0
3473
Газета Реалии Интернет-версия

29.01.2016 00:01:00

Неоправданная исключительность

Барак Обама не смог полноценно использовать выпавший ему шанс

Леонид Медведко

Об авторе: Леонид Иванович Медведко – доктор исторических наук, член Союза писателей России, полковник в отставке.

Тэги: обама, сша, африка, капитолийский холм, клинтон, аль каида, нато, афганистан, ливия, ссср, горбачев


Президенту США Бараку Обаме становится все труднее доказывать лидирующую роль его страны в мире. Фото Reuters

Первому в истории США чернокожему президенту Бараку Обаме, потомку мусульманина из Африки, выпала нелегкая задача последний раз отчитаться на Капитолийском холме за два срока своего пребывания у власти. Большинство находившихся в зале конгрессменов и сенаторов-республиканцев составляли оппозицию к отслужившему свои два срока президенту-демократу. Волей-неволей Обаме пришлось отбиваться от вопросов, касающихся внутренней и внешней политики, в том числе и за двух своих госсекретарей – Джона Керри и его предшественницу, рвущуюся теперь в президенты от демократов Хиллари Клинтон. Выступление его было поэтому непоследовательным и сбивчивым.

СТРАННОЕ УТВЕРЖДЕНИЕ

Обама начал с утверждения, что США «самая влиятельная и исключительная страна на земле». Уже само такое заявление носило противоречивый смысл. Раз Америка самая исключительная страна, она должна нести исключительную долю ответственности за сохранение мира и за исход войн, в которых ей приходится участвовать. Доказывая такую особую роль США, Обама приводил на его взгляд веские доводы. Оказывается, США тратит на содержание своей самой большой в мире армии больше, чем все следующие за ней восемь стран, вместе взятые. И дело здесь не только в их численности. Они являются к тому же и «самыми надежными силами в мировой истории». Но тогда непонятно, почему за все годы пребывания Обамы в Белом доме армия США нигде не сумела справиться с террористами ни сама, ни со своими союзниками по НАТО. Почему они не сумели покончить с «Аль-Каидой» ни в Афганистане, ни в Ираке, ни в Ливии, а потом и в других арабских и африканских странах?

На Капитолийском холме могли прозвучать и другие неудобные для него вопросы. Почему Обама, удостоенный в год своего избрания президентом США присуждения Нобелевской премии мира, так и не смог оправдать столь почетное звание за оба срока пребывания в Белом доме?

Вообще-то Обама был не первым и не последним лауреатом Нобелевской премии мира из числа бывших других глав государств. Мне уже приходилось рассказывать о своей личной беседе с первым и последним президентом СССР Михаилом Горбачевым по случаю его избрания почетным академиком РАЕН после присуждения ему Нобелевской премии мира на следующий год после распада Советского Союза. У него тоже не хватило тогда мужества отказаться от такой награды в его положении. Не исключаю, что задним числом Обама не хуже Горбачева мог бы оправдать получение Нобелевской премии за распад не только Афганистана, но также Ирака, Ливии и распадающихся теперь на глазах Йемена, Мали и Сомали. Остается не понятным также, почему США при Джордже Буше (младшем), а потом при Бараке Обаме не смогли покончить в этих странах с терроризмом.

Здесь роль Обамы можно назвать даже исключительной, особенно в том, что происходит теперь на Украине, после того, как ее приняли в «ассоциированные» члены Европейского союза. Увлекшись, Обама пытался даже упрекать Россию в том, что она продолжает «впустую» тратить ресурсы на Украину, как на своего бывшего клиента, несмотря на то, что Киев уже вышел из орбиты влияния Москвы, более тесно теперь повязан с Вашингтоном и может положиться на «исключительную» мощь США. Но, если это так, то непонятно, почему не видно успехов ни в борьбе с талибами в Афганистане, ни с «Аль-Каидой в Ираке», ни с халифатчиками, обозначаемыми теперь арабской аббревиатурой ДАИШ, в переводе на русский «Исламское государство»  (запрещена в России). В своем выступлении на Капитолийском холме Обама пытался даже приравнивать борьбу с ИГ с антифашистской коалицией в годы Второй мировой войны. При этом он путано, как повод, использовал объяснение, почему джихадисты из ДАИШ находят свои источники финансирования где-то на стороне.

