0
0
Газета Войны и конфликты Интернет-версия

26.04.2019 00:01:00

Первая победа корабельного флота России

Еще раз об Эзельском сражении 1719 года

Николай Скрицкий

Об авторе: Николай Владимирович Скрицкий – историк, писатель, автор более 300 статей и книг по военной и военно-морской истории.

Тэги: флот, история, россия, балтийский флот, viii век, крейсерство, врангель


Шведский линейный корабль «Вахмейстер» (в центре) в ходе боя был захвачен русскими моряками. Людвиг Рихард. «Линейный корабль «Вахмейстер» сражается против русской эскадры в 1719 году». 1895

Морская сила на территории Руси – России рождалась преимущественно на реках, которые являлись важными торговыми путями, способствовали экономическому развитию и объединению нашего государства. На реках в лесистых краях строили парусно-гребные суда даже для походов на внешних врагов. Такие суда при необходимости можно было переводить из реки в реку по переволокам. Это было особенно важно, ибо у русских государств до времени Петра I не существовало приморских городов, кроме Архангельска, в которых можно было бы строить и содержать крупные мореходные корабли европейских типов.

Собственно говоря, необходимости в них и не было. На севере, например, суда местной постройки, приспособленные к движению во льдах, ходили к Шпицбергену для промысла. На юге флотилии киевских князей не раз нападали на столицу Византии, добиваясь выгодных торговых условий для русских судов. Позднее на Черное море выходили из рек флотилии казаков, которые занимались пиратскими набегами на турецкие торговые суда и владения на черноморских берегах. Как когда-то римляне в войне с Карфагеном, казаки применяли тактику действия против крупного торгового судна несколькими небольшими «чайками» и челнами, с которых высаживались бойцы. После нескольких выстрелов завязывался абордажный бой. Во времена Ивана Грозного казаки совершали набеги на Крым по указанию царя. Попытка создать на Балтике каперскую флотилию из судов европейского типа была быстро подавлена флотами прибалтийских государств. Неудачей окончилась и попытка строить суда европейского типа для защиты судоходства на Каспийском море при царе Алексее Михайловиче. На сей раз свою отрицательную роль сыграл наиболее способный корсар средневековой России, Степан Разин, набегами на берега Каспия и разгромом персидской флотилии.

РОССИЯ СТРОИТ КОРАБЕЛЬНЫЙ ФЛОТ

В начале деятельности Петра I тактика нападения массой малых гребных судов на крупные неприятельские оставалась, пока Россия не построила корабельный флот из парусных судов, способных сражаться со шведскими. Потребовалось время для обучения своих моряков. Потому первые успехи молодого Балтийского флота имели ту же форму, что и действия казаков.

В ночь на 6 мая 1703 года гвардейские солдаты на 30 лодках подошли к стоявшим при устье Невы шведским судам «Гедан» и «Астрильд», взяли их на абордаж и захватили. В этом бою участвовал сам царь. 12 октября 1706 года группу гвардейцев послали из Выборга с партией на пяти лодках для захвата шведских купеческих судов, но по нечаянности моряки атаковали хорошо вооруженный шведский бот «Эсперанс» и взяли его на абордаж, а затем отбили нападение другого бота. В этом кровопролитном бою участвовал и был ранен Наум Акимович Синявин, которому предстояло командовать русской эскадрой в Эзельском сражении. В последующие годы моряк, командовавший кораблями и перегонявший закупленные суда из-за границы в Россию, получил хорошую морскую практику.

Пока строили суда и готовили моряков для корабельного флота, была пора для действия флота гребного. Флотилии русских галер и бригантин совершали набеги на берега Финляндии. Апофеозом действий гребных судов явилась победа при Гангуте, в которой отряды галер прошли мимо заштилевшего шведского флота, 24 июля 1714 года атаковали и в абордажном бою захватили эскадру шаутбенахта Эреншильда.

