0
3894
Газета Реалии Интернет-версия

01.03.2013

Бомба для чучхе

Александр Храмчихин

Об авторе: Александр Анатольевич Храмчихин - заместитель директора Института политического и военного анализа.

Тэги: кндр, ядерное оружие, ракеты, оон


Трудящиеся КНДР горячо одобряют и поддерживают политику партии и правительства, направленную на укрепление безопасности страны.
Фото Reuters

Обстановка на Корейском полуострове вновь резко обострилась. КНДР произвела первый в своей истории успешный запуск спутника «Кванменсон-3» с помощью ракеты-носителя «Ынха-3». В ответ на это Совбез ООН единогласно ужесточил санкции против этой страны.

Такая ситуация – ужесточение санкций в ответ на ракетные пуски или ядерные испытания в КНДР – происходит далеко не впервые. Реакция северокорейского руководства неизменно бывает крайне жесткой.

СЕВЕРНАЯ КОРЕЯ ОТКАЗАЛАСЬ ОТ СВОЕГО БЕЗЪЯДЕРНОГО СТАТУСА

На этот раз Пхеньян в ответ на резолюцию Совбеза заявил, что окончательно прекращает переговоры о денуклеаризации Корейского полуострова (по крайней мере пока не будет осуществлена денуклеаризация всего мира) и вступает в «тотальное противостояние» с США и их союзниками. Члены Совбеза ООН, включая, очевидно, Россию и Китай, названы «трусами» и «чучелами», голосующими под диктовку США, Республика Корея – «подонками» и «ордой предателей». Пхеньян денонсировал декларацию 1992 года о безъядерном статусе Корейского полуострова и пригрозил войной южанам, если они присоединятся к санкциям. После этого 12 февраля КНДР провела свои третьи ядерные испытания (предыдущие были в 2006 и 2009 годах).

«НВО» уже многократно обращалось к корейской теме. В частности, она была подробно рассмотрена в статье «Тоннель номер три» («НВО» № 41, 16.11.12). Жизнь в очередной раз подтвердила все ранее сделанные выводы.

Надо вновь признать, что поведение «мирового сообщества» – в данном случае это пять постоянных членов Совбеза, а также Республика Корея и Япония, всех остальных корейская проблема просто не касается – в отношении Пхеньяна крайне нерационально.

ТРЕТИЙ ЗАКОН НЬЮТОНА

КНДР нельзя напугать военным вторжением: она обладает миллионной армией, военнослужащие которой имеют очень высокий уровень боевой и морально-психологической подготовки. У ВС КНДР довольно старое вооружение, но его так много, что этот избыток количества полностью компенсирует недостаток качества. К тому же почти все это оружие КНДР способна производить сама. Республика Корея и США теоретически могут захватить КНДР, но для них это была бы пиррова победа, настолько большими оказались бы потери и разрушения. А уж наличие ядерного оружия делает страну практически неуязвимой от внешней агрессии.

Тем более бесполезно пугать Пхеньян изоляцией и санкциями, поскольку он давно добровольно загнал себя в почти полную самоизоляцию от внешнего мира. К тому же КНДР сохраняет определенные политические и экономические отношения с Китаем, Россией и рядом стран СНГ, Ираном, Пакистаном, некоторыми странами Африки, что позволяет удовлетворять минимальные потребности в необходимых товарах.

Таким образом, силовое давление на Пхеньян бессмысленно, тем более что давно ясно – никто не готов воевать против КНДР. Еще бессмысленнее давить санкциями, которые неизменно дают один и тот же результат – дальнейшее ужесточение позиции Пхеньяна. Исключений до сих пор не было. При этом Пхеньян справедливо указывает на двойные стандарты в позиции «мирового сообщества», которые практически сразу подтвердились на практике. 30 января 2013 года Республика Корея повторила успех северян, запустив свой первый спутник с помощью ракеты KSLV (первая ступень этой ракеты изготовлена в России). Почему-то никто не подумал вводить против Сеула санкции или хотя бы просто осудить его. Что и правильно, так как каждая страна имеет право на космические запуски. Но если имеет право на них Корея Южная, то почему не имеет права Северная? Да, технологии производства ракет-носителей и межконтинентальных баллистических ракет тесно связаны, хотя и не идентичны. Но это не предполагает в отношении двух Корей практику двойных стандартов.

