0
4682
Газета Спецслужбы Интернет-версия

19.02.2016 00:01:00

Когда борьба со шпионами имеет азиатский колорит

Американская военная контрразведка в операциях на Тихоокеанском театре военных действий

Сергей Печуров

Об авторе: Сергей Леонидович Печуров – генерал-майор запаса, доктор военных наук, профессор, заслуженный военный специалист РФ.

Тэги: спецслужбы, перл харбор, вмс, сша, нимиц, разведка, контрразведка, корея, хиросима, чан кайши, гоминьдан, япония


Сотрудники Корпуса контрразведки изучают захваченный архив противника. Фото с сайта www.army.mil

На Тихоокеанском театре войны, где сразу после нападения японцев на базу ВМС США Перл-Харбор, в декабре 1941 года были созданы две стратегические группировки войск, деятельность американских военных разведывательной и контрразведывательной служб в принципиальном плане не отличалась от выполняемых их «коллегами» задач на Европейском театре войны.

ПРЕСТУПНЫЙ ПРОВАЛ

В соответствии с исторически сложившейся в США моделью децентрализованного руководства военной деятельностью разведывательные и контрразведывательные органы (управления и отделы) штабов стратегических группировок, возглавляемых соответственно адмиралом Честером Нимицем и генералом Дугласом Макартуром, были самостоятельны в организации и осуществлении своей деятельности. Центральные органы в Вашингтоне лишь формально курировали работу «подчиненных» служб на местах и по мере возможностей оказывали им содействие, главным образом командированием специалистов и обеспечением необходимой информацией.

Провал американской разведки и контрразведки, выразившийся в «недоведении» до командования имевшейся разрозненной информации о планировавшейся японцами агрессии, вызвал оперативную реакцию со стороны руководства, повлекшую за собой практически полную смену руководящего состава военной разведки и контрразведки на данном театре войны, техническое переоснащение и существенное усиление кадрами соответствующих спецслужб.

Следует отметить, что по мере роста военного потенциала США в регионе и обретения боевого опыта рутинная контрразведывательная работа по обеспечению действий военно-морских и наземных группировок американских войск в обеих частях театра войны стала менять свою направленность. Освобождение захваченных японцами в начале войны территорий, пленение и интернирование значительных масс военнослужащих противника и подозреваемых в сотрудничестве с оккупантами местных жителей создавали для американских контрразведывательных органов те же проблемы, что и при освобождении стран Западной Европы. Однако установленный японцами на оккупированных ими территориях чрезвычайно жесткий репрессивный режим после их освобождения создавал для контрразведки проблемы в том отношении, что местное население отказывалось идти на контакты с «освободителями» из опасений возвращения японцев и последующей мести с их стороны. Американцам приходилось в большинстве случаев самим брать бразды местного правления и постепенно выискивать из масс запуганного населения тех, на кого можно было положиться и кому можно было доверить управление территориями. При этом, само собой разумеется, основные усилия контрразведка прилагала к предотвращению диверсий и актов саботажа в тылу наступавших войск союзников.

ПАРТИЗАНЫ – ГОЛОВНАЯ БОЛЬ КОНТРРАЗВЕДКИ

В операции по освобождению Филиппин американцам пришлось столкнуться с той же самой, в принципиальном отношении, проблемой, что и в Италии, а затем во Франции. Весьма мощное партизанское движение на островах во многих случаях подчинялось руководству, ориентировавшемуся на коммунистическую идеологию и состоявшему из членов местной коммунистической партии, которая в качестве одного из положений своей программы провозгласила «отказ от проявлений американского империализма и колониализма» и, после освобождения от японцев, «строительство социалистического государства». В этой связи перед американской военной контрразведкой стояла задача по дискредитации «повстанцев-коммунистов» с одновременным использованием их авторитета среди населения в организации борьбы с мощной группировкой японских войск, разбросанных по многочисленным островам.

Ряд существенных побед американских ВМС и морской пехоты позволили к весне 1945 года существенно сузить сферу деятельности в значительной степени ослабленных японских вооруженных сил. Сброс в начале августа 1945 года двух ядерных бомб на Хиросиму и Нагасаки, приведших к значительным разрушениям инфраструктуры и сотням тысяч погибших и раненых среди мирного населения, продемонстрировал японскому военно-политическому руководству и гражданам страны бесполезность дальнейшего сопротивления. Вступление в этом же месяце в войну с Японией Советского Союза и быстрый разгром японской «экспедиционной» Квантунской армии на территории континентального Китая ускорил военный разгром Японии и вынудил ее руководство объявить о «безоговорочной капитуляции».