Но здесь Обама не стал касаться Турции в привычной для нее роли союзника США по НАТО и вспоминать о ее двойственной роли как в борьбе с фашизмом в годы Второй мировой, так и в ее нефтяном бизнесе с ДАИШ. Что касается США, то они сами уже отрезали ИГ от финансирования. За них это делают как их союзник по НАТО Турция, так и другие партнеры антитеррористической коалиции, возглавляемой США: Саудовская Аравия, Катар, Бахрейн и другие нефтяные арабские монархи. Они, подражая фашизму, проводят  политику этноконфессионального геноцида по отношению к шиитам, алавитам и курдам в соседних арабских странах и Иране. Приводимые Обамой доводы потребовались ему для того, чтобы склонить республиканское большинство в сенате и конгрессе США к поддержке предложения Обамы – вместе с военно-воздушными силами задействовать там и специальные подразделения морской пехоты США. Но судя по всему, это не встретило поддержки на Капитолийском холме. Один из возможных претендентов на президентский пост Дональд Трамп прямо заявил, что все это может усилить хаос на Ближнем Востоке.

ХАОС КАК ОН ЕСТЬ

Здесь я должен сделать небольшое отступление по поводу не всегда уместного использования стратегами Пентагона понятия «управление хаосом», особенно при его динамизации.

Вскоре после событий 11 сентября 2001 года, после которых Пентагон объявил «глобальную антитеррористическую войну» (GATW), автором данного материала была подготовлена монография «Россия, Запад, ислам: столкновение цивилизаций?» (М., «Кучково поле». 2003), в которой уже тогда мной высказывалась мысль о том, что в эпоху глобализации правильно было бы говорить не о продолжении  мировых, а о начале глобальных войн, ибо борьба с международным терроризмом стала обретать теперь глобальные масштабы. В них сталкиваются не столько прежние миры и системы капитализма и социализма, сколько разные цивилизации и «субцивилизации», как это происходит теперь с теми же шиитами и суннитами в мусульманском мире.

В Белом доме и Пентагоне поспешили использовать появившуюся в физике теорию «самоорганизации хаоса» для обоснования изобретенной ими «стратегии управления хаосом». Она не оправдала себя ни в Афганистане, ни в Ираке, где такая стратегия привела лишь к «умножению неуправляемого хаоса». Судя по последнему посланию президента США конгрессу, «деномизация хаоса» больше оправдала себя в военной стратегии и во внешней политике. А борьба с международным терроризмом в глобальном масштабе далека от завершения. Она может продлиться еще не один год.

Обаме был бы смысл проявить смелость самому отказаться от присужденной ему авансом «нобелевки», поскольку он не успел ее отработать, тем более заработать. Раньше подобных прецедентов еще не было. Для Обамы появляется шанс стать одним из первопроходцев в отказе от Нобелевской премии мира. К тому же такой отказ можно было бы совместить с присуждением Нобелевской премии по науке в области открытия нашими микробиологами средства борьбы со смертоносным вирусом Эбола. Не лишним здесь было бы вспомнить, что сам Барак Обама ставил не так давно вирус Эбола в один ряд с опасностью, исходящей от террористической организации ИГ, которая приравнивалась к  угрозе, исходящей от «путинской России».

ЗНАКОВОЕ ИНТЕРВЬЮ

За два срока пребывания Обамы в Белом доме после арабской весны  не только на Ближнем Востоке, но и на Западе, близком от России, в Донбассе и Новороссии  нерешенных проблем не убавилось, а еще больше увеличилось. Примечательно, что еще до выступления Обамы в конгрессе у главного редактора немецкого журнала Bild возникло желание познакомиться с другим видением назревших острых мировых проблем – со стороны такого влиятельного лидера, как Владимир Путин.

Интервью с прибывшими в сочинскую резиденцию Путина немецкими журналистами вылилось в многочасовую беседу. В ней затрагивались  самые щекотливые вопросы, которые президент США в своей речи старался обойти. Путин старался объяснить гостям, почему за 25 лет после прекращения холодной войны в мире не прекратились ни войны, ни кризисы, хотя все говорили, что НАТО не будет расширяться на Восток. «Мы тысячи раз это слышали, как мантру повторяемую нашими американскими и европейскими партнерам, что все европейские страны имеют право выбирать сами способ обеспечения своей безопасности», – счел прежде всего напомнить Путин своим гостям. Но именно тогда, кроме расширения НАТО на Восток, возникли система ПРО и двустороннее соглашение с Турцией, Румынией, Польшей и Испанией. Мы активно возражали против происходивших потом событий в Ираке, Ливии и некоторых других странах. Но нас старались не слышать.

После распада СССР возникли такие сложные процессы  внутри России, как сепаратистское движение и атаки международного терроризма. В этот момент мы стали осознавать, что разговоры разговорами, а геополитические интересы это нечто совершенно другое. Но Россия, несмотря ни на что, по-прежнему хочет объединить усилия всех государств в борьбе с терроризмом и торговлей людьми.