Это же относится и к обладанию ядерным оружием. Сохранить в тайне технологию 68-летней давности невозможно. Однако почему-то официально иметь его можно лишь пяти странам – постоянным членам Совбеза. Это уже двойной стандарт. Но дальше стало еще хуже: выяснилось, что можно успешно реализовать принцип «кто смел, тот и съел». Это сделали ЮАР – правда позже саморазоружившаяся, но это ее собственный выбор, – Израиль, Индия и Пакистан. И им за это абсолютно ничего не было, наоборот, лишь повысился их международный статус и, что чрезвычайно важно, военная безопасность. Возможность агрессии против любой из них снизилась почти до нуля. Почему КНДР не имеет право пополнить ядерный клуб? Это уже получается не двойной, а тройной стандарт. Если даже притянуть за уши аргумент о том, что Израиль и Индия – демократические страны, то смертельную опасность для всего человечества ракетно-ядерного арсенала Пакистана не рискнет отрицать никто. Но почему-то никто не душит Исламабад санкциями, наоборот, его всячески обхаживают, дают много денег и оружия.

Как говорится в заявлении МИД КНДР от 12 февраля, «в истории ООН, которая насчитывает более 60 лет, по всему миру были проведены более двух тысяч ядерных испытаний и девять тысяч запусков спутников, но еще никогда не были приняты резолюции Совбеза ООН, запрещающие ядерное испытание или космические пуски». И ведь, в общем-то, не возразишь.

ДИАЛОГА НЕ ПОЛУЧАЕТСЯ

Описывать в очередной раз специфику северокорейского режима смысла нет, она хорошо известна и очень неприятна. Но если никто не готов уничтожить этот режим военным путем, а санкции неизменно вызывают обратный эффект, то не лучше ли начать с ним диалог? Это отнюдь не бесполезно. Когда в конце 90-х – начале 2000-х Сеул проводил в отношении Пхеньяна «политику солнечного тепла», северокорейская позиция заметно смягчилась. Затем Сеул ужесточил политику, Пхеньян ответил тем же. Сейчас в обеих Кореях к власти пришли новые руководители. Причем в Республике Корея теперь тоже возникла «президентская династия», главой страны 25 февраля официально стала выигравшая декабрьские выборы Пак Кын Хе, дочь бывшего президента Пак Чон Хи. Возможно, ей будет проще найти общий язык с Ким Чен Ыном.

Увы, в Сеуле очень боятся, оказывая помощь КНДР, усилить Пхеньян против самих себя. Опасения эти по-человечески очень понятны, более того, они имеют под собой вполне реальные обоснования. Тем не менее отказ от подобной политики отнюдь не ослабляет Пхеньян, а лишь ожесточает его. Впрочем, гораздо хуже другое – несамостоятельность политики Сеула, о чем подробно говорилось в статье «Тоннель номер три». Южан слишком сильно волнует, что подумают в Вашингтоне, а также в Пекине, Токио и Москве. При том что Японию южане ненавидят, но все равно очень боятся огорчить. В итоге Пхеньян просто отказывается разговаривать с Сеулом, требуя диалога напрямую с Вашингтоном. К сожалению, у столь жесткой позиции основания есть.