Что касается флота корабельного, Петр I видел, что тот еще не способен справиться с численно равным неприятелем, и потому командиры русских отрядов, выходившие в Балтийское море, получали приказ избегать столкновения с равным и превосходящим противником. Крупных столкновений русского и шведского корабельных флотов не было. Эзельская победа стала первым успешным опытом.

КРЕЙСЕРСТВО

Весной 1719 года генерал-адмирал русского флота Ф.М. Апраксин получил известие, что из Пиллау в Стокгольм выходят суда с хлебом, охраняемые шведской эскадрой. 10 мая генерал-адмирал направил в крейсерство отряд Н.А. Синявина. Капитан 2 ранга должен был истребить конвой, не вступая в бой с превосходящими силами противника.

15 мая 1719 года Синявин писал царю из Ревеля, что выступает со всеми наличными боеспособными кораблями. В полночь на 24 мая (4 июня) 1719 года эскадра проводила поиск неприятельских судов в районе острова Эзель (Сааремаа). Головным шел корабль «Портсмут» Синявина, вторым – «Девоншир» Конона Никитича Зотова, который смолоду обучался на кораблях иностранных и отечественного флотов, был опытным моряком. Оба корабля, 52-пушечные, были построены в Амстердаме по заказу России в 1714–1715 годах. Третьим в кильватерной колонне шла 18-пушечная шнява «Наталия». Командовал ею С. Лопухин.

Далее в кильватер шли корабли «Рафаил», «Ягудиил», «Уриил» и «Варахаил». Эти 52-пушечные корабли были построены на Соломбальской верфи корабельным мастером П.В. Геренсом в 1713–1715 годах. В 1719 году кораблями командовали: «Рафаил» – Я. Шапизо; «Ягудиил» – Д. Деляп; «Уриил» – В. Торнгоут; «Варахаил» – Я. Стикман.

Были замечены три судна, которые посчитали вражескими. На рассвете стало видно, что впереди два корабля и бригантина. Синявин продолжил погоню, подняв шведские флаги. В начале 5-го часа головные корабли сблизились на дистанцию выстрела с бригантиной, и Синявин приказал дважды выпалить из пушки, чтобы заставить противника показать свои флаги. Обман удался. На флагманском корабле противника появился шведский капитан-командорский флаг. Тогда эскадра Синявина подняла российские флаги, брейд-вымпел командующего, и открыла огонь.

Бой продолжался с пятого до девятого часа. По русским данным, «Портсмут» от огня шведского корабля потерял марсели и штаги, что уменьшило его скорость. Но артиллерия не пострадала. Когда на флагманский корабль «нашел» фрегат, Синявин дал по нему продольный залп всем бортом картечью и заставил спустить флаг. Вскоре сдалась и бригантина.

Увидев, что русские корабли отрезали фрегат «Карлскрон-Вапен», бригантину «Бернгардус» и заставили их сдаться, шведский капитан-командор Врангель поднял на корабле «Вахмейстер» все паруса, чтобы оторваться от преследования. Синявин послал за ним корабли архангелогородской постройки. Зотову с «Девонширом» он приказал остаться, чтобы заняться трофейными судами. Сам же командующий, исправив важнейшие повреждения «Портсмута», с ним и шнявой «Наталия» присоединился к преследующим.

ВРАНГЕЛЬ НЕ УШЕЛ

Врангель надеялся уйти, но русские корабли нагоняли. В одиннадцатом или двенадцатом часу приблизился «Рафаил» Я. Шапизо, затем «Ягудиил» Д. Деляпа. Корабли догоняли «Вахмейстер» с левого и правого бортов. Сначала Врангель некоторое время сражался с «Рафаилом», затем подошел «Ягудиил» и дал полный залп в корму «Вахмейстера». На некоторое время корабль Врангеля оказался между двух русских. Ожидая, что корабль Деляпа пойдет на абордаж, швед послал экипаж наверх, чтобы отразить атаку. Но «Ягудиил» отошел и дал по «Вахмейстеру» залп, причинивший многочисленные повреждения такелажу. Под обстрелом с двух бортов капитан-командор вернул моряков к пушкам, чтобы продолжать отстреливаться. Однако он заметил, что еще два корабля, «Уриил» и «Варахаил», приближались к месту боя, также нацеливаясь поставить шведский корабль в два огня. «Вахмейстер» получил сильные повреждения. Были сбиты стеньги. Врангель решил сдаться и приказал прекратить стрельбу. Пришлось поднять белый флаг под бизань-реей, так как флагшток-фалы были побиты. Пока все это продолжалось, корабль капитана Деляпа дал еще бортовой залп. Капитан-командор был ранен.

