Вчера в 16.15, после почти суточного перерыва, связанного с крушением "Боинга" авиакомпании "Татарстан", открылся аэропорт "Казань" - началась регистрация на чартерный рейс. В 18.00 "Боинг 738" со 186 пассажирами на борту, принадлежащий "Оренбургским авиалиниям", взял курс на Хургаду, а в аэропорту продолжали работать представители Следственного комитета РФ и других ведомств.

За несколько часов до того, как была расчищена от обломков взлетная полоса, дело о крушении, унесшем жизни 50 человек, было передано в Центральный аппарат СУ СКР. И информация о ходе расследования, которая до этого момента поступала плотным потоком, превратилась в жалкий ручеек.

Как сообщил "ВК" старший помощник руководителя Приволжского следственного управления на транспорте Дмитрий Захаров, к этому моменту уже была проведена выемка необходимой информации в авиакомпании "Татарстан", обнаружены "черные ящики"  и сформулированы три версии причин трагедии: техническая неисправность, ошибка персонала и плохие метеоусловия. А еще на этот момент было ясно, что из пятидесяти погибших есть шанс опознать лишь двоих без проведения длительной геномной экспертизы. Не случайно приглашенных вчера утром в Республиканское бюро Судебно-медицинской экспертизы на процедуру опознания родственников просили захватить с собой не только фотографии, но и по возможности стоматологические формулы, а попросту - карточки от стоматологов.

После того как председатель Следственного комитета Александр Бастрыкин провел в Казани оперативное совещание, в СМИ не просочилось сколь-нибудь значимых сведений. Ну не считать же всерьез таковыми информацию на официальном сайте комитета о том, что г-н Бастрыкин "дал ряд конкретных поручений о направлении расследования и установлении всех обстоятельств произошедшего".

Вчерашний день во многих учреждениях, включая кабмин, начался с минуты молчания. Но люди ждут новостей. Безусловно, в первые сутки к близким погибших еще не пришло даже полное осознание произошедшего. Как сказала вчера утром журналистам начальник отдела экстренного реагирования Центра экстренной психологической помощи МЧС России Ольга Макарова, родственники пока не задают вопросов, кто виноват, а лишь вспоминают погибших и пытаются примириться с их уходом. Зато у тех, кто с этой трагедией так близко не соприкоснулся, уже возникли ассоциации и вопросы.

"Как узнал о катастрофе, до двух часов ночи заснуть не мог. Опять минтранс ни при чем, и этот хлам летающий губит граждан России", - еле сдерживая слезы, выдохнул в телефонную трубку потерпевший по делу "Булгарии" Геннадий Игнарин. "Мои глубочайшие соболезнования... У них как всегда - "Ничего личного, только бизнес", - тут же откликнулся на эти опубликованные на сайте "ВК" слова читатель газеты. - Может быть, эта очередная трагедия приведет к  каким-либо изменениям в отношении властных структур к нашей транспортной ситуации..."

А бизнес на трагедию отреагировал оперативно и весьма красноречиво. Пресс-секретарь авиакомпании "Татарстан" Гульназ Минниханова отказалась комментировать связанные с безопасностью полетов моменты: информацию о долгах компании, из-за которых, по некоторым данным, потерпевший крушение "Боинг" не имел шансов заправиться в Казани и потому вылетел из Москвы с полными баками  (про запас), и факт выемки следствием документации. Она отвергла предположения пассажиров о неисправности самолета, которым утром в воскресенье посчастливилось все же долететь на этом "Боинге" в Москву и которые были страшно перепуганы тряской при посадке. "Думаю, они скорее всего летели другим самолетом. Ведь если посадка была такой, как они рассказывают, то об этом в Казань было бы доложено, а ничего такого не было".

Представителей авиакомпании,  обвиняющих своих клиентов, мягко говоря, в подтасовке фактов, не смутило, что рассказы в социальных сетях о страшной посадке пассажиры рейса Казань - Москва иллюстрировали фотографиями посадочных талонов. И еще: на вопрос, сколько отдыхали члены экипажа перед полетом, пресс-секретарь уверенно ответила: "Сколько положено по регламенту", но сколько именно времени занял отдых, не сказала, и понятно, почему: ранее, доказывая исправность самолета, она сообщила, что этот "Боинг" перед полетом в Москву успел в этот же день слетать в Ереван и обратно.

И только в объяснении по поводу истории с биографией гендиректора авиакомпании "Татарстан" Аксана Гиниятуллина, которая после крушения загадочным образом исчезла с ее официального сайта, а потом так же загадочно вернулась на место, все состыковалось. "На сайте произошел технический сбой, - заявила Гульназ Минниханова. - Мы об этом узнали, когда пошла обратная связь. Люди стали интересоваться, и мы все исправили".

Нежелание бизнесменов говорить о причинах и обстоятельствах трагедии понятно. Но, возможно, и у чиновников есть причины молчать. Иначе с чего бы обычно откровенный в комментариях руководитель Татарского межрегионального управления Росавиации Шавкат Умаров на телефонный звонок корреспондента "ВК" отреагировал непривычно коротко: "Ничего не буду говорить. Ни сейчас, ни позже".

Но молчать можно, пока родственники жертв катастрофы не нашли в себе сил задаться вопросом, почему она произошла. "Да, мой муж летел в этом самолете вторым пилотом! Что вы хотите?.." - кричала вчера приехавшая в морг судмедэкспертизы женщина собравшимся в ожидании новостей репортерам. Сейчас ей не до разговоров, но... Количество версий катастрофы в какой-то момент доходило до пяти, но имеющими право на существование признаны только три. А оглядываясь на опыт прошлых катастроф, можно с высокой вероятностью предположить, что останется одна - об ошибке экипажа. Когда она станет единственной, вдовы пилотов соберутся с силами и заговорят. Только есть опасность, что их мужей уже успеют сделать крайними, и все будет выглядеть гладко и доказанно - в информационном вакууме это достигается легко.

"Никто из знавших реальное положение дел в авиакомпании не летал ее бортами как минимум уже последний год", - утверждает одно из многочисленных интернет-изданий. Неправда. При таких обстоятельствах среди пассажиров смертельного рейса вряд ли оказались бы сын президента Татарстана и глава УФСБ по Татарстану. Люди знают, что прибегать к услугам многих российских авиакомпаний опасно,  но успокаивают себя тем, что в автокатастрофах гибнет гораздо больше людей, чем в авиакатастрофах, и садятся в самолет в надежде, что им повезет. Потому что им надо лететь: у одних просто нет выхода, у других есть веский повод. Ожидавший начала опознания мужчина около морга судмедэкспертизы рассказал корреспонденту "ВК", что смертельным рейсом летела сестра его жены - жила с мужем в США, недавно его похоронила и на сорок дней поехала на родину.

...На момент сдачи в печать этого номера газеты, по данным минздрава,  пять врачей судебно-биологического отдела морга  судмедэкспертизы по поручению следственных органов начали у родственников погибших, находящихся в Центре ядерной медицины, забор и упаковку образцов крови для геномной экспертизы, которая может продлиться около трех месяцев. Два относительно сохранных тела, которые, по информации МЧС, были найдены на месте крушения, до сих пор не опознаны...