0
6310
Газета Войны и Армии Печатная версия

25.12.2015 00:01:00

Талибы уже не враги

Основная угроза глобального джихада на территории СНГ идет от "Исламского государства"

Тэги: афганистан, талибы, исламское государство, иг, замир кабулов, аль каида, сергей шойгу, таджикистан, одкб, валерий герасимов


Фото Reuters

Москва кардинально меняет позицию по отношению к афганским талибам. Отныне они для РФ уже не ярые противники. Более того, в некотором смысле они становятся партнерами Москвы. «Интересы талибов в борьбе с «Исламским государством» (организация, запрещенная в РФ. – «НГ») в Афганистане совпадают с российскими», – заявил в среду спецпредставитель президента РФ по Афганистану и глава департамента МИД России Замир Кабулов.

У России с талибами «налажены связи для обмена информацией» о деятельности ИГ, собщил дипломат. «Талибы и без нашей подсказки этим занимаются, потому что чувствуют, что ИГ пытается, как «Аль-Каида» в свое время, их использовать для транснациональных целей, для халифата, для глобального джихада». Так ответил Кабулов  на вопрос, можно ли использовать талибов как союзников в борьбе с ИГ. 

Он отметил, что Россия выступает за политическое урегулирование ситуации в Афганистане: «Мы бы хотели, чтобы правительство Афганистана со своими оппонентами, пусть даже вооруженными, договаривалось без крови и выходило на приемлемые компромиссы. И для этого надо учитывать действующую резолюцию Совета Безопасности ООН».

Заметим, что еще несколько месяцев назад российское военно-политическое руководство допускало исход талибов на территорию стран Центральной Азии (ЦА). Сценарии таких событий отрабатывались на многочисленных военных учениях стран, входящих в Организацию Договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Россия значительно укрепила свою военную группировку в Киргизии и Таджикистане. И, как заявил недавно министр обороны РФ Сергей Шойгу, продолжает ее укреплять, что «существенным образом повлияет на большую стабильность в регионе». Так что же изменилось сейчас?

На самом деле изменилось немногое. Москва по-прежнему прогнозирует исход моджахедов из Афганистана на территории стран ЦА. Правда, эти люди называются теперь не талибами, а боевиками ИГ. По оценкам Генштаба России, в Афганистане их около 10 тыс. человек: 3,5 тыс. – это собственно боевики «Исламского государства», остальные – это сочувствующие джихадистам моджахеды. Как сообщил в октябре 2015 года начальник Главного разведывательного управления Генштаба (ГРУ) Вооруженных сил РФ Игорь Сергун, «о готовности к совместным с ИГ действиям уже заявили представители местных экстремистских этнических группировок – ИДУ (Исламское движение Узбекистана. – «НГ»), «Хизб ут-Тахрир», «Лашкар-и-Тайиба», «Союз исламского джихада». Но, по его оценкам, «идеология этой группировки (ИГ. – «НГ») не находит пока широкого распространения в патриархальном афганском обществе, которое традиционно на протяжении многих веков вело войны с иностранными захватчиками». По словам генерала, сражаясь друг с другом, талибы и ИГ с начала года потеряли около 900 боевиков (с обеих сторон). При этом, по данным начальника Генштаба России Валерия Герасимова, в отрядах талибов сражаются до 40 тыс. человек. А джихадистов из ИГ в Афганистане в четыре-пять раз меньше. Некоторые эксперты, знакомые с ситуацией в Афганистане, считают, что военные угрозы от боевиков ИГ из Афганистана для стран ЦА пока не существенны.

Данную точку зрения в Генштабе ВС РФ, похоже, не разделяют. Во-первых, джихадисты для привлечения на свою сторону боевиков используют в Афганистане подкуп. Пока у ИГ есть финансовые ресурсы, оно представляет угрозу в любой точке мира. В военном ведомстве РФ считают, что материальный мотив является одним из основных факторов роста численности сторонников ИГ в Афганистане. При этом значительную долю таких боевиков составляют граждане СНГ, в том числе и из России. Вероятность их появления в бывших республиках СССР под лозунгами построения халифата очень высока.

Во-вторых, боевики ИГ уже сосредоточены у южных границ СНГ. По словам Сергуна, «наибольшего успеха эмиссары ИГ достигли в восточных и северных афганских провинциях», в том числе граничащих с Туркменистаном – Фарьябе и Джаузджане. «В ближайшей перспективе руководство ИГ попытается расширить зону влияния в северном направлении и в сторону Синьцзян-Уйгурского автономного района Китая», – отмечает начальник ГРУ.

На фоне такой картины как-то очень неубедительно выглядит идея скорого начала строительства газопровода ТАПИ (Туркменистан–Афганистан–Пакистан–Индия). Почти 1200 км труб ТАПИ должно пройти по территории Афганистана. Ветеран Службы внешней разведки России Лев Корольков, хорошо знакомый с ситуацией в регионе, не верит в осуществимость TAPI: «Любой трубопровод, который проходит по такой нестабильной с точки зрения безопасности местности, очень уязвим. Будет ли работать эта труба – большой вопрос».  

Продолжение темы 


статьи по теме


Читайте также


Другие новости

Загрузка...