В ходе боя русская эскадра взяла 52-пушечный корабль «Вахмейстер», 34-пушечный фрегат «Карлскрон-Вапен» и 12-пушечную бригантину «Бернгардус». В плен попали 11 обер-офицеров, 41 унтер-офицер, 335 солдат и матросов. Врангель сообщил, что у него из команд погибло около 50 человек. Ранены были капитан-командор, 13 солдат и матросов. С русской стороны погибли 9 и получили ранения 9 человек.

26 мая 1719 года Синявин послал письмо царю о победе. Петр I, получив донесение Синявина утром 30 мая, в день рождения, воспринял известие как подарок. Он обещал достойную награду победителям. Так как этот день приходился на день святого Исаакия, Петр приказал 66-пушечный линейный корабль, спущенный 30 мая 1719 года, назвать «Исаак-Виктория».

17 июня царь пришел с флотом в Ревель. Когда Синявин прибыл на флагманский корабль «Ингерманланд», Петр пожаловал его из капитанов 2 ранга сразу в капитан-командоры, Шапизо и Зотова – в капитаны 2 ранга, Деляпа – в капитаны 3 ранга. Участникам сражения были выданы 11 тыс. рублей призовых денег. Были выпущены золотые наградные медали с надписью «Прилежание и храбрость превосходят силу».

ОСОБОЕ ЗНАЧЕНИЕ

Эзельское сражение стало первой победой русского корабельного флота в открытом море. Особое значение этой победы в том, что эскадрой командовал русский по происхождению морской офицер. Большинство кораблей были построены в России. Еще частью кораблей командовали иностранные офицеры. Однако большинство экипажей уже составляли русские матросы и офицеры, которые успешно маневрировали и вели огонь, не позволив ни одному кораблю уйти. Фактически два корабля оказались резервом, и российская эскадра могла справиться с отрядом большей численности.

Сражение при Эзеле нанесло удар по уверенности шведов в своей морской силе. В дальнейшем королевский флот предпочитал не покидать порты и шхеры. Именно в шхерах при мысе Гренгам 27 июля 1720 года активно действующий российский гребной флот нанес очередное поражение корабельному флоту противника. Четыре фрегата, атакованные с разных сторон, были захвачены солдатами с гребных судов, и только флагманский линейный корабль смог бежать. Не рассчитывая на свои силы и разуверившись в поддержке Великобритании, Швеция в 1721 году подписала с Россией мирный договор, завершивший Северную войну. После этой войны флот России был признан сильнейшим на Балтийском море, и нередко одного сообщения о его вооружении было достаточно, чтобы готовящиеся к агрессии против нашей страны государства отказывались от своих враждебных намерений.

А Наум Акимович Синявин после победоносного сражения служил в отечественном флоте долгие годы, был награжден орденом Святого Александра Невского, выполнял ответственные поручения, получил звание вице-адмирала, в Русско-турецкой войне 1735–1739 годов командовал Днепровской флотилией, привел в 1738 году построенные на Днепре военные суда в Очаков, но вскоре умер там от чумы. Ему не досталось памятника даже на могиле. Однако память о Н.А. Синявине сохранили в селе Конь-Колодезь Липецкой области, где местные энтузиасты превращают в музей флотоводца построенное им имение. 



Оставлять комментарии могут только авторизованные пользователи.

Вам необходимо Войти или Зарегистрироваться

комментарии(0)


Вы можете оставить комментарии.

Читайте также