0
2775
Газета Печатное дело Интернет-версия

02.04.2019 16:32:00

Белоленточник на богомолье

Лирическая проза о поисках веры московской интеллигенцией

Тэги: слава сергеев, фома, белоленточники, назарет, оппозиция, христос, литература, книга


Слава Сергеев. Путешествие
Фомы: Повести и рассказы.
– М., Зебра Е, 2019. – 608 с.

Где-то между улицами Большая Лубянка и Мясницкая, совсем рядом с редакцией «Независимой газеты», по храмам и кафе бродит московский писатель Слава Сергеев. Иногда он приносит в газету свои статьи, как-то опубликовал интервью со священником Александром Борисовым под заголовком «Настоятель московской интеллигенции» (см. «НГР» от 19.07.17). А недавно он принес в редакцию книгу повестей и рассказов, в которой красной нитью проходит тема поиска Бога в повседневной жизни. В том числе среди обитателей Лубянки и Мясницкой, но и не только, еще и в других местах – где для ищущих Бога созданы комфортные условия.

Скажем, повесть «Путешествие Фомы», давшая название всей книжке, на первый взгляд прочитывается как туристические заметки о вояже в Назарет. Герой повести посещает места, связанные с детством Христа, попутно заходя в супермаркеты и заведения общепита в восточном вкусе. На этом стыке бытописательства и религиозных переживаний построена повесть. Герой ищет доказательства того, что это не просто арабско-израильский захолустный городок, а место, которое не может не быть отмечено присутствием Бога в человеческом воплощении и Святого семейства. Есть забавные эпизоды, например, когда лирический герой и его жена встречают в супермаркете плотника по имени Юсуф (ну почти новозаветный святой Иосиф) – но ощущение чуда оказывается неполным: супруга плотника-араба отнюдь не Мария!

В повести «Дом Марии» персонаж (Слава Сергеев в основном пишет от первого лица, попутно в сносках настойчиво прося читателя не путать его с героем) путешествует в апокрифическое жилище Богоматери в окрестностях античного Эфеса. Тут Слава Сергеев наступает на пятки автору рецензии, который тоже побывал когда-то в этом уголке Турции («НГР» от 21.08.13). Правда, тогда получился скептичный текст, в котором рассказывалась история, как в апокрифе соединились видения экзальтированной монахини Катерины Эммерих и мрачное вдохновение писателя Клеменса Брентано. Совместное творчество двух католических духовидцев помогло «переместить» для почитателей место успения Богородицы из каноничного Иерусалима (где святое место принадлежит православным хранителям) в турецкое селение Шириндж. Но и там герой Славы Сергеева находит возможность пережить встречи с новозаветным преданием.

Поиски христианского начала у Славы Сергеева сочетаются с рефлексиями о так называемом «белоленточном» движении 2012 года, когда на волне эфемерной либерализации в Москве собирались многотысячные митинги против нечестных выборов. По этим временам, которые уже кажутся не менее мифическими, блуждает в памяти автор повести «День святого Георгия». Посещение московской обители, в которой легко угадывается Сретенский монастырь тех времен, когда там был наместником Тихон (Шевкунов), предваряет поход на большой митинг белоленточников. Герой молится перед иконой святого Георгия о том, чтобы протестное шествие прошло без кровопролития. Богомолье превращается для персонажа в апофеоз всепрощения: и ОМОНа, и попов, привечающих бывших и нынешних чекистов в своей прославленной обители, и нынешней молодежи, в глазах которой герой не видит искомой духовной глубины.

Все и всем прощает христианствующий герой Славы Сергеева, кроме как палачам сталинской эпохи. В «Гневе» читаем о том, как ночная попойка разношерстной компании московских интеллигентов превращается в паломничество на Бутовский полигон, где были расстреляны тысячи жертв репрессий 1937–1938 годов. Повесть выдержана в стилистике, которая известна европейской литературе как книги о «Боге после Освенцима». Автор прибегает к приему «остранения», показывая, как чудовищна наша привычка воспринимать преступления сталинизма данностью и обыденностью. Этот «раз и навсегда заведенный порядок зла», как называет эту преемственность от НКВД до нынешних заслонов на Болотной площади Слава Сергеев, используя выражение из проповедей Антония Сурожского, в книгах преодолевается рефлексирующим богоискательством персонажей.

Путь героев Славы Сергеева не устлан терниями. Они путешествуют по миру, попивают кофе в дорогих заведениях, не выпуская из рук лэптопа, слушают «Эхо Москвы», разъезжают по столице в такси, когда уж очень утомит московская толпа с ее некрасивыми, неприветливыми лицами. В уютном мире московской интеллигенции среди нас живет Христос в белом венчике из роз. В этот милый венчик превращается терновый венец из Евангелий как раз под легким пером автора «Путешествия Фомы».  


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также