть, на некоторых праздниках.

Власти, в том числе и правоохранительные органы, как правило, действуют в республике не по закону, а по понятиям. Следовательно, люди, столкнувшись с бесчинством самой власти и с бесправием, от безысходности идут на такие акции, как убийство. К тому же в республике не смогли справиться с криминальными структурами. Эту проблему тоже загнали «вовнутрь». Но не будем забывать, что в Дагестане жертвами убийц были не только милиционеры. Речь идет о десятках покушений, жертвами которых – министры, депутаты, убит муфтий республики. Пуля стала для многих и во власти, и вне власти одним из главных и наиболее доступных аргументов при решении тех или иных проблем. Постепенно власть и криминал срослись.

Пришла пора не только задать извечные наши вопросы: что делать? и кто виноват? – но и ответить на них. На мой взгляд, ответственность за положение дел в республике лежит как на местных властях, так и на федеральном Центре. В пропорции 60 на 40. Где 60% – это состояние, природа и поведение власти на местах, а остальное – это так называемые федеральные органы власти в регионах, которые оторвались от местной специфики и не несут никакой ответственности перед местным населением. Эта часть вертикали власти чересчур далека от Центра и ушла от местной власти. В первую очередь, кстати, я говорю о правоохранительной системе. Она ведь фактически осталась как бы бесхозной после того, как в действующее законодательство внесли ряд поправок, в том числе по структурам МВД, по налоговым службам и т.д. Идея-то хорошая, а на практике – провал.

Совершенно не справилось с урегулированием ситуации в Дагестане полпредство по Южному федеральному округу. К сожалению, генерал Виктор Казанцев оказался полностью не способен управлять гражданским обществом, гражданской и политической властью. В итоге он не внес сюда никаких стабилизирующих факторов. Напротив, он в большей степени способствовал развращению и так развращенной власти на местах. Хорошо, что он отставлен. Фигура Владимира Яковлева в этом плане дает какой-то проблеск надежды, но... Мне кажется, что за 400 лет совместной жизни мы – Кавказ и Россия – могли бы больше доверять друг другу. Неужели на Кавказе мало преданных России людей, которые бы знали местную обстановку и которым президент мог бы доверять? Отсутствие доверия к кавказцам – в основе всех кавказских проблем.

А самое тяжелое еще впереди. Как известно, в 2005 году в Дагестане впервые главу республики будут избирать прямым всенародным голосованием. И мы обречены на жесткую борьбу по той простой причине, что все эти годы отказывались от такой формы волеизъявления жителей Дагестана. Почти 10 лет откладывалось проведение всенародных выборов, проводились лишь многочисленные референдумы и каждый раз ссылались на их результаты. А теперь, когда выборы стали управляемыми, вдруг пришли к выводу, что избирательный процесс в республике необходимо привести в соответствие с законами Российской Федерации. О референдуме и не вспомнили. Между тем я уже десять лет утверждаю, что надо пока не поздно проводить всенародные выборы. Ждать еще два года недопустимо.

Боюсь, эта задержка будет дорого стоить и, конечно же, будут и попытки придать этническую окраску президентским выборам в республике, и другие действия. Будет яростная борьба за президентский пост, хотя, на мой взгляд, надо бороться не за должность президента, а за обновление природы дагестанской власти. Надо договариваться, а не устраивать разборки. Если этого не произойдет, Дагестан ждут нелегкие времена. В республике собственность фактически поделена среди чиновников, в результате чего экономика носит теневой характер. Эта собственность не работает на народ и экономику республики. Чего ж мы удивляемся, что Дагестан является одной из самых дотационных республик в стране?

Президент и его команда должны немедленно вмешаться в ситуацию, не откладывая проблему в долгий ящик. Дагестан – чрезвычайно важный для России регион, и нужно как можно быстрее сформировать тут легитимную власть, пока власть как таковая не дискредитировала себя окончательно.

Сегодня можно констатировать грустный факт: нынешняя дагестанская власть на высоком уровне научилась проводить только два мероприятия: выборы и похороны. Фантастический процент голосов, с которым была обеспечена явка в регионе на президентских выборах, – наглядное тому подтверждение. Правда, сделаем сноску и на то, что у жителей республики особое отношение к Владимиру Путину, который пришел к власти на фоне освобождения Дагестана от чеченских бандформирований.


Читайте также