К октябрю 1945 года американское командование установило полный контроль над важнейшими стратегическими пунктами Японии. Вся территория страны была поделена на оккупационные зоны, в каждой из которых назначалась своя администрация с обязательным присутствием в ней представителей американской военной контрразведки. 2 октября того же года генерал Макартур, назначенный на пост верховного командующего оккупационными войсками в Японии, «осуществляющего всю полноту власти» в этой стране, издал директиву о включении в свой штаб дополнительных отделов, в обязанности которых, в том числе, входила  «демилитаризация повседневной жизни в Японии». К данной работе практически во всех областях ее реализации были привлечены военные контрразведчики, которые, не церемонясь, относительно быстро расставили на ключевые посты в местных и региональных органах власти проамерикански настроенных японских граждан.

Процесс разоружения и «демилитаризации» был осуществлен американцами достаточно умело, в результате чего фактически не отмечалось случаев крупных диверсий и саботажа в отношении оккупационных войск, а значительные финансовые вливания в разрушенную войной экономику Японии преподносились американской пропагандой в качестве «беспрецедентного дара победителя побежденному» и в конце концов довершили «уничтожение последних проявлений национализма и милитаризма в японском менталитете».

Иначе складывалась ситуация в другом, ключевом для американцев регионе, в Китае.

БОЛЬШИЕ ПЛАНЫ НА ПОДНЕБЕСНУЮ

Пристального внимания американских спецслужб требовали постоянно поступавшие группы японских военнопленных. Фото Библиотеки Конгресса США

Начиная со второй половины XIX века и в период более чем одной трети XX века Вашингтон неоднократно предпринимал попытки закрепиться на китайской территории, создав военные базы в качестве отправных пунктов для покорения внутренних районов перспективной с точки зрения рынков сбыта страны. Однако реализовать эти планы удалось только со вступлением США во Вторую мировую войну и разработкой стратегии нанесения по Японии ударов авиацией союзников, в том числе и с баз, расположенных на территории Китая. В Вашингтоне осознавали и тот факт, что обладающий неисчерпаемыми людскими ресурсами Китай, так же как и США, ставший объектом японской агрессии, но несколькими годами ранее, должен быть в обязательном порядке подключен к геополитическим планам англосаксов, в том числе и в послевоенном переустройстве мира.

В Вашингтоне обладали информацией о том, что СССР, их союзник по антигитлеровской коалиции, на протяжении длительного времени, начиная с 20-х годов, оказывал и продолжал оказывать существенную военно-техническую помощь Китаю, имея якобы в виду на перспективу формирование здесь «просоветского, а если получится, то и коммунистического режима, находящегося в сфере влияния Москвы». Благодаря существенной помощи со стороны Советского Союза в Китае были созданы мощные вооруженные силы, подчинявшиеся Коммунистической партии во главе с Мао Дзэдуном и почти не взаимодействовавшие с формированиями Гоминьдана, партии, ориентировавшейся на западных союзников. В этих условиях, полагали в Вашингтоне, следует, не «раздражая восточного союзника», то есть СССР, постепенно переориентировать различные китайские группировки, борющиеся с японскими оккупантами, на подчинение своим планам.

На Каирской конференции 1943 года президент США Франклин Рузвельт обещал формальному китайскому лидеру Чан Кайши (он же руководитель консервативной националистической партии Гоминьдан) вооружить и обучить 90 китайских дивизий. Позднее их число было сокращено до 39. Помимо этого американцы интенсифицировали поставки Китаю вооружений и военной техники по программе ленд-лиз. Военная помощь осуществлялась аппаратом американских военных инструкторов и советников, численность которых к концу войны достигла более 4 тыс. человек.

Все эти мероприятия курировал американский генерал Джозеф Стилуэлл, занимавший должность начальника штаба при Чан Кайши и одновременно являвшийся командующим американской группировкой войск в Китае. В состав «аппарата» американского генерала включили многочисленную группу военных разведчиков и контрразведчиков, в задачу которых входило выполнение комплекса задач, связанных не только со вскрытием намерений японцев по военному противодействию совместным американо-китайским планам в войне на континенте и, по возможности, на островах Тихого океана, но и по вскрытию, аресту и при необходимости ликвидации многочисленной японской агентуры в окружении Чан Кайши и его генералов.

КНУТОМ И ПОДКУПОМ

К началу 1945 года на аэродромах в центральных и южных районах Китая базировалось до 700 переброшенных из США самолетов различных классов и предназначения (14-я воздушная армия), для обслуживания которых было выделено несколько тысяч человек, в основном американских военнослужащих. Такое значительное количество военной техники и персонала требовало осуществления комплекса мероприятий по охране и недопущению диверсий. В этом деле особую роль играла американская военная контрразведка, которой неоднократно приходилось предотвращать не только диверсии в отношении техники и военнослужащих, но и организованные японскими агентами и привлеченными ими местными жителями нападения с применением всех видов стрелкового оружия. Особую трудность в предотвращении диверсионных акций вызывала практическая невозможность для «белых» контрразведчиков идентифицировать японских агентов среди массы местных жителей – представителей той же расы, то есть китайцев. Американцам пришлось широко применять апробированный в Европе способ привлечения на свою сторону местных жителей-китайцев путем элементарного подкупа, в результате чего была выявлена масса диверсантов и провокаторов.