Теперь как раз о Вашингтоне. Межкорейскому урегулированию мог бы очень сильно поспособствовать пацифизм нынешнего президента США. Причем именно теперь, когда Обаме не нужно думать о переизбрании, но зато нужно значительно сокращать военные расходы, этот пацифизм становится гораздо более открытым и последовательным. Ничто не мешает Обаме дать Ким Чен Ыну гарантии ненападения США на КНДР. Ведь нельзя не признать, что для КНДР ядерное оружие – это в первую очередь гарантия сдерживания американской агрессии. Сейчас такая агрессия совершенно исключена, но попробуйте объяснить это северянам. Так почему бы не дать им официальные гарантии? Это отнюдь не отменит американских обязательств по отношению к Республике Корея, ведь Вашингтон должен лишь дать гарантии того, что он не начнет войну первым. Но сегодня создается впечатление, что именно в корейском вопросе политика Обамы будет в наибольшей степени инерционна. Данная проблема находится на периферии его внимания, к новым подходам в ней Обама не готов. По крайней мере пока.

С Японии спрос невелик: для нее Корея – исторический враг и современный противник и конкурент. Токио категорически не заинтересован в мирном объединении Кореи, его вполне устраивает искусственное ослабление разделенной страны и замкнутость Корей друг на друга. С другой стороны, японцы панически боятся северокорейской ракетно-ядерной угрозы. Поэтому ничто не мешало бы Токио тоже дать Пхеньяну официальные гарантии ненападения. Разумеется, подобное нападение невозможно в принципе, ну и сообщите об этом Пхеньяну. Это никаким образом не отнимет у Японии права на самооборону.

МЕЖДУ ПЕКИНОМ И МОСКВОЙ

Принято считать, что особую роль в межкорейском урегулировании может сыграть Китай, поскольку имеет эксклюзивные отношения с КНДР. На самом деле ситуация гораздо сложнее. Сегодня Пекин и Пхеньян с трудом скрывают взаимную ненависть. Дело в том, что Пекину нужна в Пхеньяне бессловесная марионетка, но никто из Кимов таковой никогда и близко не был. Лидеры КНДР прекрасно понимают, чего от них хочет Китай – полного подчинения. И не менее прекрасно понимают, что китайская помощь их стране никак не бескорыстна. Просто Китаю необходим буфер на своей северо-восточной границе. С другой стороны, Пекин понимает, что, если усилить давление на Пхеньян, это приведет к разрыву отношений и утрате того ограниченного влияния на КНДР, которое сейчас имеет Китай. В целом позиция Китая, как ни странно, почти не отличается от позиции Вашингтона и Токио. Все они хотят отказа КНДР от ядерного оружия и сохранения статус-кво, то есть разделения Кореи и вечной замкнутости ее частей друг на друга.

Наконец, Россия, как никакая другая великая держава, заинтересована в мирном объединении Кореи. Объединенная Корея стала бы нашим важнейшим союзником в Азии. Москва, имеющая нормальные отношения как с Сеулом, так и с Пхеньяном, могла бы стать идеальным посредником между ними. Более того, уже два года Пхеньян довольно явно пытается сблизиться с Москвой, надеясь найти в ней противовес Пекину. Увы, поскольку внешнюю политику Москвы в значительной степени определяет как раз Пекин, она теряет массу возможностей и союзников. В частности, наше безумное «стратегическое партнерство» с Китаем привело к заметному охлаждению отношений с Индией и Вьетнамом. Дели и Ханой хотели бы иметь Россию в роли сильного союзника против Китая, но Москва к такому союзу не готова. В итоге эти две важнейшие для нас страны все более активно сближаются с США. Теперь история повторяется в корейском вопросе. Вопреки своим интересам Москва следует в фарватере Пекина и Вашингтона, не используя своих уникальных возможностей и послушно голосуя за все резолюции, ужесточающие санкции, которые лишь ухудшают ситуацию.

В связи с этим возникает вопрос: почему мы не требуем немедленного прекращения всех ракетных и ядерных программ Пакистана? Ведь от него исходит прямая угроза для нас самих и союзников по ОДКБ. Почему мы постоянно выступаем в роли бесплатного адвоката Тегерана, ни разу не получив от него ни малейшей благодарности ни в какой форме? Почему только на КНДР распространяется наша принципиальность? Впрочем, ожидать от нашего МИДа хотя бы простой адекватности, не говоря уж о творческом подходе к проблемам, как минимум странно.

Продолжение темы


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также