Касаясь проблем воссоединения Крыма с Россией, Путин снова напомнил: «Мы не воевали, не оккупировали никого, нигде не стреляли и не один человек тогда не погиб в Крыму». При этом разъяснил, что Россия использовала свои вооруженные силы только для того, чтобы сдержать находившихся там более 20 тыс. военнослужащих Украины от вмешательства в свободное волеизъявление проживающих в Крыму. При этом он добавил, сославшись на пример событий в Косово: «Нужно уважать друг друга и придерживаться одинаковых правил, а не менять их каждый раз, как бы выгодно это кому-то ни было».

Принимаемые Западом санкции против России Путин назвал глупым и вредным решением, а решение украинского кризиса, по его мнению, невозможно без соблюдения достигнутых в Минске соглашений. В противном случае события могут приобрести характер «театра абсурда». «Нельзя требовать от Москвы того, что должен сделать Киев», – заключил Путин.

Отвечая на вопрос, как он относится к тому, что Обама определил Россию как региональное государство, а Соединенные Штаты наделил некоей исключительностью, Путин разъяснил: «Мы не претендуем на роль какой-то супердержавы. Нам достаточно того, что мы занимаем 5–6-е место в мире по объему экономики, но у нас есть очень хорошие перспективы развития и потенциал. Если говорить о России как о региональной державе, то сначала надо уточнить, о каком регионе идет речь? Россия является не только частью Европы, но одновременно соседом Японии и даже Соединенных Штатов, если иметь в виду, что она через узкий Берингов пролив соседствует с Аляской, а через Ледовитый океан с «полуславянской» Канадой. Так что Россия является и частью Азии. У меня складывается впечатление, что рассуждение о других странах в уничижительном порядке это обратная сторона доказательства своей некой уникальной исключительности».

НЕПРОСТОЕ СОТРУДНИЧЕСТВО

Россия с НАТО, отмечает Владимир Путин, переживают теперь некий новый этап их конфронтации, а не сотрудничества. При этом он сослался на обострение отношений с Турцией, особо напомнив, что она остается членом НАТО, и возникшие теперь с ней проблемы не связаны прямо с ее членством в НАТО. Российский президент особо подчеркнул, что на Турцию никто не нападал, но турецкое руководство вместо попыток прямо объясниться с Россией из-за инцидента со сбитым нашим бомбардировщиком, наносившим удары по террористам, бросилось искать защиты у НАТО. Все это, по мнению Владимира Путина, выглядит не только странно, но и унизительно для самой Турции, да и для НАТО.

Судя по тексту беседы, опубликованной на сайте Кремля, в разговоре не были обойдены так же и острые проблемы положения в Сирии и на Ближнем Востоке. «Мы здесь боремся, – напомнил Путин, – с общими вызовами и общим врагом в лице Исламского государства». На вопрос корреспондента, можно ли называть Башара Асада союзником России, Путин впервые прямо сказал, что это тонкий вопрос, напомнив, что Асад совершил немало ошибок. «Но разве мы не знаем, – отметил он, – что этот конфликт не приобрел бы такого масштаба, если бы ИГ изначально не было поддержано из вне деньгами, оружием и боевиками. В подобных конфликтах больше всего страдает мирное население. Мы не хотим, чтоб ситуация в Сирии развивалась так, как это было в соседней Ливии или Ираке».

«Кстати, – напомнил Путин, – я уже говорил об этом с президентом Египта ас-Сиси. Если бы он не взял контроль в свои руки, то в Египте могло произойти то же, что в этих странах. Нужно стремиться к тому, чтобы укрепить легитимную власть во всех странах этого региона, что не может касаться также Сирии, Ирака, Афганистана или, к примеру,  Сомали и Мали. В Сирии только сам народ может определить, кто и как будет управлять страной. Только в этом случае можно добиться стабильности и безопасности. Создать условия для того, чтобы сирийцы и другие арабы не бежали в Европу, а жили в своих собственных домах, на своей собственной родине».

На прямой вопрос, предоставит ли Москва убежище Асаду, если он проиграет выборы, Путин прямо сказал, что обсуждать подобные варианты было бы преждевременно. Если развитие событий в Сирии пойдет демократическим путем, то не нужно будет Асаду никуда уезжать.

Не обойдены были в беседе и обострившиеся к тому времени отношения между Саудовской Аравией и Ираном. «Можно только сожалеть о том, что произошло. Но если наше участие в улаживании этого конфликта будет востребовано, Россия готова сделать все для того, чтобы конфликт не перерос в еще один кризис и был бы улажен мирным путем», – подчеркнул президент России.

Журнал Bild опубликовал беседу с Путиным в двух номерах, чего не удостоилось последнее выступление Обамы в конгрессе, поставив под сомнение «исключительность» Белого дома в решении мировых и общеевропейских проблем. Тем более что и сам Барак Обама признал бессилие «самой всесильной державы» в борьбе с разными видами джихадов – террористов, с которыми в новогоднюю ночь познакомились жители Кельна. Даже в американской «исключительности» тоже бывают свои исключения.


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также