Острые идеологические противоречия между Мао Цзэдуном и Чан Кайши – лидерами двух главных сил, противостоявших японцам, в конце концов убедили американцев в том, что наступило время «определиться» и сделать ставку на одного из них. Осознав бесперспективность достижения каких-либо договоренностей с коммунистами, Вашингтон принял решение максимально усилить вооруженные силы Гоминьдана и нарастить группировку своих войск на территории Китая. Генерал Стилуэлл как сторонник компромисса с коммунистами был срочно отозван в США, а на его место в конце 1944 года поставлен генерал Альберт Ведемейер.

Параллельно началось наращивание американского военного потенциала в Китае. В течение короткого периода времени туда было переброшено 20-е бомбардировочное командование, оснащенное самолетами В-29, с задачей быть в готовности к нанесению ударов «не только по японским объектам». Слабость войск Гоминьдана по сравнению с хорошо оснащенными советским оружием и подготовленными бойцами коммунистических соединений вынудили американцев пойти на «нестандартный шаг», выразившийся в призыве на службу в недавнем времени интернированных японских военнослужащих и поручении им задачи «по сдерживанию натиска коммунистов». Для этой работы были задействованы все силы американской военной контрразведки, которые временно высвободились в связи окончанием военных действий и капитуляцией частей и соединений Квантунской армии.

НОВАЯ УГРОЗА

Официальное завершение войны на Тихоокеанском театре и подписание акта о безоговорочной капитуляции на борту линкора «Миссури» 2 сентября 1945 года не означало нормализации обстановки в Китае, где нарастание напряженности оказалось чреватым началом полноценной гражданской войны между формированиями вооруженных сил местной Коммунистической партии, поддерживаемой Советским Союзом, и формированиями ВС Гоминьдана, поддерживаемого постоянно усиливающейся группировкой американских ВС в Китае (к концу года ее численность достигла 113 тыс. человек).

Соответственно военная разведка и контрразведка США в Китае были целиком переориентированы на борьбу с «коммунистической угрозой». В этой связи есть все основания утверждать, что одной из причин разразившейся вскоре в Китае гражданской войны является прямое военное вмешательство Соединенных Штатов в формирование внутриполитической обстановки и та роль американских спецслужб, включая военные разведку и контрразведку, которую они сыграли в доведении ситуации до открытой военной фазы противоборства.

Аналогичным путем, но с «местной спецификой» развивалась ситуация в бывшей японской колонии – Корее. По договоренности на высшем уровне государств-победителей эта страна была разделена по 38-й параллели на две зоны оккупации – Северную, подконтрольную Советскому Союзу, и Южную, подконтрольную США.

В начале сентября 1945 года в южнокорейском порту Инчхон начали высаживаться американские войска, которые быстро заняли все ключевые объекты на подведомственной им территории. Начальником военной администрации был назначен американский генерал Арчибальд Арнольд. Первоначально политика американцев заключалась в интернировании остававшихся в Южной Корее японских военнослужащих и приведении к власти корейских администраций, но под своим контролем.

Военная полиция США совместно с военной контрразведкой занялись ставшим уже привычным для них делом: размещением военнопленных в специальных лагерях, снятием с них допросов, отдачей под суд и вербовками «подходящего контингента». Однако активизация левых, главным образом прокоммунистически настроенных организаций и различного рода комитетов местного управления побудили оккупационные власти к определенным шагам с целью нейтрализации их влияния на население и утверждение во всех властных структурах американских ставленников. Для реализации данных планов в первую очередь была привлечена военная контрразведка, деятельность которой отличалась чрезвычайной жесткостью и бесцеремонностью. Подозреваемые в симпатии к коммунистам изолировались и подвергались «физическому воздействию», в том числе уничтожению.

Фактически у руля власти на местах оказались те корейцы, которые в прежние годы сотрудничали с японскими оккупантами. Из США в Сеул, столицу Южной Кореи, был доставлен в прошлом эмигрант Ли Сын Ман, который стал полновластным диктатором в стране, действующим под контролем американцев. Разрекламированные в первые месяцы американской оккупации меры по так называемой демилитаризации и демократизации жизни в стране были оперативно свернуты, и в Южной Корее на долгие годы установился открыто репрессивный режим, характерный для колониального владения, но на этот раз под управлением Соединенных Штатов.

После завершения Второй мировой войны в государствах Европы, Северной Африки и Азии, «освобожденных» либо оккупированных ВС США и, частично, их западными союзниками, внутриполитическая ситуация развивалась по идентичной схеме: устранение от власти сил, ориентировавшихся на коммунистические организации, находившиеся «под покровительством» Советского Союза, и установление в них режимов, полностью ориентированных на Запад. Наступила эпоха холодной войны…


Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.


Комментарии отключены - материал старше 3 дней

Читайте также